Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  2. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  3. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  4. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  5. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  6. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  7. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  8. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  9. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  10. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  11. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  12. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  13. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  14. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  15. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа


Тысячи белорусов в последние три года против своей воли лишились работы из-за своей позиции и политики, в некоторых организациях сотрудников увольняли даже десятками. Но многие, наоборот, продолжают оставаться на месте, хотя терпеть его не могут. Кого-то не устраивает зарплата, кого-то коллектив или обязанности, которые приходится выполнять, злой начальник, но найти себе что-то новое и комфортное они не решаются. «Зеркало» спросило практикующего психолога, почему люди годами не бросают нелюбимую работу, несмотря на дискомфорт и порой даже страдания, и как решиться это сделать.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pavel Danilyuk, Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pavel Danilyuk, Pexels.com

«Такая белорусская история про стабильность: „Пусть так, абы не было хуже“»

Практикующий белорусский психолог-консультант и гештальт-терапевт Наталья Скибская отмечает, что смена работы — серьезное изменение в жизни и связанный с этим стресс. И именно страх изменений (у некоторых людей он сильнее, чем у других) не дает решиться уйти. По словам психолога, этот страх может проявляться в разных сферах жизни — и в отношениях, и в быту.

— Если вы очень не любите свою работу, с нее нужно уходить. Как и от нелюбимого человека или того, кто причиняет вам боль. Уходить либо менять что-то внутри, — говорит специалист. — Да, во взрослой жизни есть много «надо», но это не должно сопровождаться страданиями. К сожалению, у многих есть опыт, нужно было вынужденно терпеть — плохое отношение родителей, плохое отношение в школе и так далее. Это перетекает во взрослую жизнь, когда, казалось бы, человек уже имеет больше свободы выбора и может сам всем распоряжаться. Им управляют автоматизмы, заложенные за первые, грубо говоря, 20 лет жизни. Но мы имеем право отказываться от того, что нам не подходит. Не есть то, что не нравится, менять надоевшие обои в квартире, не носить неудобную обувь.

При этом перемены сами по себе пугают человека. Уход с предыдущей работы — это маленькая смерть и начало новой жизни. У человека может не быть ощущения, что он справится с этими переменами и напряжением, которое они вызовут. Потому что поиск новой работы — это напряжение, как и вход в нее: в любом случае нужно знакомиться, адаптироваться. И вот как раз на эти процессы может не быть ресурсов: «Я не чувствую, что меня поддержат, что я смогу. Я не верю в свои силы или просто у меня их нет, нет энергии».

Психолог отмечает, что многие выбирают оставаться на старой работе, где их не устраивает начальство, коллектив или зарплата, где их могут ждать постоянные проблемы и конфликты, потому что это для них привычно и знакомо, а главное — предсказуемо. А значит, воспринимается более безопасно, чем что-то новое, от чего еще не известно, что ожидать.

— Если человека постоянно достает его начальник, тут даже сказать «знаете, мне не нравится, когда со мной так разговаривают» — уже проблема, ведь, чтобы это сделать, нужно поверить, что это может что-то изменить, нужна готовность рискнуть. У людей в представлении есть вера в то, что будет точно хуже, сложнее, а не в то, что что-то поменяется к лучшему. В некотором смысле такая стратегия — защита себя от разочарований, — говорит Скибская. — Можно думать: «Я привык к тому, что со мной плохо обращаются. Знаю, что будут орать или унижать, оскорблять, но это понятно и предсказуемо». Но в этом для человека нет ничего нового, а вот попробовать что-то изменить — страшно. В этом такая белорусская история про стабильность: «Пусть так, абы не было хуже». На новой работе точно нужно изучать новых людей, порядки, систему, пытаться как-то в нее встроиться, а ты уже где-то как-то встроен. По этой же причине люди часто не меняют жилье, партнеров, даже носят одни и те же ботинки: «Может, и неудобные, но я к ним привык. Куплю новые — натрут мозоли».

