Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  2. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  3. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  4. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  5. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  6. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  7. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  8. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  9. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  10. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  11. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  12. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  13. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  14. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  15. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  16. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  17. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  18. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок


Александр Сахащик, сын главы Департамента национальной безопасности при Объединенном переходном кабинете Валерия Сахащика и начальник его штаба, до начала войны оставался в Беларуси и служил в звании майора ССО. Однако уже спустя несколько дней он принял решение уйти из армии, перешел белорусско-литовскую границу и присоединился к своему отцу. Александр рассказал на YouTube-канале Сахащика-старшего, почему решил уехать из Беларуси, какие настроения царили в то время среди военных и пошли бы они воевать в Украину, если бы получили такой приказ.

Начальник штаба Департамента национальной безопасности при Объединенном переходном кабинете Александр Сахащик. Скриншот видео YouTube-канала Валерия Сахащика
Начальник штаба Департамента национальной безопасности при Объединенном переходном кабинете Александр Сахащик. Скриншот видео YouTube-канала Валерия Сахащика

«100% личного состава в войне будут отстаивать интересы белорусского народа»

Александр Сахащик окончил Военную академию, проходил службу в 33-м отдельном отряде специального назначения сил специальных операций (ССО) в звании майора.

27 февраля 2022 года, когда его отец Валерий Сахащик записал первое видеообращение к белорусским военным с призывом не участвовать в российской агрессии против Украины, он находился на пункте управления сил специальных операций.

— Мы выполняли задачи по усилению государственной границы, так как несколько дней назад началась военная агрессия Российской Федерации в Украине, — рассказал Александр.

Он признался, что в то время все белорусские военнослужащие находились в «немножечко подвешенном состоянии»: никто не знал, что будет дальше и во что это выльется, люди испытывали напряжение:

— Главный вопрос, который стоял на повестке дня: будут ли привлечены вооруженные силы Беларуси для участия в войне в Украине? Никто не мог дать точный ответ на этот вопрос.

Александр утверждает, что в белорусской армии никто даже не знал, что война начнется:

— Для нас это было точно так же внезапно. Да, об этом говорили, но все было на уровне предположений: все давали оценки, сколько дней нужно России, чтобы вдоль и поперек пройти Украину. Вместе с тем я сходу не могу назвать ни одного человека, который бы хотел войти на территорию Украины и участвовать в боевых действиях.

Сахащик-младший уверен, что, если говорить о внешней агрессии, а не о событиях 2020 года, «100% личного состава» вооруженных сил Беларуси в войне будут отстаивать интересы белорусского народа. Однако, по его мнению, только «ничтожный процент» приверженцев «русского мира» в белорусской армии захочет участвовать в боевых действиях на территории другого государства, тем более страны-соседки:

 — Этих людей немного, когда речь идет о том, чтобы идти на территорию чужого государства и погибать там, рисковать своей жизнью непонятно за что.

Александр называет попытки Лукашенко в начале войны показать на карте, «откуда готовилось нападение», показухой и популизмом, которые никого в действительности не впечатлили:

— Все понимали, что так просто выгодно Лукашенко. Украина никогда не представляла никакой опасности для Беларуси, да и для России тоже.

«Я закрывал глаза, представлял себе Google-карту и точно знал, куда выйду»

После 27 февраля 2022 года, когда Валерий Сахащик записал обращение к военным, его сын принял решение покинуть службу. По его словам, вариантов было немного:

— Я бы не назвал это увольнением. Ни с какой стороны это нельзя так назвать. Оценив реакцию командного состава сил специальных операций, «контриков» (контрразведчиков. — Прим. ред.), которые были за нами закреплены, и прекрасно понимая, как работает эта машина, я понял, что у меня, по сути, две дороги, по которым я могу дальше двигаться.

Первая — плясать под дудку системы, которая рано или поздно принудила бы меня к тому, чтобы я стал Павликом Морозовым и предал своего отца и свои внутренние интересы. Вынудили бы меня дать какие-то интервью, похожие на те, которые давали [экс-начальник Генерального штаба Олег] Белоконев и [командующий силами специальных операций Вадим] Денисенко, и отказаться от своего отца.

