Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  2. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  3. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  4. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  5. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  6. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  7. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  8. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  9. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  10. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  11. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  12. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  13. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  14. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  15. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  16. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны


Вынужденная эмиграция из Беларуси для многих стала причиной довольно радикальной смены деятельности. Например, заслуженный артист Беларуси Игорь Сигов теперь работает водителем в варшавском такси. Но «уйти в такси» можно по разным причинам, и не только из-за эмиграции. «Зеркало» поговорило с белорусами, которые бросили свою прежнюю профессию и теперь подвозят других, — о том, почему они приняли такое решение, довольны ли и как много удается заработать.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

«На работу еду с радостью, хотя баллончик все равно есть»

Больше восьми лет 33-летний Максим работал на стройке: сначала мастером, потом прорабом. В 2020 году он переехал в Польшу и нашел такое же место уже там. К концу 2021 года на руки он получал около 6000 злотых (или 3700 рублей по курсу Нацбанка на тот момент). Однако с работы пришлось уволиться.

— Не скажу, что любил стройку, скорее, мог ее терпеть и понимал, — делится читатель. — По сути, работал головой и ногами, потому что, если что-нибудь не сходится, надо бежать куда-то, замерять, писать проектировщикам. Они предлагают решение — снова прибежал на место, посмотрел. Опять что-то не сходится, побежал переписывать. В общем, бегал прилично. В итоге начались проблемы с коленом, пришлось делать операцию. Конечно, есть вероятность, что оно развалилось из-за травмы, но не могу утверждать. Врачи просто сказали, что износился диск в суставе. После операции было сложно в принципе ходить, и я понимал, что нет смысла возвращаться и добивать себя, — тогда мне был 31 год. Поэтому с больничного я на работу так и не вышел.

Максим вспоминает, что уход с работы воспринимал без страха, так как на стройке зарабатывал неплохо и скопил «подушку безопасности». Так он начал искать новое дело.

— Кроме самой стройки, я хорошо разбирался в расчетах и архитектуре и сначала думал заняться проектированием. Но потом понял, что если уже и сидеть за компом, то лучше за большие деньги. В итоге стал учиться на тестировщика. А чтобы в это время содержать семью (у меня жена и двое детей), решил немного подрабатывать, — рассказывает собеседник. — А других вариантов не было. Курьерство? Опять надо ходить, а у меня вопрос с коленом. Думал о междугородних перевозках, но все же хотел вечером возвращаться домой. Поэтому остановился на такси. Так изначально это все и выглядело: пять дней в неделю я учился на тестировщика, а в выходные возил людей. Денег хватало и на мою учебу, и на содержание семьи: если работать в пятницу, субботу и воскресенье часов по 12, можно заработать около 600 долларов за выходные. Умножаем на четыре — и получается достаточная сумма в месяц. К тому же и жена тоже работала.

Варшава. Фото Pixabay.com
Варшава. Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com

Окончив курсы тестировщика, Максим стал искать новое место. Но без особого успеха: за восемь месяцев попал только на два собеседования, но оба прошли не очень удачно. В итоге он окончательно пересел за руль.

— Стресса оттого, что я работаю таксистом, не испытывал, — уверяет он. — Самым стрессовым оказался первый клиент, но я себя успокаивал, что он-то не знает, что он первый. А это был обычный человек. Сел, поздоровался — и я его отвез в другой конец Варшавы. Дальше все было как в компьютерной игре вроде GTA: едешь от точки до точки, иногда разговариваешь с людьми. 80% пассажиров просто здороваются, и все, но бывает, весело общаемся, смеемся. Особенно если это молодежь, которая едет в клуб, у них вообще постоянные шутки, приколы. Как-то ехали парни и говорят: «Мы едем в самую черную ж**у Варшавы». А дорога в центр. Я спрашиваю, что они имели в виду, а оказывается, что они ехали в «самый жесткий гей-клуб». А так говорим больше о том, о чем захочет человек. Я могу что-нибудь о городе рассказать, например, где самый низкий дом в Варшаве. Или о себе рассказывают, про собак, детей. Попадаются люди, которые могут жаловаться на мигрантов. Я сам по-польски неплохо говорю, и акцент у меня, скорее, белостокский. В такие моменты сижу тихонечко (смеется). Но если спрашивают, откуда я, — рассказываю, что из Беларуси. Какого-то негатива со стороны поляков за этот год не было, он обычно от украинцев может идти.

