Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  2. «П**дец, что был при Залужном, сейчас сильно аукается». Интервью с беларусом-танкистом о трофейной технике РФ и проблемах на фронте
  3. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  4. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  5. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов
  6. Украина развернула целую кампанию и активно наносит удары по системам российской ПВО — вот для чего она это делает
  7. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  8. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  9. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  10. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  11. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  12. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда


«Дело Черной книги Беларуси» (ЧКБ) — одно из самых нашумевших и печально известных уголовных дел после событий 2020 года. За передачу в чат-бот одноименного телеграм-канала личных данных людей, которые, по мнению инициативы, причастны к фальсификации выборов, насилию против мирных протестующих и репрессиям в Беларуси, были задержаны десятки людей. Причастных вычислили из-за того, что почти с самого начала в инициативу был внедрен сотрудник ГУБОПиКа. По словам правозащитников «Весны», за такие «сливы» к большим срокам были приговорены минимум 32 человека. За его администрирование еще пять человек были осуждены заочно. К шести годам колонии осудили, а позже помиловали редактора проекта Софью Сапегу. Задержания продолжаются и до этого времени. Иногда они сопровождаются избиениями и пытками. «Весна» рассказывает о преследовании по «делу ЧКБ» и об осужденных за «сливы» политзаключенных.

Иллюстрация: spring96.org
Иллюстрация: spring96.org

«Дело ЧКБ» — что это?

Проект «Черная книга Беларуси» возник в сентябре 2020 года как ответ на массовое насилие со стороны сотрудников силовых структур. В одноименном телеграм-канале публиковались личные данные людей, которые, по мнению инициативы, причастны к фальсификации выборов, насилию против мирных протестующих и репрессиям в Беларуси. Там содержались личные данные силовиков, чиновников, судей, учителей, провластных активистов и других, которые все желающие могли прислать через чат-бот. В мае 2021 года стало известно, что почти с момента создания проекта туда был внедрен сотрудник ГУБОПиКа Артур Гайко, отработавший в ЧКБ десять месяцев. Из-за него за это время были задержаны многие люди, которые передавали информацию в инициативу.

Задержания по «делу ЧКБ» продолжаются до этого времени. Минимум 32 человека приговорены к большим срокам. В среднем им назначено по шесть лет колонии. Среди них — сотрудники банка, бывшие прокуроры, милиционеры и следователи, чиновники, адвокат, бывший подполковник юстиции, судмедэксперт, музыкант и художник. Некоторые из арестованных при задержании сотрудниками ГУБОПиК прошли избиения и пытки.

По каким статьям судят фигурантов ЧКБ?

Действия задержанных по «сливу данных» в чат-бот ЧКБ квалифицируют по ст. 130 (Разжигание иной социальной розни), ст. 203−1 (Незаконные действия в отношении информации о частной жизни и персональных данных), ст. 352 (Неправомерное завладение компьютерной информацией), ст. 426 (Превышение власти или служебных полномочий). Что характерно, ст. 203−1 УК была внесена в кодекс только после событий августа 2020 года (изменения вступили в силу 19 июня 2021 года). До изменений задержанных по «делу ЧКБ» судили в том числе по ст. 179 УК (Незаконный сбор и распространение сведений о частной жизни).

Юрист правозащитного центра «Весна» отмечает, что замена статьи в Уголовном кодексе с 179-й на 203−1 обусловлена событиями августа 2020 года и их последствиями, когда правовые средства и механизмы исключили возможность привлечения в рамках правового поля к ответственности лиц, причастных к массовым нарушениям прав человека:

— В контексте того, как статья 203−1 УК используется в правоприменительной практике для репрессий, здесь важно обратить внимание на два аспекта. Во-первых, в отношении одного и того же круга криминализируемых действий увеличена вилка наказаний в сторону максимально карательного воздействия: добавили и ограничение свободы, и лишение. Во-вторых, расширилось понятие преступления за счет добавления в него такого признака, как публикация данных лица или его близких в связи с его служебной деятельностью. По данной части статьи 203−1 УК фигуранта дела могут сразу взять под стражу. Смысл репрессивного воздействия данной статьи заключается в криминализации распространения общественно значимой информации о лицах, причастных к нарушениям прав человека и неэффективному их расследованию.