Вторым вариантом, по словам Александра, было «отказаться все это делать — тоже перспектива неинтересная». И он выбрал третий — покинуть Беларусь.

После принятия решения его реализация была делом техники благодаря приобретенным за время службы навыкам и знаниям. Александр разработал несколько маршрутов для перехода границы — основные и запасные:

— Дальше оставалось создать условия, чтобы обо мне на некоторое время забыли.

Побег из Беларуси Сахащик-младший совершил в начале марта 2022 года, причем «на той стороне» его никто не ждал и даже не знал о его планах. Военный выбрал белорусско-литовскую границу, так как она была ему лучше знакома и менее защищена по сравнению с польской:

— Я закрывал глаза и представлял себе Google-карту, местные ориентиры, по которым двигаюсь, и точно знал, куда выйду.

Он добавил, что еще в Беларуси ему бы не позволили написать заявление об увольнении, получить визу и выехать за границу:

— Из Вооруженных сил нельзя уволиться по собственному желанию — просто юридически нельзя это сделать. Тебя могут уволить за нарушение условий контракта, дисциплинарные проступки. Самый быстрый способ — положить рапорт на стол, чтобы тебе его подписали, и этим же днем сесть пьяным за руль.

По словам Александра, о своем выборе он не жалеет:

— Мне удалось посмотреть на того потенциального противника, к обороне против которого нас готовили все это время. Посмотреть, как живут наши соседи — Литва, Польша, пообщаться с людьми в этих странах.

Учения «Союзная решимость» в Беларуси, перетекшие в агрессию против Украины. Фото: Олег Некало, Максим Гарлукович, «Ваяр»

«Можно тихо, скромно делать свое дело и приносить пользу тем людям, которым ты давал присягу»

Александр Сахащик вспомнил, что в 2020 году какое-то количество силовиков, в основном в МВД, писали рапорт и увольнялись, однако сам он решил остаться на военной службе:

— Я точно так же переживал все эмоции, которые переживали нормальные люди в 2020 году, глядя на то, что происходит на улицах и в стране. Но я понимал, что, оставаясь в системе, я смогу принести гораздо больше пользы белорусскому народу, которому я давал присягу.

По его мнению, если люди разделяют его позицию и нет угрозы их здоровью и безопасности, для них правильнее оставаться в системе, даже получая преступные приказы:

— Всегда можно найти способ выполнить задачу в рамках законодательства, не нарушив чести и достоинства офицера, военнослужащего. <…> Можно тихо, скромно делать свое дело и приносить пользу тем людям, которым ты давал присягу.

Тем не менее он убежден: если бы силам специальных операций отдали приказ пойти воевать в Украину, то они «на 100%» пошли бы:

— Есть приказ: другая страна нападает на Беларусь — неважно, какая. Если люди начнут раздумывать, идти защищать или нет, — это провал. Не может военный раздумывать — он может только думать, как ему лучше выполнить ту или иную боевую задачу, которую перед ним поставили, как сохранить жизни своих подчиненных.

«Существующие сегодня в Беларуси документы не отвечают интересам белорусского народа»

Сейчас Александр Сахащик работает начальником штаба в Департаменте национальной безопасности, который возглавляет его отец. По его словам, в этой организации заняты люди, которые имеют военное прошлое, проходили службу в Беларуси, обладают большим опытом и не согласны с тем, что происходит в стране.

— Мы занимаемся анализом, предоставляем материалы для принятия решения руководителю департамента. На базе этого он вносит предложения для работы Объединенного переходного кабинета.

Кроме этого, занимаемся переработкой основополагающих документов — в частности, это военная доктрина и концепция национальной безопасности. Потому что существующие сегодня в Беларуси документы, к сожалению, не отвечают интересам белорусского народа и должны претерпеть определенные изменения, хотя они достаточно корректно составлены.

Третье направление, которым мы сейчас занимаемся, — помощь украинскому народу в борьбе с российским агрессором. В частности, это Первая белорусская десантно-штурмовая рота, которая воюет в 79-й десантно-штурмовой бригаде на Донецком направлении. Там собрались действительно интересные ребята, местами разношерстные — некоторые даже не знали, что такое служба в армии. Но на сегодняшний день они уже поднаторели, и многие из них имеют опыт, которого нет у белорусских военных.