Максим отмечает, что конфликтных и неприятных случаев в его работе было не так и много. Например, однажды попался поляк, который не очень-то любил белорусов. Но в процессе разговора оказалось, что не нравились ему в целом все люди, и даже соотечественники, поэтому Максим все это не воспринимал близко к сердцу. Скорее, просто посмеивался.

— Последний неприятный случай был такой: я приехал по навигатору на указанную точку, стою на месте, жду клиента. Появляется подвыпивший мужичок, садится в машину и заявляет, мол, тебе надо учиться ездить по навигации. Якобы он поставил точку в другом месте. Я понял, что ничего толкового с ним не будет, аннулировал вызов и сказал, что никуда не поеду. Попросил покинуть автомобиль. Он начал возмущаться: «Я заказал, я клиент, ты поедешь». Время было около 23 часов, а как-то ругаться с ним не хотелось. Но я знал, что недалеко от этого места полицейский участок, и просто поехал туда. А по дороге как раз увидел полицейскую машину. Мигаю им дальним светом, останавливаюсь, выхожу и говорю, так и так, пьяный человек сел в машину, требует от меня чего-то. И пока им это все объяснял, он сам вышел. Ну и отлично, проблема решена, я пошел в машину. Больше у меня претензий к нему не было.

Максим рассказывает: сейчас у него свободный график, но в среднем стремится ездить четыре-пять дней в неделю. Количество работы больше зависит от запланированных трат. Например, если они с женой решили отдохнуть — значит, нужны деньги на отпуск и придется потрудиться чуть больше. Физически сложной работу в такси он назвать не может. Особенно после восьми лет на стройке.

— Если я проводил там 12 часов и был ушатаным, то тут сижу в тепле, когда на улице холодно, или наоборот, когда жара — мне прохладно. Работа спокойная, не нервная, да и ноги у меня отдыхают. На нее я еду, скорее, с радостью, хотя баллончик у меня все равно под рукой, — говорит мужчина. — Вообще такси — это хорошие деньги здесь и сейчас. Если кому-то 20 лет, он еще ничего не умеет, но получил права, я прямо рекомендую. Но когда тебе 30, 40 лет, надо думать, а что же делать дальше? Это меня тут напрягает больше всего. Хоть и весело работать, но в будущем себя здесь не вижу. О том, что ушел со стройки, не жалею: меня же не выгнали, да и вернуться могу в любое время. Скорее, грустно, что здоровье подкосилось и пришлось делать операцию. И что не получилось найти работу тестировщиком. Но, надеюсь, все впереди — с нового года собираюсь повторно пройти курсы и опять искать работу в IT. Ну и параллельно таксовать, куда ж без этого (смеется).

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

«Чтобы заработать, надо практически жить в машине»

В такси Ольга (имя изменено) работает около полугода. Для нее это скорее вынужденное занятие. До этого женщина была оператором на предприятии, связанном с биотехнологиями. В какой-то момент ее позвали на другой завод начальницей производства. Ольга согласилась — а через несколько месяцев «учредители между собой что-то не поделили». Так она осталась без работы. На поиск новой нужно было время, тем более в районном городе, где живет женщина. Поэтому такси показалось ей подходящим вариантом.

— Мы с сыном живем вдвоем, и мне просто нужны были деньги, — объясняет она. — А так я могла довольно быстро начать работать, пару часов стажировалась — и сразу заступила в ночную смену. К работе адаптировалась быстро, всего пару недель.

График у собеседницы достаточно напряженный: смены по 16 часов в день периодически чередуются с выходными. Вставать приходится около пяти утра, а домой она приходит ближе к 11 вечера. На время с 15-летним сыном остается не так много времени. Белоруска признается: работа для нее сложная, а приятного тут мало.

