Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Путин сегодня неожиданно приедет в Минск на переговоры с Лукашенко
  2. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  3. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  4. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  5. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  6. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  7. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  8. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  9. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  10. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  11. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  12. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  13. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  14. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  15. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  16. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  17. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  18. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили


С детства у Максима (имя героя изменено) была мечта — большая семья. После двадцати понял — желание иметь много детей не обязательно должно быть завязано на одной девушке. Это привело его к тому, что он стал донором спермы. С тех пор прошло около шести лет. За это время мужчина успел не раз стать биологическим отцом. Правда, из-за «предубеждений со стороны других» число рожденных при его участии малышей просит не указывать. «Большое количество людей считает, если у человека много детей, значит, с ним что-то не в порядке», — делится мнением собеседник. Максим понимает, узнав про донорскую часть его жизни, многие скорее осудят, чем поддержат, но, говорит, со своего пути сворачивать не собирается. Почему и зачем ему все это, он рассказал блогу «Люди», а мы перепечатываем этот текст.

Фото: pixabay.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Как я понимаю, главные требования у женщин к мужчинам-донорам — внешний вид, здоровье»

В нашей стране женщины (или пары), которые решили стать мамами (родителями) с помощью донора, могут обратиться к медикам. В Минске есть даже свой банк донорских половых клеток. Однако некоторые выбирают другой путь и ищут биологических отцов будущим детям на специальных сайтах. Например, таком или таком. Здесь есть анкеты людей из разных стран, в том числе и из Беларуси.

Регистрируемся — и тут же начинаем получать сообщения-предложения от мужчин, которые не стесняются написать первыми. Некоторые из возможных кандидатов готовы не только помочь с зачатием (искусственно или естественно), но даже приехать или прилететь ради этого в нужную точку мира. Максиму, с которым мы знакомимся на сайте, в такое путешествие отправляться не требуется, он сам из Беларуси. К делу, судя по всему, относится серьезно и уже в начале переписки высылает свежие результаты своих медицинских анализов, а также фото. На снимках — симпатичный молодой мужчина. С хорошим, как он пишет в анкете, здоровьем и генами.

На интервью мужчина соглашается не так быстро, как на возможность стать биологическим отцом, но через пару дней все-таки дает добро. О себе рассказывает, что ведет здоровый образ жизни: не пьет, не курит, занимается спортом. Есть свое дело, поэтому на сайте он не ради денег, а «за идею». Из личного: Максим живет с любимой девушкой, у них трое детей.

— Маленьким мечтал, что когда-нибудь у меня будет жена, много детей, частный дом. В общем, как и все. Позже мое мировоззрение поменялось, — вспоминает Максим, как приходил к мысли о донорстве. — Решил не ждать счастливого случая, ведь как много людей, у которых в личной жизни ничего не вышло. Подумал, пока молодой, здоровый и хочу детей, не буду себя останавливать. Понял, в этом мире есть женщины, которые очень хотят стать мамами и нуждаются в мужчине. Я могу им помочь, а значит, все будут в плюсе — и я, и они.

Говорит, стал думать, где таких найти. Пришел к тому, что идеальное место — интернет. Искал подходящий сайт. Получилось, зарегистрировался. Первая женщина, с которой у Максима завязалась обстоятельная переписка, была из Украины. Примерно через месяц она пригласила мужчину к себе. За помощь предложила оплатить билеты и неделю проживания в чужом городе. Он согласился. Это, говорит, было искусственное зачатие в домашних условиях. В ответ на вопрос: «А как такое возможно?» Максим тут же направляет в гугл. Там действительно хватает статей на эту тему.

— До встречи у нас была самая обычная переписка. Она просила рассказать о себе. Выслал ей фото и справки с результатами анализов на инфекции, передающиеся половым путем, ВИЧ, сифилис и гепатит С. Такой список определил для себя сам, с тех пор прохожу эти исследования примерно раз в три месяца. Считаю, это моя ответственность как биологического отца, — объясняет Максим и добавляет, что при необходимости готов предоставить и другие справки. — Как я понимаю, главные требования у женщин к мужчинам-донорам — внешний вид, здоровье и, конечно, как и в жизни, важна симпатия. Когда она есть, люди двигаются дальше. Здесь то же самое.

У самого мужчины особых требований к будущим мамам нет. Говорит, если женщина осознанно решает завести ребенка, значит, малыш для нее желанный, она будет его любить.

— Во время общения я тоже понимаю, что за человек передо мной, — продолжает собеседник и отмечает, возраст или, предположим, место работы женщины ему не важны. — Ну, а как? Я что должен сказать ей: «Вот послушай, у тебя такая профессия. Я отказываю тебе в счастье материнства»? Нет, конечно. Это кощунство.

И все же случаи, когда Максим говорил «нет», были. Это, по его словам, касалось дам, «которые регистрировались на сайте, только чтобы заняться сексом».

