Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  2. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Какие вещи были на Западе, но их были лишены жители Союза
  3. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  4. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  5. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  6. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  7. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  8. Почему Путин и чиновники не вспомнили о второй годовщине войны, что сейчас в Крынках, о захвате которых заявил Шойгу. Главное из сводок
  9. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  10. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему


Из-за угрозы репрессий 26-летний Евгений уехал из Беларуси в Украину. Было начало февраля 2022-го. Там буквально через две недели застал нападение России. Из Киева он эвакуировался в тот же день, а позже перебрался в Израиль, где сейчас учится и к концу года собирается получить гражданство. Субботу, когда началась самая масштабная за последнее время атака ХАМАС, которую уже через несколько часов израильские власти назвали войной, парень провел спокойно. Сейчас белорус остается в Израиле. Он рассказал «Зеркалу» о ситуации в его городе, реакции местных и своих прогнозах конца этой войны.

Последствия ракетной атаки на Израиль. Фото: t.me/IsraelInRussia
Последствия ракетной атаки на Израиль. Фото: t.me/IsraelInRussia

«Когда власти назвали это войной, подумал: уже какое-то перебарщивание»

Евгений живет в нескольких километрах от Хайфы. Город находится в северной части страны, далеко от Газы и не подвергался обстрелам. За все время с момента атаки на Израиль белорус даже не слышал звуки сирен, а само нападение и первые массированные обстрелы, признается, проспал. Узнал обо всем уже потом из новостей.

— Естественно, есть какая-то тревога, когда в стране, где ты живешь, происходят военные действия, но север довольно долго считается безопасной территорией, — рассказывает молодой человек. — Ну и известно, что все, что запускает ХАМАС из Газы, не долетает до Хайфы. Конечно, кадры с музыкального фестиваля пугают, но здесь не было ни сирен, ни прилетов. Все это дает основания чувствовать себя спокойно. Когда началась война в Украине, я за новостями больше следил, чем тут сейчас. Тяжелее всего было непосредственно около Газы, там в некоторые населенные пункты въезжали террористы, и действительно эти события поменяли жизнь. В Ашкелоне до сих пор очень опасно. Я в субботу писал своему приятелю из Беэр-Шева (город примерно в 45 км от Газы. — Прим. ред.). Они там проснулись от сирен, было волнительно, потому что времени добежать до убежища, когда летит ракета, там очень мало. Он просидел в укрытии часа три утром, пока сирены не стихли. Но у них ходили автобусы, поезда. Он оттуда быстро уехал, сейчас тоже находится на севере. Говорил, что у них террористов не было, хотя поступала информация, что они довольно близко, за 15 км от города. А в центре Израиля мои знакомые просто бегают в укрытия, вот и все.

Белорус не ожидал, что атака боевиков будет иметь такие последствия для страны и заберет так много жизней. Но он говорит, что, несмотря на сотни жертв, тысячи пострадавших и попадания ракет в города, все эти дни не наблюдает паники среди местных. Сильное волнение замечает только среди репатриантов, приехавших в Израиль не так давно.

— Я сначала думал, что действия ХАМАС — очередные террористические акты. Для меня этот конфликт сильно не отличался от предыдущих. Потом уже понял, что это серьезнее. Хотя когда прочитал, что власти назвали это войной, подумал, что это уже какое-то перебарщивание, — считает парень. — Думаю, люди за пределами Израиля больше переживают и паникуют, чем те, кто тут живет. У меня есть знакомые военнослужащие, и они говорят: «Когда мы идем в армию, знаем, что к концу службы кто-то может не вернуться». Они осознанно идут на этот риск.

По словам Евгения, в регионе, где он живет, все спокойно. Внешне о войне в стране говорят только военные на улицах, их техника и периодически пролетающие истребители.

— В первые дни было видно, что в магазинах чуть больше закупают воду и все остальное, но хаоса я не замечал. Действительно, очень большое количество людей пошло сдавать кровь для пострадавших. Я сам тоже узнавал, как это сделать, но оказалось, что не могу это делать, так как не гражданин Израиля, — объясняет белорус. — В остальном все уже выглядит как обычно. Я здесь нахожусь по образовательной программе, и у нас сегодня уже возобновились занятия. Некоторые преподаватели приезжают из Тель-Авива, хотя есть и те, кого мобилизовали. Хотя мобилизованных в основном ставят на защиту объектов, а тех, кто служит в армии и стоял на них раньше, уже отправляют в более горячие точки. То есть людей без опыта к Газе не пошлют. Ну и все воспринимают это как долг. Тяжело сказать, что совсем спокойно относятся, но понимают, что это вызов для государства и они должны пройти его стойко и с высоко поднятой головой.

