Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  2. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  3. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  4. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  5. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  6. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  7. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  8. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  9. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  10. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов


Семь лет назад в Беларуси прошел суд над «бандой Зайцева» — это было дело о наркотиках, обвиняемые получили до 19 лет колонии. Самого Юрия Зайцева на суде не было, а тех, кого обвинили по этому делу, он не знает и ни разу не видел. Сейчас он воюет в Украине и борется с миграционной службой — та отказывает ему в статусе беженца. «Медиазона» рассказывает историю белоруса, который попал в СИЗО в стране, в которой прятался от уголовного преследования.

Юрий Зайцев. Фото: из личного архива, "Медиазона"
Юрий Зайцев. Фото: из личного архива, «Медиазона»

Анархисты, наркошопы и побег. Беларусь

Юрию Зайцеву 32 года. В 2013-м он уехал из Беларуси, а в 2014 году Следственный комитет обвинил его в «организации регионального подразделения международной преступной организации» и объявил в международный розыск.

Минчанин в то время был активистом анархической организации и, по его словам, боролся с торговцами наркотиками.

— Был такой интернет-магазин «ЛегалМинск»: там продавали курительные смеси — спайсы. Химия страшная, люди на нее быстро «приседали», потом избавиться от привычки очень сложно. А первыми на это попадались подростки. Поэтому мы при встречах с наркокурьерами забирали спайсы, курьеры отдавали нам свои паспорта либо какой-то документ в качестве залога и обещали прекратить продажу и работу в данной сфере, — рассказывал Зайцев.

В 2015 году у родных Зайцева провели обыски, а в марте 2016 года прошел суд по делу «банды Зайцева». 11 человек получили сроки от 9 до 19 лет по статьям о незаконном обороте наркотиков (ст. 328 УК), причинении смерти по неосторожности (ст. 144 УК) и создании преступной организации (ст. 285 УК). Зайцев говорит, что никогда не знал людей, которых осудили как членов его «банды». Он считает, это уголовное дело — преследование за его деятельность.

Поместили в СИЗО, отказали в беженстве. Украина

После побега из Беларуси Зайцев жил то в Украине, то в России. В 2020 году оказался в Одессе, где его задержали и начали процедуру экстрадиции в Беларусь. Зайцева поместили в СИЗО — там белорус обратился за предоставлением ему статуса беженца в Украине. Позже заключение в изолятор заменили на домашний арест.

Сославшись на то, что в Беларуси «улучшились права и свободы человека в последние годы», миграционная служба (ГМС) Украины весной 2021 года отказала минчанину в статусе беженца. Зайцев узнал об этом только через пару месяцев: на судебном заседании о продлении домашнего ареста.

Также департамент в своем отказе предположил, что максимальное наказание, которое грозит Зайцеву в Беларуси, — 13 лет заключения. На самом деле срок больше: одна из статей, по которой его обвиняли, — незаконный оборот наркотиков, совершенный организованной группой (ч. 4 ст. 328 УК). Статья предусматривает наказание до 20 лет лишения свободы.

Ведомство посчитало, что белорусу не угрожает смертная казнь и отсутствует «серьезный вред в виде нечеловеческого и унижающего честь и достоинство отношения». В своем отказе ГМС указала, что при возвращении в Беларусь Зайцев не лишается права на «справедливый суд и привлечение адвокатов». В доказательство ГМС привела ссылку на газету «Аргументы и факты».

Одной из причин отказа стало и то, что Зайцев с 2014 по 2019 год жил в России и не попросил беженства там, а также не смог представить документальных доказательств преследования, находясь в СИЗО.

— По их словам, нахождение в следственном изоляторе не должно было быть преградой для предоставления документальных подтверждений, несмотря на семь лет с момента отъезда из Беларуси до момента подачи на беженство в стране, где нет ни друзей, ни родственников, — говорит Зайцев.

Адвокат «назащищала» на 34 тысячи долларов. Успешная апелляция

В СИЗО белорус провел семь месяцев. За это время ему пришлось продать квартиру матери в Пинске, чтобы оплатить услуги адвоката, оцененные в 34 тысячи долларов. Зайцеву удалось доказать, что адвокат не осуществляла его защиту, а нарушила закон своими действиями.

— Она вымогала деньги, обещав добиться получения статуса беженца, но получив деньги — пропала, — говорит Зайцев.

Вместе с правозащитниками он добился отстранения защитницы от адвокатской деятельности на 12 месяцев и выиграл суд по взысканию с нее денег.

