Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  2. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  3. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  4. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  5. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  6. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  7. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  8. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  9. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  10. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  11. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  12. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  13. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  14. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  15. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  16. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  17. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  18. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет


horki.info,

Максим жил и рос в Горках, а еще — у бабушки в деревне. Когда стал взрослым, уехал из Беларуси: сперва получать образование, а потом работать. Сегодня он занимается промышленным альпинизмом в Польше. Парень рассказал horki.info, как устроился в соседней стране, какие есть тонкости в работе «верхолаза» и куда он собирается двигаться дальше в своей жизни.

Максим. Фото из личного архива для horki.info
Максим. Фото из личного архива для horki.info

Возможность учебы в Польше стала откровением

После школы юноша отправился в Россию — хотел стать военным и получить специальность связиста. Во время учебы понял, что сделал неправильный выбор. Но уходить просто «в никуда» не хотел. Знакомые в университете подсказали, что можно учиться в Польше.

— Тогда для меня это прозвучало как откровение. Никогда не думал, что можно получить образование где-то на Западе, — вспоминает Максим.

Он стал собирать информацию об обучении в этой стране, взвесил все «за» и «против», оценил свои шансы, отчислился из российского вуза и примерно шесть лет назад пересек границу Евросоюза.

На понимание языка потребовалось около трех месяцев

Максим приехал в Люблин и поступил на экономиста. Говорит, особых сложностей во время учебы не было — ему нужно было получить образование, и он этой цели достиг. За вуз платил сам — сразу выбрал университет, где это стоило не очень дорого.

С польским было сложнее. В начале учебы для иностранцев были языковые курсы, но Максиму они особо не помогли. Месяца два или три ходил на пары и почти не понимал своих преподавателей. Но занятия старался не пропускать, слушал, вникал, общался с живыми носителями языка — постепенно начал все схватывать и заговорил.

Время учебы пролетело быстро, диплом о высшем образовании парень получил, но решил, что связывать свою жизнь с цифрами и сидеть в офисе все-таки не очень интересно. Определить дальнейшую стезю помогло увлечение детства.

Страшно только вначале, потом — привыкаешь

В детстве Максим занимался велотуризмом и спортивным ориентированием. Мальчишке очень нравилось, а главное, хорошо получалось взбираться с веревками на высоту, осваивать скалодром. В школьные годы он даже участвовал в республиканских турслетах, в общем, увлекался этим спортом довольно серьезно.

И тут помог случай. Среди объявлений о работе на глаза попалось о том, что в бригаду примут «верхолаза» без опыта. Обещали всему научить — так и вышло.

Сейчас Максим специализируется на мойке окон на высоких этажах. Свой первый рабочий выход помнит хорошо — было страшно.

— Когда на земле подходишь к высокому зданию и смотришь вверх, понимаешь, что может быть опасно. Когда забираешься наверх и приближаешься к краю, уже приходит мысль — да ну ее, эту работу. В общем, в первый раз выбираться за окно мне не хотелось, — вспоминает собеседник.

Опытный коллега, закаленный мужик-профессионал из бригады, по-дружески поддержал, сказал: «Давай уже, лезь» — и Максим шагнул.

Теперь он объясняет, что когда ты уже вышел и висишь, мозг как-то привыкает, страх притупляется, а с опытом это чувство почти не возникает.

Varso Tower в Варшаве. Фото: unsplash.com / Andrey Volk
Varso Tower в Варшаве. Фото: unsplash.com / Andrey Volk

Не так давно Максим работал на самом высоком здании Евросоюза. Это небоскреб Varso Tower, который находится в центре Варшавы возле Дворца культуры. Без шпиля его высота 310 метров. Вид с крыши там просто потрясающий — огромный город весь как на ладони, даже видны загородные пейзажи. Кажется, что небо совсем близко.

Ролик Максима о том, как их бригада мыла Varso Tower

Снаряжение — не проблема, но его покупают сами

В Польше снаряжение для работы альпинисты покупают себе сами — от этого зависит жизнь, поэтому мужчины не экономят.

Экипировка Максима стоит около полутора тысяч долларов. С ней он работает уже второй год, пока все цело: обвязка, веревки, страховочные устройства и костюм замены не требуют, но с этим в Польше проблем нет — всегда можно купить новые любой фирмы.

Заработка хватает на все, если не болеть

Зарплата Максима и его коллег зависит от объекта, погоды и ставки в каждом конкретном случае. Бывают сложные дома, где трудно дотянуться до некоторых окон, есть повороты, какие-то другие сложности — там расценки повыше.

В работе промышленных альпинистов есть некоторая сезонность: заработок в основном идет весной и осенью, летом и зимой заказов заметно меньше.

В сезон опытные альпинисты на мойке окон зарабатывают по 4−5 тысяч долларов в месяц. Иногда, бывает, выходит и 6 тысяч. Но в среднем все-таки около 3−4 тысяч.

Максим говорит, что сейчас его доход примерно 120−130 долларов в день. Если нет серьезных проблем со здоровьем, в столице Польши на эти деньги одному человеку можно нормально жить.

Белорусы и поляки похожи, это очень сближает

Максим снимает комнату, не ограничивает себя в покупке продуктов, не часто, но бывает в клубах, встречается с друзьями в кафе. Бывает, что выбирается в путешествия. Побывал в Австрии, Хорватии, Чехии, Словакии.

За годы жизни в Польше у него появилось много друзей из разных стран. Больше всего, конечно, поляков, но есть ребята из Украины и Индии.

В Польше ему нравится, что у местных жителей и у белорусов очень близкий менталитет. А еще — тут недорогие машины.

Фото из личного архива Максима, предоставлено для horki.info
Фото из личного архива Максима, предоставлено для horki.info

Не устраивает Максима то, что по воскресеньям в Польше закрыты все магазины. Чтобы загрузить холодильник, надо не проворонить субботу или же дожидаться понедельника.

Есть вопросы к медицине — частная дороговата, а чтобы попасть на прием к бесплатному специалисту, надо долго ждать. И скорую помощь вызвать не так просто, как в Беларуси.

Скучает по озеру у бабушки в деревне

Парень уже настолько привык и адаптировался, что чужаком себя в Польше не чувствует. Единственное, по чему скучает, — это озеро у бабушки в деревне. На том практически безлюдном водоеме он любил купаться летом. В Варшаве с этим сложнее — чтобы оказаться на тихом озере вдалеке от городской суеты, надо куда-то ехать.

Родители Максима переехали в Чехию, появилась возможность видеться чаще. С бабушкой и дедушкой он общается через мессенджеры.

В промышленном альпинизме очень много направлений. По словам Максима, в этой работе он сейчас на самых начальных ступенях, есть куда развиваться. А еще он подумывает освоить специальность техника ветровых турбин и попробовать свои силы на платформах в море.