Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Тело Алексея Навального отдали матери
  2. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  3. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  4. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  5. В Беларуси стартовал единый день голосования. Офис Тихановской призвал оставаться дома и запустил онлайн-марафон
  6. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  7. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  8. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  9. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  10. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  11. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  12. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  13. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  14. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  15. Голосование на белорусских выборах официально завершилось. Вот когда озвучат результаты
  16. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  17. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  18. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50


В очередном выпуске шоу «Максимально» появились две белоруски, которые работают вебкам-моделями, то есть снимаются за донаты, зачастую обнаженными. В интервью девушки рассказали о трудностях своей профессии, заработках и странных клиентах, вспомнили историю с браком комика Славы Комиссаренко. А гендерная исследовательница Ирина Сидорская объяснила, почему индустрия секс-услуг — это эксплуатация женщин и стремиться к ее легализации в Беларуси не стоит.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / Timek Life

«Сто часов за неделю не сидела — не модель»

Гостьи канала Катя и Марго работают вебкам-моделями уже около трех лет. Они снимаются в онлайн-трансляциях на специальных сайтах, общаются с постоянными и случайными посетителями, выполняют их просьбы (например, позволяют через сеть контролировать свою секс-игрушку) и получают за это донаты.

Поначалу, вспоминает Катя, мотивом для нее были даже не деньги, а любопытство:

— Мы с бывшим молодым человеком купили все оборудование, попробовали — оказалось, не так уж страшно, даже весело.

По словам девушки, в первое время она «капризничала» и не делала то, о чем ее просили клиенты, но «потом поняла — деньги не пахнут: что говорят, то и делаю».

Марго добавляет, что в вебкаме «заработать кучу денег» в принципе возможно, но для этого придется хорошо постараться:

— Там есть график, тебе нужно выходить и отрабатывать смену — как у вахтерши, только дороже.

«Смена» вебкам-модели длится в среднем восемь часов в день. Популярные девушки могут позволить себе выходить в сеть часа на три, но новичкам зачастую приходится работать и по 12 часов ежедневно, и даже целыми сутками.

— Есть такая фраза: «Сто часов не сидела [за неделю] - не модель», — отмечает Марго.

Катя отмечает, что самые прибыльные смены ей обеспечивали «сумасшедшие постоянники» (постоянные клиенты): бывало, за 4 часа общения с постоянным посетителем ей удавалось заработать 1000 долларов, но такое случалось редко:

— В основном какая-то стабильность — 200−400 долларов за восемь часов.

— У меня топ выводов был 1000−1200 долларов за неделю, — добавляет Марго.

Вебкам-модель Катя. Скриншот видео YouTube-канала "Максимально"
Вебкам-модель Катя. Скриншот видео YouTube-канала «Максимально»

«Показывают фотографию матери и просят: „Оскорбляй ее, пожалуйста“»

По словам девушек, основные клиенты у моделей (в вебкам-сфере их называют «мемберами») — как одинокие, так и женатые мужчины, а вот запросы у них бывают самые разные, порой довольно странные.

Например, посетители просят моделей «пригласить» поучаствовать в трансляции сестер и родителей, помочиться перед камерой, надевают женскую одежду или даже прикидываются девушками.

— Бывает, показывают фотографию матери и просят: «Оскорбляй ее, пожалуйста», — рассказывает Катя.

От «туалетных» запросов и фантазий, связанных с инцестом, по их словам, девушки всегда отказываются. Кроме того, на любых вебкам-сайтах инцест запрещен.

В целом, отмечают Катя и Марго, как пройдет сеанс — зависит от настроения мембера. Как правило, клиенты редко рассказывают моделям о себе и норовят отключиться сразу после сессии:

— Очень часто им становится стыдно от того, что они наделали.

Среди мемберов встречаются и сталкеры, которые изводят девушек навязчивыми преследованиями. Катя вспомнила сразу двух таких клиентов. Один прислал ей скриншот из новостной сводки о девушке, выброшенной с балкона, со словами, что это «его рук дело». Другой, состоятельный москвич, заявил, что организовал за девушкой слежку, присылал фото ее дома и ее самой на улице, подписался на всех ее друзей и отслеживал публикации, где ее отметили:

— Потом он поехал кататься на лыжах, сломал себе ноги и был очень занят. Общение наше притупилось и, к счастью, сошло на нет.

Марго говорит, что сталкеры чаще «заводятся» у моделей, которым «повезло» нарваться на психически нестабильного человека. Или же у тех, кто уже приобрел определенную популярность, но в этом случае девушки стараются соблюдать правила безопасности — чтобы их нельзя было вычислить по нику или даже по виду из окна.

Скриншоты и видео из интимных трансляций могут выкладывать на другие сайты или рассылать по соцсетям, забрасывать моделей «дикпиками» (фотографиями гениталий) и предложениями заняться сексом:

— Большинство считает, что если ты занимаешься вебкамом, то ты хочешь заниматься сексом абсолютно со всеми людьми на этой планете, — говорит Катя, которой приходилось с подобным сталкиваться.

«Даже сексуальный объект можно уважать»

Девушки признаются, что работа вебкам-модели имеет и другие трудности. Например, может возникнуть «жесткое выгорание» — когда перестает тянуть к сексу в обычной жизни:

— Если как романтическое свидание — супер, если как долг — то нет. Или просто сил, может быть, на это не остается.