«Мы очень боимся рисковать. Многие даже колбасу берут одну и ту же»

Почему же многие так боятся чего-то нового? Наталья отмечает, что это может быть связано с негативным опытом в прошлом, когда начинания и любопытство были другими восприняты плохо, желания — заблокированы:

— Приведу пример с ребенком, он говорит: «Я хочу пойти учиться рисовать». А родители в ответ: «Вот кому это надо, зачем?» То есть его идеи, движение к чему-то новому не были поддержаны. Или же он пошел, попробовал, но ему не понравилось — и тут уже по-другому «ковыряют»: «Мы тут потратились, и к чему это привело?» Пусть даже не говорят о деньгах, но упрекают: «Ты лузер, у тебя ничего не получается». Выходит, что стремление что-то попробовать, притягательность эффекта новизны у ребенка уничтожены. И ему в итоге стало плохо, хотя пробовать — это, наоборот, нормально и даже классно.

В результате многие люди даже колбасу боятся покупать новую и постоянно берут одну и ту же: «Зато сюрприза не будет». Мы очень боимся рисковать. Хотя, знаете, в неизвестности могут ждать неприятности, а могут и интересные открытия. Но люди сами себя пугают негативными прогнозами. Если кто-то боится ходить в лес, например, он обычно себе даже не говорит: «Боюсь, что меня медведь сожрет или волки». Он просто боится. То есть непонятно чего. Могла быть ведь и другая история: «Вдруг там будет что-то классное, пойду-ка я посмотрю!» Но человек себе на каком-то уровне внутри проговаривает, что будет плохо, неприятно или больно.

Пустой офис. Фото: Radowan Nakif Rehan, Unsplash. Использовано в качестве иллюстрации
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Radowan Nakif Rehan, Unsplash

При этом специалист подчеркивает: продолжая ходить на нелюбимую работу из года в год, люди только подкрепляют свои страхи и убеждения, что достижения «возможны лишь через тяжкий труд» и все нужно «выстрадать». Так они еще больше теряют веру в то, что может быть по-другому.

— Чаще всего подводит сломанный механизм анализа и синтеза. Как мы смотрим в будущее? У нас есть свой опыт, на основании него мы делаем выводы, строим прогнозы, — отмечает специалист. — Мы это даже не проговариваем — просто у нас так работает мозг. И мы в голове в виде убеждений, каких-то схем и механизмов выстраиваем стратегию поведения, затем часто эти убеждения, к сожалению, распространяем тотально, на все.

Например, мужчина чувствует себя неуверенно, у него нет богатств, каких-то заводов-пароходов и так далее. Он вступает в отношения, и они из-за его неуверенности, неспособности строить коммуникацию у него не складываются. Но он не может признаться себе, что делает что-то не так, и транслирует идею, что все женщины — корыстные, им нужны только деньги. Хотя понятно, что история не про него. Видно, что он не ездит на «Кайене», с него нечего взять, и, если женщина вступает с ним в отношения, дело не в деньгах. Но он любую историю подгоняет под этот шаблон, подкрепляя свои убеждения, которые могут быть абсолютно ложными. Возможно, когда-то они были для него спасительными — например, в первой влюбленности оказалось сложно признаться, что он сделал ошибку, и нужно было придумать какое-то оправдание. Вот он сформировал такую идею и несет ее по жизни как флаг. Так бывает. Людям очень сложно быть честными с собой: это страшно.

«Начните делать что-то в быту. Есть шутка, когда женщина по-другому постриглась и покрасила волосы, это опасно — значит, изменения уже грядут»

По словам Натальи, недовольство от нелюбимой работы будет копиться и может выливаться в конфликты с семьей, ведь дома человек чаще может себе позволить проявить эмоции. А с каждым годом решиться на уход в другую компанию или на другое предприятие будет лишь сложнее.

