Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  2. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  3. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  4. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  5. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  6. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  7. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  8. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  9. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  10. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  11. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  12. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
Чытаць па-беларуску


28 августа политический обозреватель и экс-руководитель президентского пула ОНТ Дмитрий Семченко отмечает 40-летие. Свой юбилей журналист встретил в ивацевичской колонии №22, где отбывает трехлетний срок. В день рождения Дмитрия его друзья Наталья и Михаил Максимовы, работавшие с ним на телевидении, и другие бывшие коллеги вспомнили для Белорусской ассоциации журналистов неизвестные факты из жизни Семченко.

Дмитрий Семченко. Фото: Белорусская ассоциация журналистов
Дмитрий Семченко. Фото: Белорусская ассоциация журналистов

3 года лишения свободы — так власти отреагировали на то, что в августе 2020 года Дмитрий публично осудил беспрецедентную жестокость силовиков и в знак протеста ушел с телеканала. Бывшему победителю профессионального конкурса «Телевершина», обладателю престижных премий среди государственных медиа измену не простили: его несколько раз сажали за решетку по административным статьям, пока не возбудили уголовное дело якобы за разжигание социальной розни (ч. 1 ст. 130 УК).

Из любимчика госТВ Семченко стремительно превратился в «экстремиста» и «террориста»: в июне 2023 года МВД и КГБ включили его в свои списки. Его апелляцию на приговор ​​Верховный суд оставил без изменений. Правозащитное сообщество признало журналиста политическим заключенным.

Карьера в ОНТ — результат многолетнего труда

Дмитрий Семченко более десяти лет проработал на телеканале ОНТ: сначала специальным корреспондентом, а затем политическим обозревателем.

Он родом из Могилева и мечтал стать историком. Но получил образование инженера и через кастинг попал на могилевское телевидение, где вел передачу на белорусском языке о технологиях в энергетике. Благодаря этому Семченко заметили в столице, пригласили на ОНТ.

— Он много работал, заслужил авторитет. И работу свою любил, и сюжеты делал такие, какие сейчас никогда не покажут по телевидению. Даже за тему «Матерей-328» брался (движение объединяет белорусских родителей, чьи дети осуждены по статье 328 УК за незаконный оборот наркотиков. — Прим. БАЖ), — рассказывает Наталья Максимова. — И его сюжеты реально помогали решать проблемы: люди благодарили его и сейчас пишут, поддерживают его в тюрьме. Поэтому назначение Димы в президентский пул — закономерный рост.

Президентский пул — профессиональная смерть журналиста

— Но в нашем обществе ассоциация, что если ты в пуле, то сразу работаешь на Лукашенко. Однако работники МАЗа делают то же самое: платят налоги в бюджет и поддерживают экономику диктатора, — берет слово Михаил Максимов. — Нужно понимать, как устроено белорусское телевидение. Ты делаешь сюжеты, что-то получается, тебя начинают нахваливать и постепенно вводят в уши, что со временем ты сможешь работать в пуле с президентом, что это очень почетно. А когда ты там оказываешься, понимаешь, что попал в профессиональную ловушку.

Потому что многие тексты читаются и одобряются сверху. И все сюжеты сводились к одному: какая Беларусь сильная и крутая, и все это благодаря президенту, как белорусам с ним повезло. Вот и все, других вариаций [Наталья] Эйсмонт (пресс-секретарь Александра Лукашенко. — Прим. ред.) не допускала.

Плюс работала и самоцензура. На самом деле пул для журналиста — это профессиональная смерть. Специалист там никак не развивается, делает одно и то же по кругу, как зомби. Честно говоря, на телевидении были адекватные журналисты, которые старались работать для людей, а не только такие, как Азаренки, Кряквины, Пустовые и Гладкие. Но после избирательной кампании 2020 года руководство канала открыто заявило: «Плевать, что скажут. У нас теперь один зритель, работаем на него», имея в виду Лукашенко.

Михаил рассказал интересную вещь об отношении сотрудников гостелевидения к своей работе:

— Все сюжеты про Лукашенко, Палату представителей, Совет министров между собой называли выс…рами. И никто не возмущался, даже сам автор, когда кто-то из операторов, редакторов, случайных коллег такое говорил. Наоборот, смеялись. Наиболее талантливых, особенно амбициозную молодежь, подталкивали к пропагандистским сюжетам. И постепенно на многие вещи человек начинает закрывать глаза. Время проходит, оглядывается, что натворил.

А куда деваться? Уволиться и на БT?

— Так туда не возьмут, потому что сразу выдадут волчий билет. Кроме того, бесконечно, на каждой планерке сотрудникам говорили: вы никому не нужны, вы говно, если уволитесь, то никуда не устроитесь. И многие продолжали работать, как жвачку тянули. А Дима молодец, что уволился. Почти все из его пула тогда затаились, ждали, чем все закончится, — вспоминает события 2020 года Михаил. — Потом некоторых, кто остался на ОНТ и не поддержал забастовку, руководство поблагодарило: дало квартиры в Мачулищах и Чижовке, льготные кредиты.