Первые задержанные по «делу ЧКБ»

Первым человеком, которого задержали за сотрудничество с ЧКБ по сливу губоповца Артура Гайко, является один из информаторов инициативы, экс-сотрудник «Белтелекома» Артем Пархамович — 22 октября 2020 года. Об этом в интервью «Медиазоне» рассказала одна из администраторов канала Ольга Высоцкая. По ее словам, Пархамович утверждал, что во время ночной смены может незаметно «делать до 20 пробиваний» силовиков. Он собрал данные всех полных однофамильцев силовиков, упомянутых в ЧКБ, а Высоцкая перебросила их Артуру, чтобы он выяснил, кто из этих людей работает в ГУБОПиК. Администратор рассказала, что на следующий день Пархамович написал ей, что утром ему звонил коллега из «Белтелекома» и спрашивал о ночных пробивах, а теперь к нему стучится милиция. После этого он перестал выходить на связь.

Артем Пархамович. Фото: правозащитный центр "Весна"
Артем Пархамович. Фото: правозащитный центр «Весна»

26 октября 2021 года МВД выложило видео с Пархамовичем: он рассказывал о сотрудничестве с ЧКБ, на носу и бровях у него были заметные раны. В тот же день был задержан его коллега Алексей Бычковский, хотя они не были знакомы между собой. Позже жена Бычковского рассказала «Нашай Ніве», что мужчину сильно избили после задержания:

— Мужа избили, колотили до полусмерти при задержании. Я говорила с теми, кто видел его после задержания, муж был в ужасном состоянии, по их словам.

Я не хочу даже говорить, что с ним делали, — это просто унизительно для него. Но, мне сказали, его били электрошокером, он терял сознание…

Где его били, я не знаю. Но я говорила с коллегами мужа, они рассказали, что силовики посадили его в бус — и машина еще довольно долго стояла прямо у здания «Белтелекома» на Матусевича. После только его доставили в Следственный комитет. А сам муж написал в одном из писем о дороге в СК: «Я думал, что просто не доеду».

В Минском городском суде 8 февраля 2022 года Артема и Алексея осудили по восьми статьям Уголовного кодекса к 11 годам колонии усиленного режима каждого. Суд проходил в закрытом режиме. Артем и Алексей сейчас отбывают сроки в шкловской и бобруйской и колониях соответственно.

Избиения и пытки

Отличием «дела Черной книги Беларуси» является то, что многие фигуранты при задержании проходят через избиения и пытки. Вспомним некоторые известные правозащитникам случаи.

Сотрудника банка «БелВЭБ» задержали в начале июля 2022 года за «слив» личных данных силовиков в чат-бот «Черной книги Беларуси». В начале февраля 2023 года его приговорили к шести годам колонии по трем статьям Уголовного кодекса: ч. 3 ст. 130 (Разжигание иной социальной розни), ст. 352 (Неправомерное завладение компьютерной информацией), ч. 3 ст. 203−1 (Незаконные действия в отношении информации о частной жизни и персональных данных).

Один из бывших сокамерников Василия рассказал правозащитникам «Весны», что его осудили за передачу личных данных одного силовика — экс-начальника ГУБОПиКа Николая Карпенкова, а также о том, что его избивали:

— Он был сильно избит, даже по сравнению с теми, кого задерживал ГУБОПиК. У него были сломаны ребра. Губоповцы обрили голову Василия машинкой. Причем сделали это не аккуратно, а частями, поэтому волосы на голове где-то были, а где-то — нет. Они издевались над ним. Такое особое внимание к нему было не просто так. Как рассказывал сам Василий, он не сливал людей в «Черную книгу Беларуси», а передал данные одного конкретного человека — экс-начальника ГУБОПиК Николая Карпенкова.

