Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  2. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  3. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  4. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  5. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  6. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  7. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет
  8. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  9. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  10. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  11. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  12. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  13. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ


Сергей всю жизнь работал на себя: занимался деревообработкой и грузоперевозками, торговал автозапчастями и соками — а в 47 лет стал айтишником. Первую работу нашел в феврале 2022 года — «догнал поезд за поворотом», пишет Devby.io. Почитайте его историю.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

«Делал с помощью кода расчеты профиля шестерни»

— Я всегда тяготел к точным наукам — математике, физике. Ходил в «секцию» по программированию — в школе только появились ЕС-ки, и нас учили писать на Basic. 

Позже, уже курсе на третьем, я купил свой собственный «Байт» — он подключался к телевизору, и в нём был встроенный интерпретатор Basic. После я пробовал писать на Assembler, а потом — прямо на командах процессора, минуя Assembler. 

В институте я делал с помощью кода расчеты профиля шестерни — для курсовой требовалось выполнить не менее 150 вычислений по одной формуле. С калькулятором — долго и сложно, а на компьютере быстро.

В институте нам преподавали Pascal: в кабинетах стояли огромные, размером во все помещение, ЕС-ки. Хотя учился я не на программиста — моя специальность называлась «Проектирование автомобилей и тракторов», и она была совсем новой для Могилевского машиностроительного института в 1991 году, когда я поступал.

Я учился в непростое время: чтобы заработать, чертил «на сторону», делал курсовые на заказ, помогал другим студентам с дипломными проектами. Меня должны были распределить в мой же институт — уже и не вспомню, на какую кафедру. Еще звали на завод Кирова, но как-то не лежала у меня душа с 8.00 до 17.00 проводить время за чертежным столом. 

Я стал искать что-то другое. Увидел объявление в газете: «набираем для открытия автосервиса…». Требовались все — от директора, зама и бухгалтера до слесарей. Я прошел собеседование — и меня взяли на должность замдиректора. 

«Открыл ИП — и не работал по найму до 47 лет»

В автосервисе я проработал около года. Потом уволился, открыл ИП — и с того момента никогда больше не работал по найму, пока в 47 лет не пришел в EPAM. 

До 2000 года у меня был магазин по продаже автозапчастей. Затем я открыл юрлицо — стал поставлять комплектующие на промышленные предприятия области, и наоборот, их продукцию продавал в России: это было выгодно — в то время отпускные цены для российских и белорусских компаний у предприятий отличались. Но, увы, очень скоро этот бизнес стал нерентабельным: поменялось законодательство — а с ним и цены. 

Я стал думать, чем еще заняться. И «набрел» на новую тему — соки и газированные напитки. В Беларуси их производство было не развито, а в России заводы искали новые рынки сбыта — и мы стали представлять их интересы и продавать соки тут. 

В то же время я стал заниматься и грузоперевозками, потому что мы доставляли товар своим транспортом.

А спустя 7-8 лет власти стали лоббировать интересы белорусских производителей соков — ограничили наценки на привезенные продукты питания, стали немного зажимать опт, и снова пришлось отказаться от этого бизнеса. Как и от грузоперевозок.

Следующая моя тема — деревообработка: начал с того, что просто покупал-продавал паллетную доску в Европу, спустя какое-то время купил свою линию. Потом произошли кое-какие события, после которых власти запретили экспорт леса — и эта тема тоже умерла.

«Новый закон „подарил“ много свободного времени» 

Как предприниматель я пережил не один кризис — меня ничем не напугаешь. Уже и не вспомню подробностей, но всякое было, конечно: и разорялись клиенты, и пропадали с деньгами — я попадал на крупные суммы, судился. В кризисы мои бизнесы выстаивали — да, приходилось ужиматься, и даже уволить кого-то, — но потом я поднимался. А вот когда менялись законы — просто ставил крест на конкретном деле и начинал искать, чем бы еще заняться.

Так было и в 2020 году: новый закон вдруг «подарил» мне много свободного времени. До этого было не продохнуть — пилорамы-лесопилки-отгрузки-таможни, — а тут все. 

У меня был товарищ — раньше у него тоже был магазин и ещё что-то, а потом он пошел на курсы EPAM. Затем устроился в компанию, и горя не знал. Даже время свободное появилось, а до того момента ни минуты — всегда весь в заботах в связи с бизнесом. 

Мы обсуждали с ним его переход в ИТ, и он сказал: иди и ты — у тебя все получится. Но у меня не было времени даже подумать об этом. А тут — пожалуйста!

Я решил изучать Java. Первое время — самостоятельно по JavaRush, по-моему, все с этого начинают. Ну, а потом понял, что этого недостаточно. Что нужно окунуться в программирование с головой — общаться с реальными программистами, перенимать опыт. И я записался на курсы в «ИТ-академию» — удаленно. Занятия начались летом 2021 года.

«У меня была цель попасть в EPAM»

На защиту дипломов к нам пришли представители компаний — меня как отличника пригласили в одну фирму в Гомеле. Однако я отказался.

У меня была цель попасть в EPAM — и никак не меньше! Я думал по окончании курсов пробоваться к ним в лабу — пока не заметят и не возьмут в компанию. Но получилось иначе.

Наш преподаватель работал в EPAM — он пообещал передать моё CV рекрутерам в компании. Те назначили собеседование, оно было в феврале 2022 — еще до 24 числа. По результатам мне сделали оффер, а 1 марта взяли на работу. 

