Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине
  2. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  3. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  4. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия
  5. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  6. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  7. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  8. Украина призывает РФ забрать тела своих солдат, новое видео из Бучи, последние фото с «Азовстали». Восемьдесят шестой день войны
  9. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь
  10. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось
  11. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны
  12. Восемьдесят седьмой день войны в Украине
  13. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  14. Мы все опять умрем? Рассказываем об оспе обезьян, которой начали заражаться люди в Европе и США
  15. С 1 июня белорусов ожидают изменения по некоторым жилищно-коммунальным услугам
  16. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине
  17. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  18. Минобороны РФ сообщило о полном захвате комбината «Азовсталь» и пленении комбата «Азов». Его вывозили из города на бронеавтомобиле


За две недели в Минске умерли три беременные, которые лежали в одной из больниц столицы. Об этом нам сообщили несколько не связанных между собой источников в медицинских кругах. По их словам, все произошло между 11 и 24 октября. Собеседники отмечают: у женщин был COVID-19. В Министерстве здравоохранения данную ситуацию пока не комментируют.

— Все умершие женщины — молодые, 27−30 лет, — лежали в реанимации роддома. У всех был COVID-19, болезнь протекала тяжело, — рассказал один из медиков.

Информацию о трех умерших женщинах подтверждает и другой медик. Его коллега уточняет: одну из девушек незадолго до трагедии перевели в МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии и подключили к аппарату ЭКМО — он нужен тяжелым пациентам, которым уже не помогает ИВЛ.

Детей, сообщают собеседники, спасли.

Знакомая одной из женщин рассказала нам, что ее беременная подруга попала в больницу в начале октября. У нее был коронавирус и легкие были поражены более чем наполовину.

— Через несколько дней стало гораздо хуже. Ее положили на ИВЛ, но спасти уже не смогли, — говорит приятельница. — Подруге сделали кесарево. Девочка родилась маленькая, но здоровая.

Минск — не единственный город, где сообщают о смерти беременных с COVID-19. О трагедии в семье «Радыё Свабода» рассказала и жительница Гомеля. По словам женщины, у ее дочери, которая на тот момент была на шестом месяце, коронавирус выявили в конце сентября. Когда 29 сентября пациентку перевели в реанимацию одной из городских больниц, 40% ее легких было поражено.

— Ей ежедневно меняли [кислородные] маски, но чувствовала она себя только хуже. По десять часов ей капали капельницы. Какие именно? Никто не говорил. Утром 8 октября она прислала [нам] фотографию в маске и написала: «Последний день». Я не знаю, что она имела в виду, — цитирует издание мать женщины.

В тот день, рассказывает мать, она все время звонила в реанимацию, но ей отвечали: все врачи заняты.

«Говорили: „Позвоните позже“. Я звонила каждый час. Когда вечером, наконец, дозвонилась, врач сказал, что моя дочь сильно нервничала, срывала маску, поэтому ей укололи снотворное, а маску сняли. После этого у нее случился широкий инсульт, ее подключили к аппарату ИВЛ, а 12 октября дочери не стало», — вспоминает женщина и рассказывает: за несколько дней до трагедии ее дочке повторно сделали КТ. Оно показало: легкие поражены на 85 процентов.

У женщины осталось трое детей.

Мы обратились в пресс-службу Министерства здравоохранения с просьбой уточнить, поступала ли им информация о смерти беременных женщин с COVID-19, но ответа пока не получили. Как только он будет, мы его опубликуем. Отметим также, что, по данным директора РНПЦ «Мать и дитя» Сергея Васильева, в 2020-м в Беларуси не зарегистрировано случаев материнской смертности. Слова медика приводит издание soyuz.by. В 2019-м, отметил руководитель РНПЦ, этот показатель составил 1,1 на 100 000 живорожденных детей.

«Третий триместр — это фактор риска для всех беременных»

К статистике Минздрава по материнской смертности наш собеседник — один из акушер-гинекологов Минска (по просьбе медика мы не публикуем его имени и фамилии) — относится настороженно. Говорит, сложно представить, что при возможностях нашей медицины эти данные могут быть на уровне, например, Японии. При этом он так же, как и специалисты Министерства здравоохранения, считает: беременным нужно прививаться от коронавируса.

Фото: Reuters
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

— Потому что сейчас тяжело болеют все, в том числе и молодые, — говорит врач.

Беременность влияет на течение коронавируса?

По словам специалиста, если женщина в положении имеет фактор риска к тяжелому течению COVID-19, предположим, хроническое заболевание, то шанс того, что у нее коронавирус будет протекать тяжелее, выше, чем у небеременной с таким же заболеванием. В случае же, когда женщина в положении здорова, ситуация складывается иначе. Во время 1−2 триместров принципиальной разницы в течении COVID-19 у беременной и небеременной нет.

— А вот третий триместр, по последним европейским данным, которые я читал, — это фактор риска для всех беременных. Особенно если у женщины есть еще и другие факторы риска, например, ожирение, — поясняет собеседник.

Почему так происходит?

— Причин тут можно назвать много, — отмечает акушер-гинеколог и останавливается на некоторых из них. — Во время беременности идет большая нагрузка на сердце и все системы, особенно к третьему триместру. [К третьему триместру] матка занимает практически весь объем брюшной полости, соответственно, у женщины уже есть определенные трудности с нормальным дыханием. Плюс очень сильно меняется гемостаз. Что это значит? Во время беременности организм готовится к сильной кровопотере. Соответственно, усиливается тромбообразование, поэтому отдельный фактор риска у беременных — спонтанный тромбоз. Коронавирус также дает высокий риск тромбозов. В итоге одно наслаивается на другое. Объем циркулирующей крови увеличивается почти в два раза.

— Есть разница, на каком сроке беременности лучше вакцинироваться?

— Идеально было бы привиться до беременности, но так как, по моему мнению, компания вакцинации от COVID-19 у нас провалена, важно хотя бы просто привиться, — отмечает собеседник. — Какой при этом у женщины срок, значения не имеет.

Отметим, что в Беларуси прививать женщин в положении от коронавируса начали в сентябре. Для вакцинации специалисты рекомендуют вакцину Vero Cell (вот что об этом говорит ВОЗ).

— Решение о вакцинации беременная женщина принимает самостоятельно после предоставления ей врачом-акушером-гинекологом (врачом-терапевтом женской консультации) полной информации об особенностях течения заболевания, риске осложнений, а также пользе и возможных осложнениях вакцинации, — ранее поясняли в Минздраве.