Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  2. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  3. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  4. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  5. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  6. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  7. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  8. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  9. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  10. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  11. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов
  12. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом


После 35 бывший продавец-консультант Максим решился сначала переехать из Минска в другую страну с женой и ребенком, потом — открыть свой небольшой бизнес. Причем сферу мужчина выбрал не из очевидных и простых — взялся за изготовление тротуарной плитки. За год он оброс клиентами и стал более решительным. Теперь уверен: даже если в его небольшом грузинском городе все выложат тротуары и дорожки во дворах плиткой, он найдет себе применение и попробует развивать что-то еще. Максим рассказал «Зеркалу», как не побоялся шагнуть в неизвестность и изменить жизнь и теперь счастлив работать на себя.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Производство тротуарной плитки. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Имя собеседника изменено в целях безопасности.

«Выполняешь план — деньги есть. Не выполняешь — денег нет. А как тебе жить, начальство не волнует»

Минчанин Максим вышел из института с дипломом переводчика, но вместо деловых встреч и переговоров в его жизнь пришла армия. После службы он вернулся на «гражданку», но с иностранными языками не складывалось, а деньги были нужны.

— Во-первых, чтобы устроиться переводчиком в те же посольства, нужны связи. Во-вторых, на эти позиции в основном берут девушек. Да и я перегорел переводческой мечтой, бросил это все — понял, что не мое, — говорит он.

После армии мужчина успел поработать в казино, но задержался в торговле — последние шесть лет он был продавцом-консультантом спортивного сетевого магазина.

— Мне тогда нужна была работа, чтобы семью обеспечивать. Поиск шел напряжно, и первый вариант, который мне подвернулся, — магазин. Я думал, это временно, а нет… Не скажу, что это работа мечты и за нее надо держаться руками и ногами. Работодатель выжимает из сотрудника все соки, ему его развитие не особо важно — главное, чтобы он план выполнял. Система мотивации у нас в сети была хорошей, но постепенно график увеличили — надо было работать по 12 часов в день. Если умеешь говорить с людьми, объяснять, особых усилий, чтобы продавать, не надо, главное — желание. Но сами понимаете, ты постоянно в контакте с людьми, к каждому нужен подход — это напряжно. Ну и эмоционально выгораешь от начальства, клиентов, одних и тех же показателей — тебе выносят мозг. Единственный плюс, который я видел в своей той работе, — коллектив. У нас были ребята с юмором, пониманием. Хотя я и не могу сказать, что моя работа была плохой. Это хороший вариант, если больше ничего нет, и отличный — для студентов.

Незадолго до того, как Максим устроился в магазин, ему исполнилось 30. К этому возрасту мужчина как раз женился, в семье появился ребенок. Тогда он получал около «500 баксов» и возвращался домой не раньше 19−23 часов. Времени на отдых, вспоминает, не было совсем.

— Курс доллара был где-то 2−2,20 рубля. Это считалось средней зарплатой. Но если ты снимаешь квартиру, есть семья, это вообще не деньги. Сами понимаете, даже ничего не отложишь. Мы тогда жили в двушке, платили за нее долларов 200 в месяц. К тому же у меня жена-иностранка, поэтому каждый наш шаг проверяла налоговая.

Не скажу, что мы жили богато. В магазине ты работаешь на начальника, зависишь от его решений. Выполняешь план — деньги есть. Не выполняешь — денег нет. А как тебе жить, начальство же не волнует. Мне в месяц удавалось откладывать по 100−200 долларов, но это потому что я старался где-то подрабатывать грузчиком по паре часов — это так, знаете, мелочи, неквалифицированный труд. Те два выходных и свободное время, что у меня были, уходили на семью и подработки. В общем, я был как белка в колесе. Это не жизнь.

«То что-то вскопаешь, то собираешь клубнику, виноград — за две недели выходила месячная белорусская зарплата»

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Reuters
Грузинский флаг на границе Грузии и Южной Осетии. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Менять работу минчанин решился спонтанно. Обычный разговор в один из типичных вечеров привел супругов к решению, что нужно переезжать в Грузию, откуда родом жена.

— Мы сидели с ней на кухне, и я чего-то такой после работы уставший, говорю: «Меня так достало все, это начальство!» Она смотрит: «Так, может, переедем ко мне? Не понравится — в Беларусь вернемся». Я согласился: «Давай попробуем. Что я теряю? Ничего. Могу найти такую же работу в магазине в Грузии». Хотя я и волновался: все-таки в Беларуси, если приспичит, и в дворники или курьеры пойти могу, а в эмиграции без языка могут даже улицу мести не взять.

Но все-таки минчанин решился и уволился из магазина. Семья собрала все накопления и в 2020 году переехала в Грузию, буквально за пару недель до того, как многие страны начали закрывать полеты из-за пандемии. Через полгода Максим получил вид на жительство. Поначалу в чужой стране тоже брался за разную работу, а потом попал к местному предпринимателю. И уже у него обучился ремеслу, которое теперь приносит доход ему самому.

— Сначала я все делал — то что-то вскопаешь, то собираешь клубнику, виноград. Получалось заработать хорошо: за две недели в сезон выходила месячная белорусская зарплата, причем не средняя, что на бумаге, а реальная, — вспоминает Максим начало жизни в Грузии. — Потом я устроился к мужчине, который занимался плиткой. Тут все, что делается руками, стоит дорого.

