Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  2. «Путин поднял ставки. Есть шанс, что кто-то эту ставку побьет». Поговорили с Чичваркиным про «Евросеть», Беларусь и войну
  3. КГБ зачислил в «террористы» Марию Колесникову, Максима Знака и еще 13 осужденных
  4. Супероружие или экипаж «проспал»? Рассказываем об украинской ракете, которым уничтожили крейсер «Москва»
  5. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  6. Противник переместил дивизион «Искандер-М» в Брестскую область. Главное из сводок штабов на 90-й день войны
  7. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  8. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  9. В Минском районе семья попала под электропоезд. Погибли беременная мать, отец и годовалый малыш
  10. «Медуза»: вместе с референдумами в самопровозглашенных ЛДНР может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией в Беларуси
  11. В Беларуси упала средняя зарплата
  12. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  13. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  14. Гибель российского генерала, как сейчас выглядит «Азовсталь», отношение белорусов к событиям в Украине. Девяностый день войны
  15. C 25 мая водителей будут штрафовать за невключенный свет фар
  16. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  17. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  18. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  19. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня
  20. Банки вводят очередные изменения. Среди них есть и валютные новшества
  21. «Путин порядок наведет». Рассказываем, что жители белорусского приграничья думают о войне в Украине и роли нашей страны в ней


Когда в мире появился COVID-19, поездки и перелеты между странами заметно усложнились. И даже сейчас, когда государства уже выработали правила въезда и выезда, есть прививки, у путешественников возникают проблемы с пересечением границ: кого-то просто разворачивают в пункте пропуска или аэропорту, а кого-то даже задерживают. Белорусы рассказали блогу «Отражение», в какие неприятные ситуации попадали за время пандемии и как приходилось из них выкручиваться.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

«Нас с детьми под конвоем водили поесть, на полицейской машине везли к самолету»

Белорусская семья, которая в последнее время живет в Московской области, решила съездить с детьми в гости к родственникам в Нидерланды (в России как раз объявили недельный карантин и школы закрылись на «каникулы»). Ольга (имя изменено по просьбе героини) рассказывает, что там у нее живут мама и братья. Близкие не виделись с начала пандемии. Девушка перед поездкой просмотрела все сайты, в местном аэропорту узнала, что можно лететь с ПЦР-тестом. 1 ноября семья вылетела, а 8-го собиралась возвращаться.

— По прилете мы заметили, что таможенный контроль довольно жесткий, многих людей разворачивали, мы уже видели нашу бабушку в ста метрах с другой стороны, и тут нам говорят: «Пройдемте с нами». Дальше началось десятичасовое разбирательство. Я показывала отрицательный ПЦР-тест — меня просили предъявить сертификат о вакцинации. Я объясняла, что привита, но «Спутником», знала, что он не подходит, поэтому сертификат даже не брала с собой, а другими вакцинами, кроме китайской, в Беларуси не прививают. Мне сказали: «Тест не подходит, внутри страны новые правила, нужна вакцинация». Наняли переводчика, потом просили предоставить документы, рассказать, где живут родственники, сколько зарабатывают, сколько у нас денег с собой. К чему эти вопросы, если я приехала не как турист? В это время моей маме говорили, что с нами просто пообщаются и скоро пропустят.

Как рассказывает Ольга, когда стало понятно, что процесс затягивается, и ее мама, и она сама связывались с белорусским консульством в Нидерландах, но услышали лишь «вы должны были почитать правила въезда, разбирайтесь сами».

— До 21−22 часов шло разбирательство. Моим детям шесть и десять лет. Все это время мы не могли поесть, хотя маме с другой стороны обещали, что нам предоставят горячее питание. В какой-то момент семья уже потеряла нас из виду, а я не могла выйти на связь, пока один из таможенников не раздал вайфай. Дети плакали. Я попросила хотя бы выпустить нас в транзитную зону поесть. Под конвоем меня с детьми вывели туда через какие-то закрытые двери и оставили в этом огромном аэропорту. На все дали час, а если не успеем вернуться, пригрозили депортацией, — вспоминает девушка. — Сотрудники аэропорта относились к нам лояльно, девушка из охраны принесла детям сок и печенье, сказала: «Все, что у меня было с собой на смену». А таможенники смеялись над нами: «Не разговаривай на голландском — она все понимает». Только один из них относился с пониманием. У нас забрали паспорта и отправили в отдельную комнату в 10 кв. м, где сидели такие же люди, которых не пропустили в страну. Мы просто сидели на стульчиках, спали как могли, стало страшно: почему забрали паспорта, выводили под конвоем.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

К 12-ти ночи семью отпустили в транзитную зону, выдали отказ во въезде, утром в авиакомпании пытались обменять билеты на ближайший рейс. Если бы их не оказалось, шутит девушка, она с детьми могла бы застрять как в фильме «Терминал».