В марте 2021 года белоруса выпустили под домашний арест, где он находился до начала полномасштабной войны.

Выйдя под домашний арест, Зайцев вместе с правозащитной организацией «Правое дело» обжаловал решение Департамента миграционной службы. В феврале 2022 года суд удовлетворил жалобу и постановил ведомство пересмотреть прошение Зайцева заново.

ГМС не согласилась с решением суда и подала апелляцию, но суд отклонил ее и оставил решение о пересмотре дела Зайцева в силе.

Из-под домашнего ареста ушел на фронт. Война

В первые дни войны Зайцев ушел добровольцем на фронт. 25 февраля должен был состояться суд о продлении домашнего ареста, но белоруса не пустили на заседание, на следующий день освободили, и он отправился в военкомат с GPS-браслетом на ноге.

«С браслетом было так. Уже через сутки после того, как мы прибыли в часть, я вызвался поехать на боевой выезд. Но не мог обуть армейские берцы — мешал браслет, оставшийся после ареста. А в кроссовках на боевые ехать нельзя. Ну я пошел и ножом просто срезал этот браслет. Надел берцы и поехал», — рассказывал Юрий Зайцев «Белсату».

По словам Зайцева, его взяли в ВСУ без документов: паспорта нет — только справка из ДМС о запросе предоставления статуса беженца. Оформили как украинского военнообязанного, выдали военный билет. Только в конце 2022 года белорусу удалось подписать контракт с ВСУ.

Уже на службе в армии его преследовала прокуратура, которая пыталась добиться круглосуточного домашнего ареста. В то время как белорус находился на «боевых», в Одессе проходил суд по избранию для него меры пресечения.

За хорошую службу белорус получил почетный украинский нагрудный знак «За образцовость в военной службе».

14 июля 2023 года, после нарушения сроков повторного рассмотрения запроса белоруса о предоставлении ему особого статуса со стороны ГМС Украины, отдел принудительного исполнения решений Министерства юстиции Украины обязал ГМС в десятидневный срок принять решение о предоставлении ему статуса беженства и наложил обязательство выплатить денежный взнос за невыполнение решения суда.

Отказался от странной «сделки» и получил отказ в статусе беженца. Конфликт с ГМС

Спустя шесть месяцев, положенных на пересмотр дела, миграционная служба не прислала никаких ответов Зайцеву. Белорус обратился в исполнительную службу, и та выдала лист, который обязал миграционку принять решение до 30 июля 2023-го. Служба в ответ выдвинула прошение отменить это решение.

Когда Зайцев обратился в СМИ и новость о его проблемах с легализацией разошлась, журналисты обратились к Елене Погребняк — начальнице Одесского филиала ГМС — с просьбой прокомментировать ситуацию. Юрий вместе с репортерами приехал в миграционную службу, где, по его словам, «все выглядело как откровенное издевательство и отфутболивание от одного чиновника к другому».

Ответов на вопросы Зайцев не получил, но «буквально сразу» ему позвонили из СБУ и пригласили на разговор. Но Юрию нужно было ехать на службу, в СБУ он не пошел. Через несколько дней его вызвали в ГУР: оказалось, что к ним обратилась СБУ и запросила проверку. Все проверки Зайцев прошел.

Через пару дней Юрия вызвали еще раз.

— В этот раз встреча произошла с неким сотрудником ГМС, приехавшим прямиком из Киева для заключения, как он сказал, «джентльменского соглашения», которое заключалось в абсурдном принятии отказа в предоставлении какого-либо из статусов, гарантирующих защиту, и мотивированное тем, что я — военнослужащий.

Зайцев рассказывает, что его попросили не освещать дело в СМИ, не конфликтовать с миграционной службой и «принять это молча».

— Взамен, после войны, получить статус беженца [за это].

Если же Юрий откажется и продолжит заниматься получением статуса, ему «пообещали» найти ошибку в контракте, признать его недействительным и «создать ряд проблем в жизни». Зайцев отказался от «соглашения» и на следующий день узнал, что миграционная служба отказала ему в предоставлении дополнительной защиты либо статуса беженца. Документ об отказе был выдан задним числом — 20 июля.

Юрий намерен подавать в суд на миграционную службу.

Экстрадиция даже при таком решении ему не грозит: в декабре 2022 года Украина разорвала соглашение с Беларусью о сотрудничестве МВД.