— Они знают, тут есть мужчины, которые готовы помочь зачать искусственным и естественным путем, а значит, они охотнее соглашаются на встречу. Эти женщины не спрашивают справок и готовы на секс без презерватива, — описывает некоторых пользовательниц сайтов Максим. — Таким я не просто пишу: «Я не хочу», а предлагаю искусственный способ оплодотворения. Это как проверка, ведь если человек действительно хочет зачать ребенка, он не думает о том, как получить удовольствие.

«Среди тех, кто сразу предпочитает не поддерживать никаких контактов, — в основном супружеские пары либо семьи, где уже есть маленькие дети»

Вернемся к поездке в Украину. Еще до того как Максим туда отправился, изучил, что такое искусственное зачатие в домашних условиях, так что волнения по этому поводу не было. Страха, что его обманут, тоже.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Paul Hanaoka, Unsplash.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Paul Hanaoka, Unsplash.com

— Да и какие неприятности могут быть? Я же парень, а не девушка, — удивляется он. — И в целом, я не являюсь кем-то, кто из чувства опасения будет себя в чем-то ограничивать.

Украинке было около тридцати. С ней они встречались несколько дней во время благоприятного периода ее цикла. Через месяц она сообщила: «Все получилось», а через девять — родила сына. На вопрос, почему она решила забеременеть именно таким способом, Максим отвечает так:

— Потому что ей было уже около тридцати, у нее не было пары, а она хотела ребенка. На самом деле это абсолютно правильно. Знаете, как иногда случается, что женщине 35, а она уже все. Она уже не может иметь детей по состоянию здоровья. Я считаю, девушки, которые планируют материнство, должны это сделать до того момента, когда настанет пограничная ситуация. А мужчина… Его можно встретить позже. Если они оба полюбят друг друга, то ребенок никак не станет помехой.

Узнав о рождении ребенка, вспоминает Максим, он был рад. Говорит, всегда ощущает что-то хорошее, получая такие новости.

— Понятное дело, эмоции тут не настолько яркие, как от рождения своих детей, но все равно. Все-таки я их биологический отец, — делится переживаниями собеседник и говорит, что за будущее этих девочек и мальчиков он спокоен. — Общаясь с их мамами, вижу — это хорошие женщины. А детям что важно? Важно расти в обстановке, где они любимы. Пусть даже человек, который их любит, всего один. Когда ребенок подрастет, и, допустим, у него появится желание познакомиться со мной, я со своей стороны не буду против. Пока такого не случалось: дети, которых я помогал зачать, еще маленькие.

С первым биологическим сыном Максим никогда не виделся. Одна из причин — расстояние. Из-за сотен километров, рассуждает, а еще из-за того, что люди живут в мире своих проблем и интересов, общение между ним и мамами детей со временем сходит на нет. На данный момент он на связи только с двумя такими женщинами.

— Среди тех, кто сразу предпочитает не поддерживать никаких контактов, в основном, супружеские пары либо семьи, где уже есть маленькие дети. Они не хотят портить свою идиллию, — рассуждает Максим и подчеркивает, это лишь его опыт. — К ситуации, что после зачатия я оказываюсь не нужен, отношусь спокойно. Ведь что лучше: когда человек получает шанс родиться и счастливо прожить жизнь, но ничего обо мне не знать, либо чтобы его вообще не было? Я, безусловно, выбираю первое. А то, что мы с ним не знаем друг друга, это не столь важно.

«Когда приезжаю к женщине, проблем с тем, чтобы настроиться, у меня тоже нет»

По словам Максима, на сайте по поиску доноров он получает много сообщений. В основном, говорит, обращаются одинокие женщины, реже пары, которые сами не могут завести ребенка. Причем, это люди не только из Беларуси, но и из Украины, России, США, Германии, Франции, Израиля. Такие женщины приглашают его к себе или приезжают сами. Стоимость поездки часто оплачивает дама, хотя порой, когда девушка не тянет, белорус не против разделить все 50 на 50.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Ron Lach, pexels.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Ron Lach, pexels.com

— Если вижу, что будущая мама здорова, и понимаю, все скорее всего получится с одной попытки, — объясняет он условия такой поездки.

Забеременеть женщинам Максим помогает искусственным и естественным путем. Говорит, что предпочитает первый способ, но право выбора оставляет за женщиной. В случае второго желательно, чтобы была взаимная симпатия.

— Искусственный способ для меня более безопасный. Я не рискую своим здоровьем, ведь вдруг женщина предоставила мне справки, которые напечатала на домашнем принтере, — отмечает он. — Что же касается эффективности зачатия, то, по моему чутью, хоть опыт у меня тут небольшой, естественный способ лучше. Он, как мне кажется, запускает какие-то дополнительные процессы в организме женщины и мужчины.

Про «историю с клиниками», где мужчина сдает биоматериал, чтобы потом стать анонимным донором, Максим говорит — «не мой вариант».