— В отказе на въезд написано, что мы «являемся угрозой национальному здоровью страны». Причина — что я не была привита вакцинами, которые у них одобрены. Если можно было бы зайти в пункт вакцинации в городе и сделать прививку или еще один тест, я бы сделала! Таможенник сам не понимал, почему так происходит, даже извинялся, когда отдавал документы. 2 ноября в 12:30 мы вылетели обратно в Москву. К самолету нас везли на полицейской машине, отдельно сажали на рейс, а документы передали пилоту. Дети теперь боятся людей в жилетах.

«Потеряли $2000 на билетах и отеле»

Еще одна белоруска, Юлия, летает в пандемию часто и дважды попадала в неприятные истории, маршрут приходилось менять. Первый раз они с мужем в марте 2021-го возвращались домой из ОАЭ через Украину. В самолет не попали: изменились правила въезда в страну.

— На тот момент ПЦР-тесты для въезда в Украину не нужны были, поэтому мы и не делали их. И тут получилось, что там за 12 часов до нашего вылета ввели запрет иностранцам на въезд в страну, либо нужно было отбывать карантин 14 дней. Оказалось, нам прислали уведомление на электронную почту, но у нас не всегда был Интернет. Наверное, на тот момент с нами осталось еще пол самолета. Прямых рейсов до Минска тогда не было, нам пришлось еще снова платить за жилье — вернулись в отель, в котором отдыхали, а он недешевый. Стоимость билетов тогда никто не возмещал, только сейчас вернули 20%. Через два дня уже летели «Белавиа». Это очень затратно! В сумме все обошлось более чем в $2 000. Думаю, людям с ограниченным бюджетом в этом плане очень сложно.

Второй раз пришлось менять планы в мае 2021-го. Летели из Минска в Москву.

— Мы показываем тест, а нам отвечают: нужно скачать приложение «Путешествую без COVID-19», сканировать QR-код — наш не сработал. Тогда при покупке билетов не было нигде напоминаний или уведомлений, что обязательно нужны код и приложение. «Ну, значит вы не улетаете», — сказали сотрудники аэропорта. В Москву нужно было срочно, мы купили билет на поезд — и там все в порядке было с нашим тестом. То есть на самолете нельзя, а на поезде — пожалуйста. Перелеты в пандемию — постоянный стресс: вдруг не подойдет тест, начнут пускать только вакцинированных, что-то еще. Все время нервничаю.

«Возвращайтесь в Польшу, берите билеты на самолет и прилетайте. На поезде нельзя»

Инга из Италии в сентябре 2021-го летела в Беларусь транзитом через несколько стран. Ее не пустили из Польши в Россию. Девушка была полностью привита Pfizer, у нее был гринпасс, но еще не прошло 14 дней с момента получения второго компонента вакцины, поэтому она сделала ПЦР-тест, забронировала билеты на поезд Калининград-Минск.

— В Польше при выезде мне поставили штамп. На въезде в Россию девушка из пограничной службы стала спрашивать, какие у меня причины для въезда, дали заполнить анкету, я указала прививку и ПЦР-тест. Вроде бы, проезд разрешили, но уже на границе снова стали расспрашивать, смотреть документы. До этого я прочла все правила, и везде было указано, что белорусы могут путешествовать по России. Но тут пояснили, что из ЕС белорусы могут въезжать только по приглашению от близких родственников, а транзитом — только самолетом. «Возвращайтесь в Польшу, берите билеты на самолет и прилетайте. На поезде нельзя». Оказалось, эта информация действительно была написана мелким шрифтом.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Инга возвращалась в Польшу с двумя большими чемоданами пешком. Там пограничники, буквально час назад поставившие штамп о выезде, хотели посадить ее на карантин: не прошли положенные 14 дней с момента полной вакцинации.