— Не каждый же день ты хочешь выходить [в интернет] и это делать — бывает, заставляешь себя через силу. Тогда да, это эксплуатация. Или вот «постоянник» приходит: ну нет у тебя желания делать то, что вы обычно делаете, но ты делаешь, потому что знаешь, сколько примерно с ним заработаешь, — говорит Катя.

Марго отмечает, что, когда женщина приходит работать в секс-индустрию — к ней будут относиться как к сексуальному объекту, но даже объект можно уважать:

— Если ты приходишь в секс — к тебе будут относиться как к партнеру для секса в той или иной ипостаси, в этом заключается работа. Но это не обязательно будет без уважения.

А еще, добавляет она, во время вебкам-сессии модель редко получает сексуальное удовольствие:

— Даже в жизни мало кто понимает, как его доставить, а в интернете все еще сложнее.

Вебкам-модель Марго. Скриншот видео YouTube-канала "Максимально"
Вебкам-модель Марго. Скриншот видео YouTube-канала «Максимально»

«Получается, что модели не защищены ни с какой стороны»

Гендерная исследовательница Ирина Сидорская считает, что cфера секс-услуг может трактоваться очень широко: сюда можно отнести не только вебкам, но и проституцию, и продажу «взрослых» фото на OnlyFans. И если в некоторых странах, например, в Нидерландах, проституция в силу исторических причин легализована, то в странах вроде Беларуси, где такого никогда не было, к этому не стоит стремиться:

— Потому что секс-услуги будут оказывать женщины, а потребителями этих услуг в 90% случаев будут мужчины.

Она обратила внимание, что в скандинавских странах и вообще во многих государствах, где все в порядке с гендерным равенством, проституция не легализована и там с ней борются:

— Но борются не с проститутками, а с индустрией посредников — сутенеров, публичных домов, либо криминализируют потребителя услуги. Однако исходят из того, что сама проститутка эксплуатируется, она здесь скорее жертва.

Большинство феминисток также относятся к проституции отрицательно, отмечает Сидорская:

— Они считают, что проституция — это то, что унижает, эксплуатирует, дискриминирует женщину. Эта не та сфера, где мы можем говорить о том, что мужчина и женщина участвуют в ней на равных.

Что касается конкретно вебкама, то эксперт подчеркивает: несмотря на рассказы некоторых моделей о высоких заработках и прекрасных условиях, в действительности эта сфера «сложная и опасная» — в особенности в таких странах, как Беларусь.

— За счет того, что она «серая» и непонятно, под какие законы подпадает, здесь можно и шантажировать девушек, и запугивать, и платить им значительно меньше. Какие у них особо права есть?

Кроме проблем с законом, вебкам-модели рискуют подсесть на наркотики, испытывают страх деанонимизации, из-за которой сталкиваются с шантажом и сталкингом, причем даже не могут рассчитывать на общественную поддержку:

— Когда такая женщина приходит в правоохранительные органы, ей уже сложнее защищать свои интересы. Получается, что модели не защищены ни с какой стороны.

Ведущий канала Макс Паршуто и гендерная исследовательница Ирина Сидорская. Скриншот видео YouTube-канала "Максимально"
Ведущий канала Макс Паршуто и гендерная исследовательница Ирина Сидорская. Скриншот видео YouTube-канала «Максимально»

«Стремно, что она не призналась, и стремно то, как он это преподнес на эмоциях»

Вспомнили во время выпуска и недавний случай с белорусским комиком Славой Комиссаренко. Напомним, в сентябре стало известно о его свадьбе с украинкой Юлией Шашковой, и практически сразу в сети начали распространяться сведения о том, что Юлия несколько лет назад работала вебкам-моделью.

Стендапер признался, что «в этой ситуации ужасно все», заявил, что жена солгала ему о своем прошлом и ему «очень грустно от того, что все так получилось». Сама Юлия уверяет, что давно уже не занимается вебкамом, что она «простила себе эту ошибку» и на этом поставила точку во «всей этой истории».

Пользователи соцсетей, следившие за развитием истории, комментировали ее по-разному. Одни осуждали Шашкову за то, что она умолчала о своем прошлом, либо за то, что она вообще работала вебкам-моделью (или за то и другое сразу). Другие считают, что в такой работе нет ничего постыдного, а комику не следовало «выносить сор из избы».

— Стала ли для вас удивлением такая реакция, что у публичного человека появилась жена, она раньше занималась вебкамом — мол, что в этом такого? — спросил ведущий канала Макс Паршуто.

Катя уверена: то, что Юлия этим занималась, — «не стремно»:

— Стремно, что она не призналась, и стремно то, как он (Слава Комиссаренко. — Прим. ред.) это преподнес на эмоциях, не обдумав.

Марго же считает реакцию стендапера адекватной, а вот его жена, по ее мнению, имела полное право молчать о своем прошлом:

— Понятно, что всем хочется быть в отношениях открытых и честных, но если вдруг ты выясняешь о своем партнере то, в чем он не признавался, давай подумаем, почему он не признался, а не будем сразу осуждать.

В свою очередь Ирина Сидорская убеждена — Юлия не призналась мужу как раз потому, что ожидала негативной реакции с его стороны:

— [Комиссаренко], к сожалению, не тот человек, который отреагирует на это, сохраняя ее достоинство и уважение к ней.