Я знал, как теоретически налажен процесс производства, но практики не было. Работал тяжело физически и сразу понимал, что буду уставать. Приходилось таскать цемент, песок. Это со временем научился организовывать все так, чтобы не было лишних движений, а поначалу все в разных местах оставлял и бегал как дурачок туда-сюда. Но это еще повезло, что у нас была бетономешалка, а некоторые вручную все делают…

После того как состав готов и разлит по формам, плитка сохнет, летом может даже на улице. Из важного мне нужно было знать технологию: что добавить в раствор, в каком количестве. Вот за полгода я с нуля все выучил. Тут специфических навыков, которые надо получать в институте, не нужно, главное — уметь работать руками, и со временем начинаешь видеть, какого качества цемент получаешь. Мне еще помогло, что я в школьные годы подрабатывал на стройке, что-то уже знал оттуда, плюс интернет дает много информации.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

За те полгода белорус разобрался в процессе и решил производить плитку сам. Для старта одолжил у знакомого около 5 тысяч долларов — этого хватило на аренду и закупку материалов. Пока приводил в порядок помещение, где собирался запустить свое маленькое производство, что-то делал сам, что-то помогали родственники и даже соседи. Дело быстро пошло, постепенно подтянулись клиенты.

— Это нелегкая работа, но и не очень сложная — такой, знаете, средний вариант, — рассказывает мужчина. — Бывает, нелегко перетаскать те же материалы — сам бы я не справился, поэтому у меня есть компаньон. Мне нравится, что теперь нет начальства, которое выносит мозг за выполнение плана. Тут сегодня не успел что-то — завтра доделаешь, жестких рамок нет. Знаете, года два уже я работаю в основном только до обеда, до 14 часов. Сделал все, что запланировал, и уехал по делам. Только в дни, когда совсем много работы, висят срочные заказы, я остаюсь до вечера. Если таких на неделе штук пять, конечно, работаешь, как проклятый. А так, товар у меня есть всегда, люди приезжают — забирают. Стало морально проще, тебе никто мозг не клюет, а когда ты спокоен, и работается по-другому.

Причем в рекламу мне вкладываться не приходится — работает сарафанное радио: кому-то выполнил заказ хорошо, у него сосед увидел, спросил контакты — пришел ко мне. Или мастера приехали посмотрели, попробовали мою плитку в работе — она им понравилась, и все, они уже с тобой работают, берут ее своим клиентам. Так все и устроено.

«В этом году на плитке выходило в месяц где-то 3 тысячи долларов»

Сейчас Максим зарабатывает больше, чем когда-то на позиции консультанта. При этом говорит, что сильно экономить не приходится:

— В первый год, когда еще работал на начальника, я получал почти столько же, сколько и в Беларуси. При этом тогда в Минске находился на смене 12 часов, а с плиткой был занят всего полдня, это меня радовало. Когда приехали, мы тоже не жили на широкую ногу, но и не надо было «затягивать пояса» — покупали что нужно и когда нужно.

Всех денег не заработаешь, но сейчас у меня доход, несомненно, больше. В этом году выходило в месяц где-то 3 тысячи долларов. Но надо понимать, что тут все зависит от сезона, он летом — в это время стараешься как можно больше денег накопить, чтобы хватало и на семью, и на материалы в остальное время года, потому что зимой выгодно работать на склад. Выше заработок у меня еще и потому, что сам забираю большую часть работы. Хотя уже видел людей, которые занимались этим же делом годами — по ним заметно, что на здоровье это влияет. Я понимаю, что когда-то и сам это почувствую: все-таки работаю с цементом, его микроэлементы оседают в легких. Поэтому стараюсь распределять обязанности со своим компаньоном.

​ Изображение носит иллюстративный характер. ​Фото: TUT.BY
​ Село в грузинском регионе Аджария. Изображение носит иллюстративный характер. ​Фото: TUT.BY

Максим говорит, что больше всего его радует то, что сейчас его дело и доход зависит только от него самого, он сам управляет объемами производства, разбирается с документами и отчетами. Мужчина чувствует себя уверенно и не исключает, что со временем попробует открыть бизнес и в другой сфере, а вот на родину в ближайшее время с семьей он вряд ли вернется:

— Понимаете, я в уникальной стране живу — тут люди имеют по нескольку бизнесов, на семью может быть по два-три. И они живут спокойно, не плача, что нет денег. То, что у меня получилось здесь, я бы не сделал в Беларуси, потому что у нас слишком сильно зажимают гайки. Мне тут намного лучше. Я лицензию в Доме юстиции всего за день получил, особых санитарных, пожарных норм к помещению нет. Оно есть? Есть. Проветривается? Да. Надо было только учитывать уровень шума, с этим мы разобрались. Тут полная свобода — главное, что ты платишь налоги и ничего не нарушаешь. И в отчетности все просто, не надо парить себе мозг. Доходы мои тоже выше, еда здесь у нас своя — что посадишь, то и растет, в день где-то час у меня уходит на работу на огороде. Жилье мы сейчас не снимаем — временно живем в родительском доме, пока строим свой и стараемся больше вкладывать в работы. В плане переживаний за завтра… Да, я иногда задумываюсь, что буду делать, если у меня работы не станет. Банально, в какой-то момент все выложат дорожки во дворах — и плитка больше никому не понадобиться. Всякое может случиться. Я стараюсь просто откладывать, копить финансовую подушку, а откладывать тут проще, чем в Беларуси.

Мы в прошлом году еще открыли небольшой магазин продуктовый, он пока только немного в плюс работает, но дает дополнительный заработок. При этом я читаю новости, как в Беларуси все закручивается, и не думаю, что смог бы там так же продержаться со всем этим. Помните поговорку «знал бы прикуп — жил бы в Сочи»? Если бы я знал, что все в моей жизни так сложится, давно бы, может, и 20 лет назад, бросил все и приехал в Грузию.