— Они по всем правилам снова проверили мой чемодан, поставили штамп о новом въезде. Понимали, что меня просто только что не пустили в страну, и разрешили проехать транзитом до Варшавы, там сесть на автобус до Минска за 24 часа. Я потеряла время, пришлось бронировать отель в Варшаве. Уже на паспортном контроле на границе Беларуси возникла аналогичная ситуация с россиянкой: ее тоже не хотели пускать в страну без приглашения, но сказала, что едет транзитом, — и ее пропустили. Я тогда очень удивилась, что россиян к нам так пускают, а белорусов в России — нет.

«Был готов заплатить $10 000, чтобы хотя бы нелегально перейти через границу»

Белорус Антон (имя изменено по просьбе героя) женился на россиянке, семья несколько лет назад переехала в Азербайджан. Когда только начинались разговоры о странном вирусе, который распространяется в Китае, говорит Антон, все воспринималось с улыбкой. В марте 2020-го мужчина с партнерами вылетел в командировку в Амстердам, с женой договорились: закончатся дела по бизнесу — она с дочерью прилетит к нему погулять пару дней по городу. Партнеры улетели — Антон остался. Еще не подозревая, что «застрял».

— Неладное заподозрили уже в Нидерландах: все ходили в масках, работали только продуктовые магазины, а мы еще не понимали, как так можно. Когда жена с четырехмесячным ребенком прилетела, нас предупреждали: лучше улетайте, говорят, что рейс в Баку — один из последних. Мы решили остаться и, если что, полететь через Беларусь или Россию. Потом все стало хуже, — вспоминает молодой человек. — Билеты в Москву за $4000 разбирали за секунду, а хозяин отеля уже требовал выселяться. Мы взяли билеты с пересадкой в Хельсинки, туда долетели, а уже там в аэропорту появляется новость, что в 00:00 закрывается Россия для иностранцев, в том числе для белорусов. У нас самолет прилетал в 00:05 — я думал, что эти минуты ничего не решат, но на стойке регистрации меня, еще нескольких литовцев, латвийцев, казахов не хотели сажать в самолет. Я уже начал говорить, что у меня вид на жительство в России, но дома (хотя на самом деле его нет), — была задача прорваться, а там уже как получится. Всеми правдами-неправдами меня сажают на этот рейс, представитель компании даже собирался идти к пилоту просить, чтобы приземление произошло раньше этих «нулей».

В Москву Антон с женой и ребенком попали без проблем, там у семьи есть квартира, поэтому спокойно отбыли самоизоляцию и стали пытаться вернуться в Азербайджан.

— Оказалось, рейсы в Баку отменили, параллельно Россия закрыла границы с Беларусью. Я еще думал: ну, недели две, истерия спадет — и вернемся к обычной жизни. Работал удаленно, даже не говорил руководству, что я где-то там застрял, разыгрывал спектакли — они думали, что я на месте. Чтобы вернуться, я писал в посольство Беларуси в Азербайджане, они отправляли в посольство Азербайджана в Беларуси, искал юристов. Дошло до того, что искал людей, которые меня за деньги проведут через Дагестан, причем предлагал до $10 000, потому что бизнес и управление компанией были не в моих руках.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

К лету, вспоминает Антон, появились возможности попасть в Беларусь — получилось не сразу:

— Нас с женой не пускали на границе, мы ехали в объезд — нас пограничники ловили и возвращали. Потом все-таки стали пускать, так как я белорус, а жена россиянка. И мы с ней туда-сюда несколько раз ездили. Однажды просто собрали чемодан, поехали во «Внуково», я подошел к стойке и говорю: ребята, вот все документы, что у меня есть, доверенность на компанию — мне нужно улететь. Там мне подсказали, что можно через оперштаб Азербайджана попросить разрешение на въезд и удаленно сделать разрешение на работу в стране. И вот мы через время уже с разрешениями на радостях приезжаем в аэропорт и меня на границе задерживают: «Ты никуда не летишь: у тебя запрет на выезд из Беларуси за долги».

Антону оставалось сесть на машину и ехать в родную страну — разбираться со штрафом шестилетней давности по линии ГАИ. К этому моменту прошло уже 5 месяцев затянувшейся командировки.