«В Киеве у меня действительно было ощущение, что Россия может уничтожить украинское государство»

Евгений говорит, что и сами события, и реакция людей на них в Израиле очень отличается от того, что он видел в Украине после нападения России. Начало той войны он застал в Киеве и решил сразу же уезжать из страны:

— Мне тогда в 6 утра позвонили и сказали, что война началась. В принципе, в моем окружении все уже понимали, что она будет, но думали, что у нас больше времени. Я встал — начались сирены. Мое первое воспоминание из книжек про Вторую мировую, что сразу самолеты летят, — и я пошел смотреть в окно. Самолеты не летали, в моем районе ничего не взрывали, но я видел большую панику, люди с чемоданами бежали. Здесь такого нет, никто не бежит. Некоторые сервисы не работали в воскресенье, но сейчас все уже в штатном режиме, все открыто. А в Киеве у меня у самого было совсем другое восприятие: все-таки там напала Россия — большое государство с большими ресурсами, сразу несколько фронтов. В Киеве я никаких «мясорубок» не видел, но там у меня действительно было ощущение, что все за три дня может закончиться, не сегодня так завтра на улицах могут быть танки. Поэтому 25 числа уже был в Молдове.

А тут ХАМАС, у которого нет тяжелого вооружения, дальнобойных ракет, он сам по себе достаточно малочисленный — то есть соперник совсем не такого уровня. Атака серьезная, конечно, много людей погибает, но есть четкое понимание, что Россия могла уничтожить украинское государство, а ХАМАС Израиль не уничтожит. Поэтому здесь мне гораздо спокойнее.

Сам парень уверен, что война закончится в течение двух недель, но его знакомые опасаются атак с северной границы. Там 8 октября со стороны Южного Ливана был минометный обстрел, на который Израиль ответил артиллерией.

— Я здесь общаюсь с приезжими из разных стран, среди них есть такие опасения, но до ливанской границы от Хайфы достаточно далеко. Я не думаю, что «Хезболла» (военизированная ливанская шиитская организация и политическая партия, выступающая за создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана, признана террористической организацией в Канаде, США, Израиле и Египте, в странах Лиги арабских государств, а также частично в ЕС, Австралии и Великобритании. — Прим. ред.) будет интервенцию тут делать. Иран — тоже, да и прямой границы с ними нет. Думаю, все будет в порядке. Местные, конечно, говорят, что все это плохо, но тут просто совсем другая страна, она пропитана сионизмом (национальное движение, цель которого — объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине в Израиле. — Прим. ред.). Люди много читают Тору, много знают о том, что пришлось пройти еврейскому народу ради своего государства. Поэтому при виде ракет они скорее будут защищать его, чем убегать от них, потому что понимают цену, которую пришлось заплатить, и не хотят просто так отдавать свою страну. Из-за Газы они убегать точно не будут.

На родину Евгений вернуться не может, но и не собирается, как и покидать Израиль. Говорит, что никто из его знакомых-белорусов тоже не уехал. Парень, несмотря на жесткие столкновения с боевиками и сотни погибших израильтян в других регионах, в Хайфе чувствует себя довольно защищенно.

— Ракеты из Газы летят на Израиль относительно регулярно, просто сейчас в большом масштабе и много потерпевших, хотя довольно большой обстрел был и в мае 2021 года. Но тут говорят, что со времен войны Судного дня это самый серьезный конфликт. Но я знал, куда еду, и морально был готов к этому, ну и еще знал, что Хайфа считается безопасной территорией, — объясняет белорус. — Да и в целом, на мой взгляд, израильтяне более подготовлены, чем Украина, которая с таким еще не встречалась. Тут с началом боевых действий очень быстро распространяют информацию, что нужно делать, есть специальные приложения, которые показывают, где сирена, где нужно быть в укрытии, есть карты с бомбоубежищами. В случае чего я знаю, что делать.

Но не верю, что этот конфликт будет длиться долго. Что-то прогнозировать сложно, но, думаю, скорее дальнейшие действия израильских военных в районе Газы будут влиять на юг, а в центре и на севере жизнь будет восстанавливаться. У меня на 20-е числа октября куплены билеты в Турцию к знакомым, и я рассчитываю туда полететь.