Если честно, мне было немного тревожно, я представлял, как приду с паспортом и трудовой книжкой, а мне скажут: «Извините!..» Но нет. Повезло! Я не то, чтобы на последнюю ступеньку уходящего поезда запрыгнул — думаю, я догнал его уже за поворотом.

Еще добавлю: за 3 месяца до собеседования в EPAM, я стал заниматься английским с репетитором. Кино и ролики на YouTube смотрел только на английском. Потом уже во время работы изучал язык на курсах — без языка программисту просто никуда. 

«Пришел последним — пойдешь первым отсюда»

Как и положено джунам, я оказался на бенче. Конечно, внутренний голос шептал постоянно: «Пришел последним — значит, пойдешь первым отсюда». А мне очень этого не хотелось… Ну, а как заткнуть его — учить. 

Рабочий день у меня был с 8.00 до 17.00, я сидел до 19.00 — проходил курсы, которых много в EPAM. По выходным тоже учился. Каждую неделю общался с ресурсным менеджером — обсуждал, что еще сделать. Мотивация учиться у меня была невероятная — просто не было других вариантов.

В начале сентября я сдал на мидла. На бенче тоже сидел недолго — летом попал на внутренний проект. Если честно, я его выпросил: дайте мне что угодно, только бы писать, потому что учиться лучше на практике. Ну, а потом нашёлся заказчик, которому я понравился — с тех пор работаю на проекте. 

Я продолжаю учиться — часа 1,5 в день точно уходит на это, кроме того, что я изучаю на проекте.

Релокацию мне предлагали, но у меня нет желания уехать — слишком много «якорей» здесь, да и родители старенькие.

«Но ни на одном собеседовании речь не шла про возраст»

В команде я старше всех, если не считать одного девопса — правда, он в ИТ работает не один десяток лет. Когда я только пошел на курсы, друзья говорили: «Да куда ты в свои 47?» Но ни на одном собеседовании речь никогда не шла про мой возраст.

У меня было несколько интервью на проекты в EPAM. Молодые разработчики часто проводят их так: открывают книгу по Java — и гоняют по тексту. Как школьный экзамен: вопрос — ответ, вопрос — ответ. Мне такой подход не нравится: не каждый, кто вызубрил учебник по Java, сможет применить знания на проекте. 

Вы прямо сейчас можете посадить рядом со мной вчерашнего выпускника курсов — и он блестяще ответит теорию, я в этом не сомневаюсь (в то время как я уже не вспомню некоторые определения точь-в-точь как в книге). Но в решении практических задач он не составит мне конкуренцию. 

Когда я пришел на собеседование на свой проект, со мной общались ребята постарше. И само собеседование строилось не на знании теории, а на практическом опыте: у нас есть такая-то проблема — как ты будешь искать выход из положения? Я тогда понял, что это точно моя команда. 

«По уровню дохода не догнал себя-бизнесмена. Зато спокойно сплю»

Мои домашние не знали, что я собираюсь перейти в ИТ — я не говорил им об этом. Онлайн-курсы начинались в 18.00, заканчивались в 21.00, я все это время проводил в своём офисе. Домашние задания, пет-проекты — делал там же. Так что для семьи я просто поздно приходил с работы.

А когда меня взяли в EPAM — я рассказал им. Все удивились, даже были в шоке. Зарплата джуна, конечно, небольшая, но мы жили на деньги от сдачи недвижимости в аренду. И, если честно, на первых порах я готов был работать просто за опыт — даже без зарплаты. 

Если ориентироваться на «жирные» времена, по уровню дохода я пока не догнал себя-бизнесмена. Но зато я стал спокойно спать по ночам. 

Когда ты ипэшник, ты работаешь и по субботам, и по воскресеньям, и в 22.00 вечера и в 5.00 утра, а сколько головных болей постоянно — вам не передать.

Я иногда читаю, как люди ушли из ИТ и стали предпринимателями, и думаю: ну, это они так воодушевлены, потому что еще не нюхали предпринимательства в нашей стране. А я через всякое прошел — поэтому на данном этапе работа программиста приносит мне гораздо меньше нервной нагрузки. 

«Для джунов сейчас не лучшее время. Рынок перенасыщен»

Кто-то скажет, что мой случай — ошибка выжившего. Может! Но я бы сказал, что не каждому суждено быть хорошим программистом. Со мной на курсах учились люди, по которым было видно: ну не его это. Да, он учит — и всё вызубрит, я даже не сомневаюсь, и будет писать код, но как?

Я думаю, что программирование — это мое: у меня хорошее алгоритмическое мышление, я хватаю все на лету — и раскладываю по полочкам. У нас на курсе было 2 отличника: я и еще один парень. Его взяли в компанию в Гомеле и сказали, что ближайшие полгода он будет писать только тесты, код — нет. А я спустя неделю на проекте начал писать код, и никогда ни у кого из коллег не было к нему претензий.

Своим знакомым, которые хотели бы в ИТ, я бы честно сказал: для джунов сейчас не лучшее время. Сколько историй, когда отправляют резюме сотни раз — и ни одного ответа не получают. Рынок перенасыщен айтишниками — без работы остаются в том числе крепкие мидлы и сеньоры. 

Но если хватит упорства, то я бы порекомендовал тщательно выбирать курсы и, если получится, преподавателя. Очень рад, у меня был преподаватель из EPAM — и он поучаствовал в моей судьбе. 

Читайте также:

Ученые нашли в недрах Земли остатки древней планеты, образовавшей Луну

Финтех-компания Джека Дорси сокращает более тысячи человек — 10% штата

Основателя FTX Бэнкмана-Фрида признали виновным. Ему грозит до 115 лет тюрьмы