— Штраф у меня был оплачен, закрыт, но его передали в суд — нужно было идти туда, меня пугали предстоящие 2 месяца «разбирательств». Я опять начал искать варианты выезда из страны уже с «долгами». Нашелся человек, который обещал помочь «выскочить» за 1600 евро. Мы взяли билеты через Стамбул, в аэропорту нас кинули — деньги взяли, но ничем не помогли. В паспорте появился новый штамп «у выездзе адмоўлена». Пришлось взяться вплотную за историю с судами, через 2 недели мне открыли выезд, и мы, наконец, улетели. Уже в Баку сразу сделали вид на жительство, чтобы история больше не повторилась. Теперь летаем с очень большой опаской где-то застрять — это уже, наверное, навсегда.

В Баку все это время нас ждал кот (был у друзей), бизнес, квартира, в ней — все вещи, еда в холодильнике, ведь мы улетали на неделю. Вы представляете, что там было? Просто огород образовался, картошка проросла! Штору в открытое окно задуло, и она болталась там полгода, как флаг. Да в общем-то вся жизнь осталась. Повезло только, что у нас не было вопросов с жильем, ну и выручило мое умение настраивать работу удаленно.

«Это был мой первый в жизни арест»

В марте 2020-го Мария провела сутки как нелегальный мигрант в аэропорту Вильнюса. Белоруска работает в международной организации, семья на тот момент жила в Эстонии, а сама девушка приезжала в Беларусь, чтобы в местном офисе сделать документы. «Услышала в новостях, что в 19.00 Европа закрывает границы, и взяла билет на самолет в 16 часов. По идее, успевала добраться домой в Эстонию».

У Марии были билеты на рейс с пересадкой в Вильнюсе, когда самолет приземлился, по ее словам, пассажиров полтора часа не выпускали, а после довезли до аэропорта, но оказалось, что самолет до Таллина уже отменили и вылететь девушка не может.

— Те, у кого были рейсы до Риги, пошли на свой рейс, а мне на паспортном контроле сказали ждать в транзитной зоне, пока не предложат другой вариант. Эта зона — просто коридор и лестницы вверх-вниз. Было очень страшно, я расплакалась, но взяла себя в руки и пыталась решить вопрос. Постояла пару часов в этом коридоре, связалась с представителями авиакомпании — те пытались дозвониться эстонским перевозчикам, но не смогли. Как мне объяснили, к семи вечера Вильнюс закрывал границы для всех, кроме людей с видом на жительство, поэтому моя рабочая виза была недействительна. — Мария рассказывает, что знала, что может попасть в такую ситуацию, но рассчитывала успеть до семи вечера, на часах к тому моменту еще было шесть. — Мне отвечали: «Вы понимаете, что уже ничего не летает, самолеты отменены, то есть через час вы все равно будете здесь?» А раз я уже прошла паспортные ворота при закрытых границах, стала нелегалом.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Мария искала варианты добраться до дома: там ждали двое маленьких детей. Каждые полтора часа подходила на паспортный контроль, в какой-то момент услышала: «Берите вещи, сейчас вас оформим». Обрадовалась:

— Подумала, что выпустят в город и я смогу добраться до Таллина. Но тут сотрудница службы ставит визу, сразу же зачеркивает ее и вызывает полицию! Меня отвели в подвал аэропорта, где находится полиция, и посадили к другим таким же застрявшим «нелегалам», нас было человек пять, одна из женщин — пожилого возраста. Там было как в СИЗО: перед нами решетка и окошко, куда забрали паспорта, мы по очереди сидели на лавочке, нельзя было никуда выйти, не было ни еды, ни воды. Было очень страшно. Так я просидела всю ночь, периодически пыталась поговорить с работниками, все объяснить, но они плохо говорят по-русски, начальница полиции все время злилась. К утру я еще раз попросила ее позвать, и она наконец сказала, что, если за мной может кто-то приехать прямо сейчас, меня отпустят.

Рабочая виза мужа Марии, как и у нее, тоже стала недействительной, но начальник с работы пообещал «приехать сейчас».

— Но его «сейчас приеду» значило проехать Эстонию, Латвию и Литву! Сотрудница полиции слушала все мои разговоры, чтобы удостовериться, что я не вру, а потом мне вернули паспорт с зачеркнутым штампом (новый так и не поставили) и вывели через служебный выход в город. Но больше никого не выпустили — другие люди остались там сидеть.

Девушка рассказывает, что из-за работы приходится продолжать летать в пандемию. Но теперь знает, что из любой ситуации найдется выход, и с улыбкой заключает: «Надеюсь, это был мой первый и последний арест в жизни».