— По закону Беларуси, я как анонимный донор могу сделать только 20 сдач. Не важно, были эти попытки успешны или нет, их будет только 20, не больше, — рассказывает собеседник. — К тому же, чтобы заключить с клиникой договор и сдавать биоматериал, я должен воздерживаться и ограничивать себя (в занятиях сексом. — Прим. ред.). А это, если учесть, что я помогаю зачать не только как анонимный донор, не очень удобно. И вот, например, женщина мне звонит: «Макс, у меня такие-то дни благоприятные, и я хотела бы к тебе прилететь». А я ей должен ответить: «Слушай, я готовлюсь пойти в клинику на сдачу, извини». Это же бред.

И все же случалось, что мужчина ходил в медучреждения для зачатия. Клиники были в России и Украине. Требовалось это в редких случаях, когда у будущих мам возникали какие-то вопросы со здоровьем.

— Если в Беларуси женщина хочет прийти в клинику и воспользоваться именно моим биоматериалом, у меня с ней должен стоять штамп в паспорте о том, что мы муж и жена, — объясняет собеседник. — В России и Украине таких требований нет.

Забеременеть с первой попытки получается не всегда. Иногда, говорит Максим, они с женщиной встречаются несколько месяцев подряд. Его максимум — полгода. Порой, не скрывает, после нескольких неудачных попыток женщина сдается.

— Мое кредо — я всегда иду до конца. При этом если понимаю, что женщина грамотно сходила на УЗИ, чтобы определить дату овуляции, сделала все нужные тесты, но продолжительное время, например, год, у нас ничего не получается, могу сказать: «Мы сделали все, что могли. Решай сама, будешь ли продолжать», — говорит Максим. — Я, безусловно, готов помогать и дальше.

Сам он ко встречам тоже готовится. В первую очередь, чтобы «накопить биологический материал», воздерживается двое суток, не ходит в баню.

— Когда приезжаю к женщине, проблем с тем, чтобы настроиться, у меня тоже нет, — уверяет Максим. — Не знаю, повезло с генетикой, образом жизни или просто я такой человек.

За свои услуги, говорит собеседник, он счетов не выставляет. Но если человеку важно его отблагодарить — не возражает. Максимальное «спасибо», которое ему прилетало, тысяча долларов.

— Мне важно, чтобы для женщины это была комфортная ситуация. Если у нее в голове стоит идея фикс, что моя помощь обязательно должна оплачиваться, я буду поддерживать разговор на эту тему. А если нет, то нет. На жизнь я этим не зарабатываю, — объясняет свою позицию собеседник. — Заметил, если сразу на вопрос о деньгах ответить: «Нисколько», многие начинают думать, что это что-то ненормальное. Ведь если я не хочу за это денег, чего же я хочу?

Никаких договоров с будущими мамами перед зачатием Максим еще ни разу не подписывал. Но, говорит, если женщине или паре понадобится документ, где будут прописаны правила между ними и биологическим отцом, он не против.

«Думаю, если человек меня принимает, значит, принимает таким, как я есть, в другом случае нам не по пути и лучше не терять время»

На вопрос, на каком количестве биологических детей он остановится, у Максима ответа нет. Пока, говорит, он не видит предпосылок для этого, но в будущем ситуация, возможно, поменяется. Также интересуемся, не боится ли он, что, если биологических детей будет слишком много, кто-то из них во взрослом возрасте может случайно оказаться парой?

— Вероятность такого мала, а значит, это не должно лишать ни меня, ни женщину своего счастья, — отвечает Максим.

Играющий ребенок. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com

Информацию том, что он выступает как донор, мужчина особо не афиширует. Среди тех, кто об этом знает, его любимая и родители.

— Когда мы с девушкой познакомились, я уже помогал другим женщинам, поэтому с первого дня ей обо всем рассказал. Думаю, если человек меня принимает, значит, принимает таким, какой я есть, в другом случае нам не по пути и лучше не терять время. Ведь в итоге из этой ситуации ничего хорошего не выйдет. Я поставил ультиматум. Она продолжила общаться, значит, приняла. Хотя это все ей дается тяжело, — не скрывает Максим и объясняет, почему при этом не решается сказать себе стоп. — У меня одна жизнь, и ограничивать себя, лишь потому что, сам того не желая, я кому-то делаю больно, я не буду. На смертном одре припомню себе все случаи, когда пошел на компромисс, и мне от этого точно не будет хорошо. А я хочу в этот момент сказать себе: «Я прожил замечательную жизнь, сам делал выборы, ошибался и ни о чем не жалею».

Его мама с папой, отмечает, к донорству тоже относятся негативно.

— Почему? Потому что для них это нетипичная ситуация, — говорит он. — Я вам так скажу, большинство людей меня осудят. Понимает меня лишь небольшая часть женщин и семейные пары, которым я помогаю, и люди, которые с ними общаются. Остальные чаще всего будут настроены против.

— Как с этим жить? — спрашиваем.

— Просто, я же мужчина, — отвечает.

— Но и мужчинам бывает больно…

— Пока проблем не было. Есть небольшой круг близких людей, поддерживающих меня, а когда такие есть, то все нормально.