Дмитрий Семченко. Скриншот видео ОНТ
Дмитрий Семченко. Скриншот видео ОНТ

Поддержал предложение сделать прямой эфир с Окрестина

— Дима был очень образованным, начитанным. Любил рассказывать факты из истории Беларуси. Было интересно его слушать, — говорит Наталья. — Помню случай: еще до начала избирательной кампании 2020 года мы в ньюс-руме, где было много журналистов, обсуждали национальную идею, которая могла бы объединить белорусов, восточных и западных, помочь им осознать себя единым народом. И Дима нарисовал на доске бело-красно-белый флаг, но вместо красной ленты — орнамент. Мы поняли: это то, что нужно! То есть объединяющий символ был найден задолго до событий 9 августа.

10 августа Наталья Максимова предложила Диме сделать совместный прямой эфир с Окрестина и рассказать, что там на самом деле происходит.

— А это общая работа: помимо ведущего, нужны оператор и люди в студии, которые будут принимать сигнал.

Я еще не до конца понимала, насколько могу доверять Семченко, ведь он в пуле. А там все друг другу не доверяют, потому что каждый боится, что его предадут. А кто на самом деле что думает, не всегда понятно.

Но Дима согласился: «Да, Наташа, я с тобой, сделаю все, что от меня зависит». К сожалению, 10 августа руководство решило не давать никаких прямых эфиров: испугалось, что правда попадет на телевидение. Из того случая я знала: этому человеку можно доверять, он из наших, — подчеркивает Наталья.

По словам друзей, Дмитрий гордился тем, что он белорус, и был фанатично настроен насчет независимости республики. Однако искренне верил, что Лукашенко помогает Беларуси оставаться суверенной, что именно он удерживает ее от поглощения Российской Федерацией.

— На ОНТ были сотрудники, тот же Вячеслав Бондаренко, который говорил «Белоруссия» и что мы — это часть РФ. Так с такими персонажами Семченко перестал общаться и не протягивал им руку, чтобы поздороваться. И делал это абсолютно демонстративно, показывая свое презрение, — приводит пример Михаил Максимов. — В России его называли русофобом за критику Жириновского и Медведева.

Марков расценил его уход как личное предательство

Бывшие коллеги рассказывают, что, когда Семченко пришел в руководство подписывать заявление об увольнении, в кабинете два часа стоял дикий рев: «Ты мерзавец! Не смей увольняться! А что подумают другие?!»

— У них был шок. [Руководитель ОНТ Марат] Марков расценил уход Димы как предательство, причем личное предательство. Но после того, что произошло в ночь с 9 на 10 августа, Семченко не смог остаться в ОНТ. Он считал, что тогда он предаст народ, что продолжать там работать будет преступлением. И никакие предложенные пряники не могли его остановить. И огромное количество людей думало так же. Ведь вместе с Семченко в те дни уволились 70 человек! Это очень много, если учесть, что в штате ОНТ всего 300 сотрудников. И это не уборщики, не технический персонал, а ведущие, журналисты. Из-за этого в последующие дни на телеканале полностью легла утренняя трансляция, сутками крутили «Ералаш» и какие-то архивные съемки.

Большинство тех, кто тогда добровольно ушел с ОНТ, не афишировали свой поступок. Были уволены и те, кто участвовал в забастовке. Потом их всех преследовали, вызывали в Следственный комитет. Все бывшие сотрудники ОНТ были вынуждены уехать за границу.

Увольнение Семченко вызвало огромный резонанс не только на ОНТ

Уход Дмитрия вызвал огромный резонанс не только на ОНТ, но и на БТ и СТВ. Вот как описывает те события другой свидетель — бывший корреспондент госТВ:

— Был большой кипиш! Все судорожно обновляли новостную ленту TUT.BY, чтобы узнать хоть какую-то свежую информацию. У кого были знакомые на ОНТ — звонили коллегам в надежде услышать опровержение. На БТ все были в растерянности: время смуты и недоверия. Сотрудники между собой мало общались: «А вдруг он не тех взглядов?», «А вдруг он расскажет…» Трехдневное молчание государственных СМИ только нагнетало ситуацию.

И вот на фоне разброда на БТ появляется новость об увольнении Дмитрия. На следующий день начали заскакивать в последний вагон петиции в Мининформ от сотрудников госСМИ.

В последующие 7 дней люди отказывались от работы или повально шли в отпуска, чтобы переждать «у моря погоды».

— Операторы готовились к забастовке и в своем кабинете дружно смотрели эфиры «Белсата» с протестов. И именно в это время начали вылезать такие, как Ксения Лебедева и Мария Петрашко на БТ, Тур — на ОНТ, Азаренок — на СТВ.

Дмитрий Семченко, 2020 год. Фото: TUT.BY

Принципиально оставался в Беларуси

Все время после ухода с ОНТ Семченко получал сигналы об опасности своего положения в Беларуси. Но он упорно не хотел эмигрировать.

