Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Путин сегодня неожиданно приедет в Минск на переговоры с Лукашенко
  2. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  3. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  4. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  5. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  6. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  7. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  8. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  9. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  10. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  11. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  12. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  13. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  14. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  15. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  16. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  17. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  18. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  19. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла


Александра с мужем оказались в Польше из-за политического преследования в Беларуси. На фоне стресса и житейских проблем их отношения разладились, стали возникать ссоры. Однажды Александре пришлось вызвать полицию, а семья получила «голубую карту». MOST поговорил с Александрой о том, как в Польше выдают этот документ, на что он дает право жертве домашнего насилия и к каким проблемам может привести.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Liza Summer, pexels.com

«Голубая карта» (Niebieska karta) — это документ, который выдается в Польше и говорит о том, что в семье происходит насилие. Получить карту можно в случае, если во время домашнего конфликта приехала полиция и засвидетельствовала, что один из членов семьи находится в небезопасной ситуации.

«Он меня толкнул и схватил за руки»

— У нас с мужем случилась сильная ссора. После эмиграции отношения вообще стали более напряженными, а на психотерапевтов денег пока нет. Поэтому выяснение отношений стало жестче, чем обычно. И вот во время одной из таких перепалок мы с мужем перешли черту — он меня толкнул и схватил за руки. Я не выдержала и вызвала полицию. Уже ожидая стражей, мы успокоились и надеялись, что ситуация не зайдет слишком далеко, но ошиблись. Полиция увидела, что я была заплаканная, а на моей руке синяк.

Несмотря на то что Александра отказалась писать заявление на мужа, полиция надела на него наручники и отвезла в участок. Через час женщине позвонили и вызвали ее к участковому.

— Он объяснил мне, что мужа отпустят в течение трех дней. В итоге в изоляторе он провел ночь, а на следующее утро его выпустили. Полиция предложила мне переночевать в социальной квартире, если мне страшно оставаться дома, но я отказалась. В участке мне сообщили, что нашей семье присвоена голубая карта.

Мужу Александры запретили появляться дома две недели — в противном случае его снова бы задержали, а Александре выдвинули бы обвинения за укрывательство.

— В течение двух недель ко мне пару раз приходил участковый. Именно он объяснил порядок действий при наличии карты. Во-первых, нас ставят на учет в городском центре помощи семьям. Во-вторых, с нами будет взаимодействовать социальный работник. Решение о снятии карты принимается совместно органами правопорядка и соцзащиты.

«Было приятно, что моего партнера не демонизировали»

Разработанная система направлена на то, чтобы максимально обезопасить жертву. Пострадавшего подробно расспрашивают не только о случившемся, но и о планах на будущее: планирует ли человек оставаться в браке, собирается ли съезжать в другое место. Кроме того, записываются данные о местах работы, наличии среднего и высшего образования.

Степени проявляемого в семье насилия бывают разными, но протокол получения карты одинаков для всех случаев, поэтому даже при единичной ссоре семье придется пройти весь путь. Данные будут доступны ряду инстанций.

«Голубая карта» присваивается не только гражданам Польши, но и иностранцам. Если семья решит сменить место жительства при наличии карты, ей необходимо будет сообщить об этом в полицейский участок. Дело будет передано в другое отделение, и уже на новом месте жительства процедура по снятию либо продлению карты продолжится.

— Мы уехали из Беларуси в результате политических преследований. Поэтому мысль о взаимодействии с польской полицией вызывала во мне ужас. Но мой участковый оказался сочувствующим человеком: он сказал, что понимает, в какой ситуации мы находимся, и заверил, что ни я, ни муж не пострадаем от правоохранительных органов. Было приятно, что моего партнера не демонизировали, — говорит Александра.

«Здесь ты не пустое место»

Но оказалось, что самое сложное еще впереди. В соответствии с польским законодательством дело Александры и ее мужа было передано в прокуратуру — в течение месяца семья ожидала письмо, в котором им должны были сообщить, начато ли уголовное дело.

— Полиция объяснила мне, что все зависит от тяжести преступления. Если бы муж напал на меня с ножом, был в нетрезвом состоянии или если бы я была беременной, то, скорее всего, на него бы завели дело. Но, к счастью, все обошлось — прокурор отказал в возбуждении уголовного дела.

Через пару недель после получения письма семью вызвали на комиссию в социальный центр помощи. Там Александру с мужем расспросили о совместной жизни, ссорах и ругани. Пока что семья ожидает решение о продлении или снятии карты.

— Меня очень удивило отношение полиции и социальных работников к жертве насилия. В Беларуси я не попадала в такие ситуации. Возможно, поэтому Польша в этом плане меня поразила. Здесь действительно беспокоятся о безопасности женщины, ты не пустое место. Даже несмотря на то, что я нахожусь в чужой стране, у меня есть ощущение, что меня защитят.