Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Посмотрели, чем известны пограничники, судьи, силовики и работники госСМИ, попавшие под новые санкции. У многих — госнаграды
  2. «Что станет следующей разменной монетой?» Тихановская ответила на вопросы из интервью Лукашенко
  3. Министр юстиции рассказал, почему в Беларуси были закрыты некоторые некоммерческие организации
  4. Глава военно-промышленного комитета: санкции не смогут повлиять на работу военной промышленности Беларуси
  5. Погранкомитет Беларуси заявил, что украинский вертолет нарушил границу (Украина опровергает). Видео инцидента
  6. В объединенном санкционном списке 22 предприятия. Кто в него попал?
  7. Головченко: Ответные санкции против стран Запада будут озвучены сразу после выходных
  8. «Вся страна дрожала». История первого маньяка независимой Беларуси
  9. Замглавы АП рассказал, какой ущерб ожидается от санкций ЕС и как его планируют возмещать
  10. «Убежали, перестали платить, прикрываются покровителями». Замглавы АП высказался про новый налог, который может затронуть Lamoda и Wildberries
  11. Макей из Швеции прокомментировал присутствие Тихановской в Стокгольме во время СМИД ОБСЕ
  12. «Воскрес» в Алжире, изобрел доилку, пугающую коров, и стал отцом «Нивы». История белоруса, у которого все получилось
  13. Белгидромет объявил желтый уровень опасности на субботу и воскресенье
  14. Адвокаты — о том, что грозит тем, кто «донатил» проектам — теперь уже экстремистским формированиям, или получал от них помощь
  15. «Это было просто выживание». История шести сирийцев, добравшихся через Беларусь в Нидерланды


Уже третий день группа из нескольких тысяч мигрантов находится на границе Беларуси и Польши, неподалеку от пункта пропуска «Брузги». Польские службы продолжают защищать границу от незаконных проникновений, мигранты же пробуют ее штурмовать. По ночам температура в этой местности опускается до минусовых отметок, и неясно, что беженцы будут предпринимать дальше. Чтобы это понять, а также узнать, что сподвигло мигрантов на попытку попасть в ЕС через Беларусь, мы пообщались с одним из граждан Ирака, которые сейчас находятся на границе.

Амиру (полное имя мы не называем в целях безопасности) — 21 год, он иракский курд. В Беларусь приехал недавно вместе со своей 49-летней матерью, а также братьями, которым 20 и 12 лет.

«В моей стране нет жизни: нет еды, нет воды, — жалуется Амир. — Поэтому я и тысячи моих братьев выбрали такой путь — попробовать попасть в ЕС. Я, моя мама и братья надеемся, что наша страна в Европе — это Германия, именно туда мы хотим добраться».

По словам Амира, в Беларуси он и его семья находятся легально, прилетели самолетом. Оформление документов для приезда в Беларусь заняло у него шесть дней, причем за каждого из четверых человек семья заплатила по три тысячи долларов.

«Изначально я пытался получить легальную визу в Польшу, — говорит Амир. — Я хотел попасть в эту страну законно. Но правительство Иракского Курдистана не выдает визы курдам просто так (почему Амир ссылается не на дипломатическое представительство Польши или другой европейской страны он не пояснил, — Прим. Zerkalo.io). Я ждал четыре месяца — и не получил никакого ответа. Поэтому мы и решились на путь в ЕС через Беларусь».

Из Минска они вместе с другими мигрантами добирались до приграничной территории на такси, а дальше шли пешком. Сейчас семья Амира вместе с другими мигрантами расположилась в лесу прямо возле границы. По собственной оценке Амира, в лагере сейчас 2500-3000 человек. При этом он утверждает, что агрессивных действий они не предпринимают.

«Мы просто стоим рядом с границей, — говорит он. — Мы хотим, чтобы полиция и польское правительство помогли нам и открыли границу. Но прямо сейчас защитники польской границы ведут себя плохо во многих случаях. Когда я вместе с другими направился к ним, чтобы попросить пропустить нас в Польшу, они атаковали нас слезоточивым газом. В то же время белорусские пограничники силой заставляют нас идти в Польшу, поэтому мы не можем остаться в Беларуси».

Сейчас, по словам Амира, они продолжают находиться в импровизированном лагере возле границы, но не знают, что будут делать дальше.

«Я ничего не ел уже два дня, — рассказывает парень. — Всю еду, что у нас есть, отдаю братьям и маме, чтобы они не голодали. Кроме того, здесь есть еще тысячи нуждающихся в пище людей. Третий день не сплю из-за очень сильного холода — вместо этого помогаю согреться моим братьям. Все, чего я сейчас хочу, это наконец-то перейти границу и достичь мечты моей мамы — Германии».