В тот день, когда Карпенков разбил дубинкой стекло в том кафе на Немиге, он каким-то образом тогда тоже повредил машину Василия. Тогда он написал на Карпенкова заявление в ГАИ, но там ему или отказали, или сказали забрать заявление. Тогда Василий решил, что если заявление не примут, то он выложит его личные данные в сети. Я так понимаю, что так оно и произошло. Василий находился в Беларуси, полагая, что он сделал это анонимно, но теперь мы знаем, что произошло в «Черной книге Беларуси».

Эту информацию подтвердили правозащитникам и другие бывшие сокамерники Василия. Срок политзаключенного направили отбывать в «Витьбу».

Бывшего следователя Никиту Стороженко приговорили в декабре 2022 года к семи годам колонии в условиях усиленного режима. С 2017 года Никита работал следователем в райотделе столичного Следственного комитета. По словам бывшего сокамерника политзаключенного, именно Стороженко был назначен в 2020 году вести дело против избитого силовиками 16-летнего парня (вероятно, речь идет о Тимуре Мицкевиче) — тогда Никита в знак несогласия уволился из следственных органов. Сейчас его обвинили в «сливе» контактов силовиков по ч. 3 ст. 130 (Разжигание иной социальной розни) и ч. 1 ст. 179 УК (Незаконный сбор и распространение информации о частной жизни). На «покаянном» видео, которое опубликовал один из провластных телеграм-каналов, Никита Стороженко выглядел очень напуганным, а на лице были видны повреждения. Его действительно избивали после задержания — это «Весне» подтвердил его сокамерник:

— Когда Никита пришел в камеру, был очень напуган, потому что его пугали тем, что отправят в камеру к «петухам», где его будут избивать. Пугали, что из-за того, что работал следователем, отправят его к «матерым». Мы когда увидели, что он избит, поняли, что он никакой не подставной. Мы понимали, что чувствует человек в такие минуты, поэтому осторожно себя с ним вели. Его напугали 12-летним сроком.

Он был весь синим: от конца позвоночника и почти до пяток. У него были даже не синие, а темно-фиолетовые ноги. На лице и на голове были ссадины, следы от наручников. Никита рассказывал, что били ногами, дубинками, наматывали тряпку на голову, надевали ведро для мусора на голову и били по ведру, чтобы следов избиения не оставалось. Но все равно у него было рассечение на носу, возле уха была большая рана. Видно, по носу ему попало нормально, потому что он еще и красный был. Также у него были опухшие губы, синяк на подбородке.

Работал ГУБОП. Они вообще любят больше всего избивать айтишников и тех, кто «сливает» информацию.

"Покаянное" видео с Никитой Стороженко. Скриншот из видео, которое выложил телеграм-канал, приближенный к силовикам
Никита Стороженко после задержания. Скриншот из видео, которое выложил телеграм-канал, приближенный к силовикам

Политзаключенного айтишника и стрит-арт художника, известного как Дима Dream, Дмитрия Подреза в марте 2022 года приговорили в закрытом режиме к семи годам заключения. За передачу данных силовиков телеграм-каналу «Черная книга Беларуси» его обвинили сразу по трем статьям Уголовного кодекса: ч. 3 ст. 130 (Разжигание иной социальной розни), ст. 364 (Угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел) и ст. 365 (Вмешательство в деятельность сотрудника органов внутренних дел).

Дмитрия задержали 15 июля прошлого года — тогда силовики на веревках через окно ворвались в квартиру айтишника. Правозащитникам «Весны» от его бывшего сокамерника стало известно об избиениях и издевательствах со стороны сотрудников ГУБОПиК над политзаключенным во время задержания.

— Забежали в ванную, захватили и положили в комнате. На руки — наручники. Сотрудник ГУБОПиКа Высоцкий достал с полки слепок гипсовой руки, натянул презерватив и говорит: «Давайте вставим в задний проход». Но положил гипсовую руку у изголовья. А перед этим собровец ударил ногой по бедрам, а другой — перчаткой по лицу. Спросили пароль — Дмитрий дал.

При обыске губоповец Высоцкий взял картину художника Захара Кудина и порезал ее трижды со словами: «Так будет красивее». Потом порезал фотокартины. Потом Высоцкий взял старый ноутбук, разломал его на две части, ударил одной частью по комоду со словами: «Теперь точно не работает».

