Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  2. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  3. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  4. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  5. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  6. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  7. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  8. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  9. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  10. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси


Белорусов до сих пор задерживают за комментарии в соцсетях и мессенджерах, в том числе в которых те «не так» высказались о власти или лично Лукашенко, как-то «умышленно унизили их честь и достоинство». А что, если недовольство высказывал в личной переписке с кем-то из близких или друзей? «Зеркало» узнало у юриста, могут ли за это завести уголовное дело и посадить за решетку.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: cottonbro studio, Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: cottonbro studio, Pexels.com

В целях безопасности мы не называем имя юриста.

За оскорбление в личных сообщениях можно получить срок?

«Нехорошие» высказывания в сторону Лукашенко или чиновников, силовиков (а также их близких) подпадают под две уголовные статьи — 368 (Оскорбление президента) и 369 (Оскорбление представителя власти). В примечании указано, что под оскорблением понимается «умышленное унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме». В случае с личной перепиской, по словам юриста, здесь есть важный нюанс:

— Обязательный элемент состава преступления в этих статьях — публичность. Что так может трактоваться? Например, в 369-й идет речь об оскорблении, выраженном в «публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в СМИ, либо в информации, размещенной в глобальной сети Интернет». То есть это все-таки то, что может быть доступно какому-то количеству лиц. Допустим, если ты это говоришь на митинге, любой человек может прийти и послушать. Пишешь в интернете — любой может прочитать.

Вокруг понятия публичности есть споры у юристов. Вот группа друзей, три человека, ходят вместе в баню — это публично или нет? Или, например, десять человек играют в футбол, написали в общем чате — это публично? Это спорные моменты, но личная переписка тет-а-тет очевидно к ним не относится и публичной не является. За такое привлекать к ответственности нельзя, это незаконно.

По наблюдениям юриста, спорные моменты в белорусской уголовной практике обычно трактуются против того, кого хотят в чем-то обвинить. Правда, пока в Беларуси наш собеседник не встречал случаи, когда на человека завели бы дело за обсуждение кого-то в личных сообщениях. Зато такие уже есть в России.

— В России есть конкретный кейс, когда человека привлекали за то, что он обсуждал по телефону. Причем обоснование там было довольно нелепое: так как оперативник прослушал личный разговор двух людей по телефону, он якобы стал публичным. А оперативник при прослушке «по долгу службы» испытал «чувство тревоги, страха и незащищенности со стороны государства». Смешно, конечно, но это тревожные звоночки. Пока белорусские силовики в таких случаях все равно пытаются хоть что-то еще найти на человека, чтобы завести дело.

Что делать, если меня пугают на допросе?

У многих белорусов во время допросов силовики проверяют телефон. Это могут сделать и во время «беседы», на которые «приглашают» КГБ, РУВД, другие структуры, или при пересечении границы. Что делать, если люди в форме увидели что-то в личном диалоге с родственниками или друзьями и угрожают за это уголовным делом?

— Если речь идет о допросе, все эти оперативно-разыскные мероприятия происходят очень по-разному. Человека могут запугивать, некоторые говорят «проверим, насколько ты с нами честен» и так далее, — объясняет юрист. — Очень большая ошибка — думать, мол, сейчас честно расскажу и все будет здорово. Не стоит так делать, потому что никогда не знаешь, какие материалы есть у следствия на руках. Как только они видят какие-то противоречия, что ты им говоришь одно, а они видят другое, — все, можно считать, что твое дело точно пойдет в суд. Универсального рецепта здесь нет, но есть универсальная рекомендация — не давать показания, особенно когда человек на эмоциях, его только задержали. Сначала надо успокоиться и посоветоваться с адвокатом. Это идеальный вариант. Адвокат должен вникнуть в дело, понять всякие тонкие моменты, а уже после консультации с ним человек может принимать решение, давать показания или нет.