Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  2. «Это решение учредителей». Закрывается один из старейших частных вузов Беларуси — узнали подробности
  3. Прогноз по валютам: паники не случилось, но чего ждать от курсов после новых санкций
  4. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  5. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  6. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  7. Лукашенко озадачился проблемой в торговле, которая набирает обороты. Раньше чиновники говорили, что ее провоцирует население
  8. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  9. Откуда в беларусской вертикали власти берутся женщины? Изучили биографии топ-чиновниц из системы Лукашенко — и вот что выяснили
  10. В эфире ОНТ назвали цифру уехавших беларусов, у которых власти собираются конфисковать квартиру или дом
  11. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины


Издание devby.io поговорило с читателями, которым пришлось проходить полиграф ради работы.

Фото: Wikimedia Commons
Фото: Wikimedia Commons

История 1. Собес в ИТ

«Это же финтех! Нельзя допустить к работе человека с „грязным“ прошлым!»

technical support и dealer в финтех-компании, Хорватия (с релокейтом)

— Чтобы получить оффер, нужно было успешно пройти 5 этапов собеседований, самый последний — полиграф, о чем предупредили заранее.

Тестирование я проходил в Минске на Толбухина, 2. Компания рассматривала кандидатов со всего СНГ и, как я понял, повсюду имела контакты с полиграфологами.

Мне нужно было в конкретный день подойти к часовому заводу «Луч» — и позвонить человеку, который забрал бы меня и провел в офис. Помещение, в котором проводилось испытание, состояло из двух небольших комнат. В первой — стол, два стула и компьютер с датчиками, во вторую никто не заходил и не выходил, мне показалось, там должно храниться оборудование.

У меня не было опыта прохождения полиграфа, к сожалению. Знай я заранее, какие вопросы мне зададут, я бы подготовился, прокрутил в голове ответы — и результат был бы другим.

Объясню, почему так думаю: перед тестированием полиграфолог сказал, что на первом этапе он несколько раз назовет 5 случайных мужских имен — в разной последовательности и в разных вопросах. Ни одно из них не вызывало у меня ассоциаций. Но я решил поставить свой эксперимент, выбрал имя Семен — и стал представлять, что хорошо знаю этого парня, нафантазировал какие-то ситуации с ним из прошлого.

В итоге по завершении этого этапа специалист спросил, а точно ли я не знаю никакого Семена: «Я вижу, что это имя выделяется среди остальных». Так я понял, что полиграф не проверяет тебя на ложь, он фиксирует всплески твоих эмоций — и все.

В ходе следующего этапа тестирования у меня спрашивали:

  • воровал ли я на работе — ответ: «Нет», полиграф не зафиксировал эмоций;
  • не было ли у меня проблем с алкоголем — тут был всплеск. Я не пью вообще, но у меня выпивал отец, и, отвечая на вопрос, я невольно вспомнил о нем;
  • был в списке также вопрос о наркотиках. Я ответил, что никогда таким не баловался — и это правда, — но когда работал в США, у меня были приятели, которые курили травку. Я знаю ее запах — он тут же возник в моей голове.

Эти вопросы задавались снова и снова, в разной последовательности и вариациях. По резюме вопросов не было.

Спустя 40−50 минут тестирование завершилось. В конце, когда я буквально стоял в дверях, специалист вдруг спросил, почему я так, а не иначе отреагировал на вопросы про наркотики и алкоголь. Очень быстро — наверное, чтобы я растерялся и не успел обдумать ответы и сказал правду.

Вообще мне показалось, что мой полиграфолог работал или как-то иначе был связан с силовыми структурами. Подключая датчики, он обмолвился, что такой же аппарат используется в КГБ. А еще, когда речь зашла о протестах (не во время тестирования, а до него), он сказал, что «все это подстроил Запад».

Через день эйчар сообщила мне, что полиграф я не прошел. По ее словам, я не один такой — еще один кандидат срезался в тот же день. Если честно, было очень обидно, что я не подошел: выходило так, будто бы я человек с дурными наклонностями, хотя это неправда.

Зачем вообще нужно было проходить полиграф — как объяснили мне в компании, став сотрудником, я получил бы доступ к клиентской базе и всей внутренней информации. Нельзя было допустить к ней человека с «грязным» прошлым. Это же финтех!

Если в будущем мне предложат еще раз пройти полиграф, чтобы получить оффер, я пойду: мне кажется, я теперь знаю, как вести себя на тестировании, чтобы преуспеть.

Фото: Flickr / Michael Wyszomierski
Фото: Flickr / Michael Wyszomierski

История 2. Собес не в ИТ

«Но что может украсть, например, тестировщик или офис-менеджер?»

руководитель группы разработки в производственной компании (не ИТ), Беларусь

— На первом же собеседовании предупредили, что придется пройти полиграф.

В компании есть штатный специалист — полиграфолог, и полиграф проходят все сотрудники, даже те, что не несут материальной ответственности.

У меня это был первый опыт, во время испытания я не волновался, но было очень любопытно.

Все проходило примерно как в фильмах: посадили в кресло, подключили кучу проводов и датчиков, которые регистрируют дыхание, пульс, электропроводимость кожи. К креслу тоже подвели датчики, регистрирующие смещение.

Вначале задавали стандартные вопросы, чтобы установить уровень реакции: «Вас зовут Елена?», «У вас 5 пальцев?» Потом уже спрашивали:

  • не воровал ли я на предыдущих местах работы;
  • не подослали ли меня конкуренты;
  • не соврал ли я в своем резюме;
  • указал ли всю правду о своем образовании;
  • не принимаю ли я наркотики;
  • не злоупотребляю ли алкоголем.

Специалист сразу предупредил, что методика неточная — разные воспоминания и ассоциации могут влиять на реакцию. Например, вопрос о наличии судимости часто вызывает нехорошие ассоциации, даже если ты не судим, — датчики это фиксируют.

После некоторых ответов полиграфолог спрашивал, какие мысли пришли мне в голову, когда он озвучил вопрос.

Тестирование длилось примерно час. Из них полчаса, наверное, ушло на подготовку и разговоры, еще полчаса — собственно на сам полиграф. Во время испытания я иногда не мог удержаться от смеха: уж очень забавные вопросы.

О том, что я в итоге прошел этот этап и могу переходить на следующий, мне сообщили через 2−3 дня (без каких-либо деталей). На все собеседования понадобился месяц. А дальше я получил оффер и сейчас работаю в этой самой компании.

На вопрос, зачем вообще нужна такая проверка на всю компанию и все ее подразделения, — я не могу ответить. Возможно, потому что на производстве много дорогостоящего сырья и продукции, которую можно украсть. Но что может украсть, например, тестировщик или офис-менеджер? Скрепки?

Кстати, во время тестирования я общался с полиграфологом на тему, как обманывают полиграф. И он рассказал, что, бывает, люди приходят с канцелярской кнопкой в обуви, и давят на нее, чтобы причинить себе боль и запутать датчики на вопросах, где может всплыть неудобная правда. Но полиграфолог опытный — и такие сигналы различает.

Читайте также:

«6 джунов выдавали себя за 1 сеньора». Как врут в аутсорсе — собираем истории

Стоит ли врать в Linkedin? В «мидле с шиномонтажа» узнали другого человека

7 айтишников успешно поменяли специализацию и остались в отрасли