В домашней библиотеке нашли русско-польский разговорник. Губоповец Осташко ударил разговорником по лицу со словами: «Ты что, бля*ь, не патриот?»

Когда просмотрели ноутбук, Высоцкий кричал: «Убью нах*й, если что-то удалишь».

Потом губоповцы Высоцкий и Волков баллончиком в коридоре на стене написали «УКС». Порвали диван, когда крутили его. Квартиру не дали закрыть.

Увезли в ГУБОПиК, когда подъехали, Высоцкий сказал: «Добро пожаловать в гестапо», — рассказал бывший сокамерник Дмитрия.

«Понял, что задержание касается „Черной книги Беларуси“, когда в камере поговорил с еще одним задержанным»

С ним в ИВС на Окрестина 16 июля 2021 года в одной камере удерживался программист из Минска Сергей Крупенич, которого также задерживали с женой Анастасией Крупенич-Кондратьевой по «делу ЧКБ». Их задержали 15 июля 2021 года. Анастасию вызвали в Ленинское РУВД, куда она пришла с телефоном, там посмотрели ее переписки и свозили на осмотр квартиры семьи. Через час в ГУБОПиК пришел Сергей, где его уже ждала Анастасия. После их задержания в одном из провластных телеграм-каналов появилось «покаянное» видео с Анастасией. Пропагандист Азаренок утверждал, что она прислала в экстремистский канал личные данные детей сотрудников милиции. В результате их вместе осудили по девяти протоколам за пересылку друг другу «экстремистских материалов» в личной переписке. Всего у супругов насчитывалось 126 и 127 суток ареста по девяти постановлениям суда по ст. 19.11 КоАП. Сергей и Анастасия являются одними из рекордсменов, кого больше всего удерживали на «сутках» на Окрестина.

Сергей Крупенич и Анастасия Крупенич-Кондратьева. Фото: "Белсат"
Сергей Крупенич и Анастасия Крупенич-Кондратьева. Фото: «Белсат»

— Задерживали сотрудники ГУБОПиК. Ну как задерживали: позвонили и пригласили на беседу. На самой встрече сказали, что «моя жена поедет на пять лет по ст. 130 УК (Разжигание иной социальной розни)», и якобы взломали телефон. Потом скрин переписок они передали в РУВД.

Я понял, что задержание касается «Черной книги Беларуси», когда в камере ИВС на Окрестина поговорил с еще одним задержанным [Дмитрием Подрезом] - у него была похожая история. Его задержали за то, что он обозначил на фото с марша сотрудников ГУБОПиКа и сбросил это в ЧКБ. По итогу ему дали семь лет колонии.

После освобождения я написал в чат-бот, что есть слив и надо с этим разобраться. Но они начали задавать вопросы, которые меня бы деанонировали. Я понял, что бессмысленно им отвечать, поэтому написал в чат-бот «Карателей Беларуси» и BYPOL. Последние написали, что приняли к сведению, но результата никакого не было, — рассказал «Весне» Сергей.

Сергею и Анастасии удалось избежать уголовного дела по «делу ЧКБ». После неожиданного для них преждевременного освобождения с «суток» они покинули Беларусь.

Первый суд за руководство телеграм-каналом ЧКБ

Речь идет о гражданке России Софье Сапеге, которую задержали 23 мая 2021 года вместе с Романом Протасевичем. Они возвращались из отпуска в Греции самолетом авиакомпании Ryanair. Самолет заставили совершить посадку в Национальном аэропорту Минск, в результате чего были задержаны Софья и Роман. Сапегу задержали за редакторство телеграм-канала «Черная книга Беларуси». Сразу Софью удерживали в СИЗО КГБ, а потом перевели на домашний арест до суда.

