Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  2. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  3. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  4. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  5. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  6. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  7. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  8. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  9. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  10. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  11. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  12. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  13. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  14. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  15. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  16. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  17. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  18. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  19. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание


К трем годам «химии» приговорили 23-летнего политзаключенного программиста Никиту Зимина. Молодого человека обвинили в блокировке проезда транспорта в Минске 10 августа. Дело рассматривала судья Виктория Шабуня, сообщает лишенный регистрации ПЦ «Весна».

Фото: ПЦ "Весна"
Фото: ПЦ «Весна»

Согласно версии обвинения, Никита Зимин «с целью выражения политических взглядов и разжигания вражды в обществе принял участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, неоднократно не подчинялся сотрудникам», 10 августа 2020 года не слушал требования силовиков освободить зеленую зону для свободного прохода граждан, блокировал возле «Риги» проезд транспорта.

Вину Никита на суде признал полностью.

По словам Зимина, 10 августа на акции протеста он был со своим другом Нестеровичем (он также сейчас под арестом). Сказал, что обсуждал с другом выборы, символики у них при себе не было. В основном стояли на тротуарах, на короткое время выходили на проезжую часть. По ощущениям, было несколько тысяч людей на акции: у некоторых были БЧБ-флаги, плакаты, участники выкрикивали лозунги. Сам тоже несколько раз кричал лозунги. К моменту, когда пришли, проезжая часть уже была перекрыта.

Судья Шабуня интересовалась у обвиняемого, как он думает, мешали ли его действия жителям Минска. На это Зимин сказал, что старается не нарушать ПДД и думал, что раз уж дорога уже перекрыта, то его выход на проезжую часть никак не навредит.

Как стало известно на суде, силовики приехали задерживать Максима Нестеровича, но его друг Никита Зимин, который был с ним, сказал, что он тоже участвовал в массовых мероприятиях, поэтому парня тоже задержали. С 17 августа Никита находился под стражей.

На суде в качестве доказательств вины показывали «покаянные» видео Зимина и его друга Нестеровича, записанные с ними сразу после задержания в ГУБОПиКе.

«Минсктранс» заявил иск на сумму 21 667 рублей 87 копеек за блокировку транспорта.

Судья Виктория Шабуня назначила наказание, которого требовал прокурор: три года «химии». Политзаключенного освободили в зале суда.