— Дело в нейронных связях. Например, построили новый дом. Пока дорожку не проложили, люди ходят по прямой и вытаптывают тропинку сами, — рассказывает психолог. —  Потом строители кладут плитку в другом месте, но все по-прежнему идут по привычному маршруту. И даже если забор поставить, какое-то время люди будут его обходить, но как только забор уберется или его кто-то сломает, снова пойдут по этой же тропе. Так устроен наш мозг. Это очень энергозатратный орган, он тратит на обслуживание тела много сил и стремится максимально экономить энергию, все переводить в автоматизмы.

Чем чаще мы делаем одно и то же, чем глубже нейронные дорожки прожигаем, тем более мы становимся похожими на роботов. Все идет по программе. Хочешь быть живым, чувствовать удовольствие от жизни — делай иногда что-то новое, даже элементарно поехать на работу другой дорогой — уже изменения, понимаете?

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Фотограф: Yan Krukau, Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Фотограф: Yan Krukau, Pexels.com

От многих людей, кто уже поменял работу, часто слышишь фразу: «Я жалею только о том, что не сделал этого раньше». Так как же решиться и сделать шаг в сторону изменений?

— Просто начните делать что-то новое в быту. Например, если каждый день пьете кофе, попробуйте чай, ходите всегда в костюме — смените наряд, — предлагает собеседница. — Женщины часто меняют прическу. Есть шутка, что, если женщина совсем по-другому постриглась и покрасила волосы, это опасно, значит, изменения уже грядут (смеется). То есть мы можем эти изменения закладывать сами, просто делая что-то другое. Можно начать рассылать резюме и смотреть, как вам это. Постепенно готовить себя к смене работы, тем более что это не происходит по щелчку. Это всегда процесс.

Если вы боитесь, что вас никуда не возьмут, нужно пойти и проверить. Начните ходить на собеседования, не бросая нынешнюю работу. Все наши убеждения требуют сверки с реальностью: «Вот я считаю, что будет так!» Ну, может, да, а может, и нет. Все нужно проверять. Нужно пробовать.

По словам Натальи Скибской, чтобы наконец сменить работу, не существует других способов, кроме как начать что-то делать. Единственный путь, когда не придется действовать самому, — дожидаться увольнения или каких-то обстоятельств, но стоит ли тратить на это ожидание свою жизнь?

— Можно долго внутри себя вести диалоги, заниматься ментальной жвачкой, но все равно все упирается в действие, — говорит специалист. — Даже если я прихожу к начальнику и говорю: «Знаете, мне не нравится отношение, у нас тут, по-моему, абсолютно нерабочая обстановка» — я уже что-то сделала, пришла и сказала. Поэтому хотите менять — меняйте. Просто начинайте делать и избавьтесь от ожиданий и осуждения себя. Не тираньте себя, а подойдите к этому периоду как к сложному, как к периоду трансформаций, и хотя бы сами себя поддержите. «Когда буду искать работу, не стану себя ругать, какая я балда, что не учила английский, что-то не знаю, на собеседовании затупила» и так далее. Нужно с самозаботой и пониманием, насколько это возможно, проходить этот этап. Хорошо, если рядом с вами будут люди, на которых вы можете положиться. В семье можно договориться с партнером: «На какой период я, пока буду искать место, могу полагаться на тебя? Прошу тебя в это время не кричать, что я лежу на диване и ничего не делаю. Мне нужна твоя поддержка, а не осуждение».

На работе мы проводим очень много времени, и если она нам очень не нравится, конечно же, нужно ее менять. Страшнее всю жизнь ходить на нелюбимую работу, потом оглянуться и сказать «зачем?». Иногда советуют спрашивать себя, о чем ты будешь жалеть на смертном одре. Мы не знаем этого, правда. Но очень грустно, когда люди проживают свою жизнь с токсичными друзьями, партнерами, с работой, которая не приносила удовлетворение. Каждый из нас может попробовать жизнь сделать лучше. Особенно если вам плохо. Вы ничего не теряете — уже и так плохо. Но когда вы пытаетесь что-то изменить, у вас появляется шанс на лучшее.