Софья Сапега на оглашении приговора 6 мая 2022 года. Фото: Belta via Reuters

6 мая 2022 года в Гродненском областном суде Софью приговорили к шести годам колонии по двум статьям УК — ч. 3 ст. 130 (Разжигание розни в составе группы лиц) и ч. 1 ст. 179 (Незаконный сбор информации о частной жизни). По версии следствия, Сапега «совместно с другими лицами, в том числе иностранными гражданами», администрировала телеграм-каналы, деятельность которых была направлена на дискредитацию действующей власти Беларуси и ее правоохранительного блока, разжигание социальной вражды, а также организацию преступлений в отношении отдельных категорий граждан. Всего в телеграм-канале разместили персональные данные не менее 238 человек, среди которых были силовики, прокурорские работники, судьи и госслужащие. Как писала Генпрокуратура, после публикации в адрес пострадавших начали поступать угрозы. Потерпевшими по делу Софьи признаны 223 человека.

В начале июня Софью направили отбывать срок в гомельскую женскую колонию. Там она написала прошение о помиловании, но в начале января 2023 года стало известно, что ей было отказано. Параллельно ее адвокат вел процесс о переводе Софьи в российскую колонию. 7 июня 2023 года она была освобождена по помилованию, пробыв в заключении 2 года и 14 дней. Сейчас Софья находится за пределами Беларуси.

Пять человек заочно приговорили к 12 годам колонии за администрирование канала «Черная книга Беларуси»

В Минском городском суде 18 января 2023 года озвучили приговор по первому заочному суду в рамках «специального производства» по делу «Черной книги Беларуси». Так, к 12 годам колонии заочно приговорили соучредителя порталов Tribuna.com и Sports.ru Дмитрия Навошу, а также Янину Сазанович, Даниила Богдановича, Валерию Занемонскую и Ольгу Высоцкую. Пять человек обвинили по ч. 3 ст. 130 (Разжигание иной социальной розни) и ч. 3 ст. 203−1 Уголовного кодекса (Незаконные действия в отношении персональных данных). Суд длился чуть больше месяца в закрытом режиме.

Прокуроры, чиновники, бывшие милиционеры… Кого осудили за «сливы» ЧКБ?

По подсчетам правозащитников «Весны», минимум 32 человека осудили за передачу данных в чат-бот «Черной книги Беларуси». Фигурантов и фигуранток дела, в отношении которых приговор вступает в силу, вносят в список «лиц, причастных к террористической деятельности». Часто суды по «делу ЧКБ» происходят в закрытом режиме.

Коллаж spring96.org
Коллаж spring96.org

Адвоката Анастасию Лазаренко задержали 2 июня 2022 года. В Мингорсуде 11 мая 2023 года политзаключенную приговорили к шести годам колонии в условиях общего режима. Ее признали виновной по трем статьям Уголовного кодекса за «слив» данных силовиков и судей в ЧКБ, а также за участие в «Марше за свободу» в августе 2020-го. Свою вину Лазаренко на суде не признала. На свободе у нее остались пожилой отец и сын, который с 16 лет страдает болезнью Крона. Недавно политзаключенной исполнился 41 год. Сейчас Анастасия ждет рассмотрения апелляционной жалобы.

Бывшего сотрудника милиции Андрея Горюна приговорили к семи годам заключения по «делу ЧКБ». Его задержали в октябре 2021 года по ч. 3 ст. 130 УК (Разжигание социальной розни) и ч. 1 ст. 179 УК (Незаконные сбор или распространение информации о частной жизни). 25 августа 2022 года в Могилевском областном суде в закрытом режиме ему вынесли приговор. Сейчас семилетний срок он отбывает в колонии № 3.

К пяти с половиной годам колонии в конце мая 2023 года по четырем уголовным статьям по «делу Черной книги Беларуси» приговорили политзаключенную бывшую сотрудницу службы «Одно окно» Октябрьского района Минска Светлану Бычковскую. За «слив данных силовиков» Светлану обвинили в том числе в «превышении служебных полномочий» и «разжигании иной социальной розни». Судебный процесс проходил в закрытом режиме. Верховный суд 25 июля оставил политзаключенной приговор без изменений. Светлана отбывает срок в гомельской женской колонии.