— В середине 2021 года мы с мужем решили срочно уезжать, потому что ГУБОПиК уже слал угрозы, сюжеты про нас делал. Спрашивали Диму: «Ты же понимаешь, что не стоит вопрос, придут за тобой или нет. Вопрос: когда?» И, даже когда были уже в Германии, в относительной безопасности, уговаривали: «Беги с семьей. Здесь прекрасная белорусская диаспора, она поможет». Но он все равно отказывался, говорил: «А кто останется, если я уеду?» И что это будет измена Беларуси. Жена его во всем поддерживала, — отмечает Наталья. — Он очень сильный духом человек. И всем сердцем верит, что сидит за правое дело. Я знаю, как ему сейчас там тяжело. Но он проходит через этот ад достойно.

Главная ценность для Семченко — семья и дети

Мало кто знает, но, несмотря на достаточно влиятельную публичную должность, Дмитрий — очень домашний человек. С работы всегда спешил домой, к любимой жене Юлии и 7-летнему сыну. Стремился отдыхать только вместе с ними. Верный муж и замечательный отец, очень надежный и принципиальный, как свидетельствуют друзья. Семья и дети для него — главная ценность. Кстати, в июле была девятая годовщина свадьбы Семченко. По этому поводу Юлия написала в соцсетях пронзительные строки:

«Аднойчы, калі мне было 18, Бог прынёс мне на далонях каханне. Ды не проста сапраўднае, а такое, аб якім я заўсёды марыла і верыла, што будзе. Дзе ўзаемапавага, безумоўны давер, шчырасць у кожнай размове, дзе няма „мужчынскіх або жаночых“ справаў, дзе агульны і асабісты рост і развіццё. <…> Аднойчы, роўна 9 гадоў таму, мы далі гэтае абяцанне адно адному і трымаем яго дагэтуль. Дзе б ні былі, мы ідзем гэты шлях разам. Балючы, цяжкі, камяністы, з нечаканымі заваротамі, маланкай, дажджом і градам, але ідзем».

Они познакомились в соцсетях. Друзья рассказывают, что Дмитрий любил вспоминать их первую встречу: как он спросил Юлию, верит ли она в любовь, и как тогда понравился ее ответ. Поначалу они не воспринимали друг друга всерьез, а потом как накрыло!.. Юлии тогда было 18, Дмитрию — 28. Для обоих это первый брак.

Близкие к паре люди говорят, что свою любовь к истории Беларуси и белорусскому языку Семченко привил жене. Вместе они любили гулять по интересным местам. В такие моменты Дмитрий превращался во вдохновенного рассказчика: сыпал знаниями и интересными фактами. И особенно восхищался родным Могилевом.

Дмитрий Семченко во время освобождения из тюрьмы в Жодино после отбывания административного ареста. 25 сентября 2020 года. Фото: TUT.BY

Поэтический талант

Поэтические способности Дмитрия раскрылись давно. Но именно за решеткой, во время испытаний, родилось много прекрасных и полных боли произведений. И все они написаны на белорусском языке. Стихотворение, посвященное родному языку, широко разошлось в соцсетях.

Прабач нам, Мова Родная!

Як шчанюкі бязродныя,

Мы здрадзілі табе.

Мы моўчкі назіралі,

Як маці забівалі,

Казалі, што іх дзьве.

Прабач, што не крычалі,

Як школы зачынялі,

Крыўляліся з цябе.

А мы не разумелі,

Якое цуда мелі.

Засталіся ў журбе.

Мы сэрца прадавалі,

Народны код гублялi,

Боль — каранi iрваць.

Нас проста раз’ядналі.

Нас і людзьмі ня звалі,

Каб статкам кіраваць…

Але ж ня выйшла гэта!

Прачнуліся мы летам,

І зразумелі раптам: мы народ.

Не сонцам мы сагрэты,

На ўсіх адна ёсць мэта —

Краіны мары ўбачыць узыход.

Палохаюць нас мовай,

Каб зноў трымаць ў палоне,

Каб зноў мільёны раз’яднаць.

Крычаць: «Заставят вас учиться!

Она нигде не пригодится.

Она вообще не ваша мать».

Прабач ім, Мова Родная,

Але мы станем годныя,

Навучым размаўляць сваіх дзяцей.

У свеце мовы розныя,

Іх ведаць — плюс для розуму,

Але свая павінна быць радней!

Внимание, которое придает смысл

В одном из писем на свободу Дмитрий написал: «Приятно внимание, которое придает смысл моим действиям и нынешнему существованию здесь. Пройдет какое-то время (надеюсь, скоро), и в одном из знаковых мест обязательно сделают памятник в виде ангела с открыткой в ​​одной руке и посылкой в ​​другой. Понятно, кому он будет посвящен».

Написать Семченко можно по адресу: ИК № 22, 225 295, Брестская область, г. Ивацевичи, ст. Доманово, а/я 20. Семченко Дмитрию Викторовичу.