Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Власть находится в состоянии стресса». Эксперты предположили, почему власти не раскрывают причины внеплановой сессии парламентариев
  2. «Белавиа» запустила распродажу билетов. Куда можно слетать по акции
  3. «Тое, што нас адрознівае ад другіх». Лукашенко озаботился судьбой белорусского языка
  4. США пригрозили Беларуси «решительным и быстрым ответом» из-за ситуации вокруг Украины
  5. «Он — политический гуру». Кто такая Ольга Чуприс, озвучившая предложение о совмещении Лукашенко поста президента и главы ВНС?
  6. С 1 февраля пересмотрят пособия на детей до трех лет. Как они изменятся
  7. В парламенте рассказали, что рассмотрят на внеочередной сессии
  8. В Беларусь прибывают российские боевые машины. Узнали, какая техника уже здесь
  9. Генпрокуратура назвала новое число погибших белорусов в ВОВ — якобы их существенно больше, чем считалось. Вот какие цифры звучали ранее
  10. Pfizer белорусам пока не видать. Вот что об этом говорят в Минздраве
  11. Председатель Госпогранкомитета: польские силовики планировали захватить белорусского пограничника
  12. В Беларуси упали пенсии — и средняя, и реальная. На ценах на гречку и картошку показываем, как за год обеднели пенсионеры
  13. Власти придумали, как утихомирить «взбесившиеся» цены на белорусские овощи (производители и торговля вряд ли заценят)
  14. Один из самых известных белорусских стартапов вышел из ПВТ и фактически прекратил работу в Беларуси
  15. Выводы — в пользу Беларуси, установить истину будет сложно. Эксперты оценили доклад ICAO о посадке самолета с Протасевичем
  16. «Ничего нигде не управлялось». Что известно про сбой на Белорусской железной дороге?
  17. Рост пособий на детей, пересмотр пенсий, потяжелевшие жировки, обновление базы тунеядцев. Изменения февраля


Уже третий день группа из нескольких тысяч мигрантов находится на границе Беларуси и Польши, неподалеку от пункта пропуска «Брузги». Польские службы продолжают защищать границу от незаконных проникновений, мигранты же пробуют ее штурмовать. По ночам температура в этой местности опускается до минусовых отметок, и неясно, что беженцы будут предпринимать дальше. Чтобы это понять, а также узнать, что сподвигло мигрантов на попытку попасть в ЕС через Беларусь, мы пообщались с одним из граждан Ирака, которые сейчас находятся на границе.

Амиру (полное имя мы не называем в целях безопасности) — 21 год, он иракский курд. В Беларусь приехал недавно вместе со своей 49-летней матерью, а также братьями, которым 20 и 12 лет.

«В моей стране нет жизни: нет еды, нет воды, — жалуется Амир. — Поэтому я и тысячи моих братьев выбрали такой путь — попробовать попасть в ЕС. Я, моя мама и братья надеемся, что наша страна в Европе — это Германия, именно туда мы хотим добраться».

По словам Амира, в Беларуси он и его семья находятся легально, прилетели самолетом. Оформление документов для приезда в Беларусь заняло у него шесть дней, причем за каждого из четверых человек семья заплатила по три тысячи долларов.

«Изначально я пытался получить легальную визу в Польшу, — говорит Амир. — Я хотел попасть в эту страну законно. Но правительство Иракского Курдистана не выдает визы курдам просто так (почему Амир ссылается не на дипломатическое представительство Польши или другой европейской страны он не пояснил, — Прим. Zerkalo.io). Я ждал четыре месяца — и не получил никакого ответа. Поэтому мы и решились на путь в ЕС через Беларусь».

Из Минска они вместе с другими мигрантами добирались до приграничной территории на такси, а дальше шли пешком. Сейчас семья Амира вместе с другими мигрантами расположилась в лесу прямо возле границы. По собственной оценке Амира, в лагере сейчас 2500-3000 человек. При этом он утверждает, что агрессивных действий они не предпринимают.

«Мы просто стоим рядом с границей, — говорит он. — Мы хотим, чтобы полиция и польское правительство помогли нам и открыли границу. Но прямо сейчас защитники польской границы ведут себя плохо во многих случаях. Когда я вместе с другими направился к ним, чтобы попросить пропустить нас в Польшу, они атаковали нас слезоточивым газом. В то же время белорусские пограничники силой заставляют нас идти в Польшу, поэтому мы не можем остаться в Беларуси».

Сейчас, по словам Амира, они продолжают находиться в импровизированном лагере возле границы, но не знают, что будут делать дальше.

«Я ничего не ел уже два дня, — рассказывает парень. — Всю еду, что у нас есть, отдаю братьям и маме, чтобы они не голодали. Кроме того, здесь есть еще тысячи нуждающихся в пище людей. Третий день не сплю из-за очень сильного холода — вместо этого помогаю согреться моим братьям. Все, чего я сейчас хочу, это наконец-то перейти границу и достичь мечты моей мамы — Германии».