Начальника отдела РУП «Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» Сергея Петрушенко задержали в июне 2021 года за «слив» в ЧКБ личных данных сотрудников Сморгонского РОВД. По ч. 3 ст. 130 (Разжигание социальной розни или вражды), ст. 352 (Неправомерное завладение компьютерной информацией, редакция утратила силу 26.05.2021), ст. 203−1 ч. 1 и ч. 2 (Незаконные действия в отношении информации о частной жизни и персональных данных), ст. 426 ч. 3 (пПревышение власти или служебных полномочий) Уголовного кодекса 3 августа 2022 года его приговорили к шести с половиной годам заключения. Также его лишили права занимать должности, связанные с исполнением организационно-распорядительных обязанностей сроком на пять лет. Сейчас Сергей в «Волчьих норах».

По «делу Черной книги Беларуси» осудили минимум двух сотрудников прокуратуры. Это Олег Ермаков и Константин Притуленко.

Олега Ермакова приговорили к шести годам колонии 18 ноября 2022 года в Минском городском суде за «незаконный сбор или распространение информации о частной жизни» (ч. 1 ст. 179 УК) и «разжигание иной социальной розни» (ч. 1 ст. (ст. 130 Уголовного кодекса). Судья Сергей Хрипач наказал мужчину лишением свободы в колонии в условиях усиленного режима сроком на шесть лет. Срок Олег отбывает в «Витьбе».

Бывшего помощника прокурора Глусского района Константина Притуленко осудили за «слив» на шесть лет колонии. В видео, которое публиковал СК, Притуленко говорил, что отправлял в чат-бот «Черной книги Беларуси» данные сотрудника прокуратуры Глусского района и врача.

Мать и дочь Инну и Валерию Глинских — сотрудниц «МТБанка» — осудили за передачу в 2020 году данных силовиков в телеграм-канал «Черная книга Беларуси» по трем статьям УК: ч. 3 ст. 130 (Разжигание иной социальной розни), ч. 3 ст. 203−1 (Незаконные действия в отношении информации о частной жизни и персональных данных), ст. 352 (Неправомерное завладение компьютерной информацией). В Минском городском суде 20 января им озвучили приговор — 7 и 6,5 года колонии в условиях общего режима соответственно. Верховный суд оставил приговор без изменений, а апелляционные жалобы — без удовлетворения. Сейчас они отбывают сроки в гомельской колонии.

Валерия и Инна Глинские на суде. Скриншот СТВ
Валерия и Инна Глинские на суде. Скриншот СТВ

По «делу Черной книги Беларуси» также осудили одного из топ-менеджеров мобильного оператора life:) Артема Вовну. Он проходил по трем статьям Уголовного кодекса: ч. 3 ст. 130 (Разжигание иной социальной розни), ч. 1 ст. 179 (Незаконные сбор либо распространение информации о частной жизни), ст. 352 (Неправомерное завладение компьютерной информацией), наказание — восемь лет колонии. Этот срок его направили отбывать в колонию № 22.

40-летнего специалиста Минского городского агентства по государственной регистрации и земельному кадастру Ирену Клевец приговорили по «делу Черной книги Беларуси» к шести годам заключения. Ей инкриминировали сразу четыре статьи Уголовного кодекса: ч. 3 ст. 130 (Разжигание иной социальной розни), ч. 3 ст. 203−1 (Незаконные действия в отношении информации о частной жизни и персональных данных), ч. 3 ст. 352 (Неправомерное завладение компьютерной информацией), ч. 3 ст. 426 (Превышение власти или служебных полномочий). Ирину задержали летом 2022 года. У женщины четверо несовершеннолетних детей. Сейчас она в колонии.

Это далеко не весь список осужденных по «делу Черной книги Беларуси». Также по нему приговорили к большим срокам солиста группы «Закон гуку» и начальника отдела МТС Алексея Кузьмина, инженера в «Могилевских городских электрических сетях» Владислава Куприянова, бывшего участкового Олега Зубовича, сотрудницу Мингорисполкома Татьяну Колос, бывшего милиционера, задержанного на границе, Кирилла Гнездилова, бывшего подполковника юстиции запаса Вячеслава Кандыбу, сотрудника «Белтелекома» Дмитрия Кохановского и других.