— Когда устраивалась, очень хотела сменить обстановку, мне это было необходимо, — вспоминает собеседница. — Почему-то думала, что в такси я получу новые эмоции, потому что был сложный период в жизни. Но это вообще не помогло. Мне завтра на смену, и очень тяжело туда идти. Я уверена, больший процент водителей скажет, что их держит именно финансовая часть. Даже у нас среди примерно 30 водителей только пара ребят мне сказали, что кайфуют. Единственный плюс тут, что я не привязана к чему-то, есть постоянное движение, смена лиц, а я ни от кого не завишу. Могу отказаться от заказа, сама выбираю свой маршрут. Больше плюсов нет. 16 часов за рулем — это тяжело. И зарплата очень маленькая, если посчитать, сколько времени я провожу в машине. Теперь понимаю, почему таксисты очень часто попадают в аварии: они просто засыпают. Потому что, чтобы здесь заработать деньги, хотя бы две тысячи, надо практически жить в автомобиле. Я получаю 34% от выручки, и в среднем выходит 1500 примерно за месяц, и за столько времени за рулем это совсем немного. К тому же чаевых практически нет, может быть, только в ночные смены в выходные дни, когда люди разъезжаются по барам и ресторанам. Но опять же, мойка, уборка автомобиля — все это ложится на водителя.

Физически работа тоже выматывает, добавляет собеседница. За последние месяцы у нее начала болеть спина от постоянного сидения — теперь Ольга старается чаще выходить и разминаться. А первое время у нее очень сильно болела левая нога, которой приходится нажимать на сцепление. Доходило до того, что от боли женщина просыпалась ночью. Но со временем это прошло.

— Самое большое количество заказов, которое было за смену, — 52. Но у нас город небольшой, и расстояние от точки до точки может быть 2,5−3 километра. То есть 7−8 минут, и я человека уже привезла, — говорит собеседница. — Я вообще общительная, и если начинаю говорить с клиентами, меня охотно поддерживают. Чаще всего люди говорят о ситуации в стране. В какие-то запретные темы мы не углубляемся, обсуждаем ЖКХ или очень плохие дороги. Люди устали, стали видеть, что мы просто идем назад очень быстрыми шагами. Личными историями тоже делятся. Одна женщина как-то ехала из больницы, рассказывала про своего пропавшего без вести много лет назад сына и плакала — а я вместе с ней. И в целом очень мало людей, которые отмалчиваются. Конечно, бывают дни, когда меня накрывает и я больше молчу, могу только поздороваться, попрощаться, пожелать хорошего дня. Плюс люди в целом сейчас становятся злые, раздраженные. Мы теряем нашу белорусскую доброту.

Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Правда, общение с клиентами для Ольги не столько приятная часть работы, сколько способ выносить занятие, которое совсем не по душе. Она признается: если бы такси для нее было подработкой, возможно, был бы и азарт. А вот с постоянной занятостью все сложнее.

— Я сажусь за руль с тяжелым сердцем, — говорит она. — А потом постоянно хочу, чтобы смена быстрее закончилась. И вот эти разговоры помогают скоротать время. А еще часто первый вопрос, когда клиент садится в машину: «Почему худенькая девушка за рулем?» Мне 39 лет, но на свой возраст я не выгляжу. И всем очень странно, почему хрупкая женщина водит машину. В этом плане был только один нюанс, когда мужчина начал хватать меня за жилетку в середине дороги. Было страшно, но тогда я дала человеку понять, что очень боюсь, не провоцировала его, и все закончилось хорошо.

Долго жить в таком режиме Ольга не планирует. И после Нового года хочет искать варианты для работы в Польше. Правда, чем именно там будет заниматься, пока не знает, но готова браться за все что угодно.

— Я очень люблю свой дом, город, где я живу. Но я здесь не могу заработать денег. Так полстраны живет, — уверена собеседница. — Просто я еще одна и с ребенком. Сейчас я реально не могу удовлетворить свою потребительскую корзину. Если бы не карты скидок, не знаю, что бы делала. Вот это подталкивает ехать куда-то, где можно заработать.

На вопрос, как удается жить в таком режиме, Ольга отвечает: во многом ее мотивирует сын, которого нужно поставить на ноги.

— У меня есть за него ответственность, я должна его обеспечивать. Он только в техникум поступил. И это дает мне силы. Вообще жизнь меня помотала, конечно, и особого счастья я никогда не испытывала. Но я не привыкла сдаваться. Тем более ради своего ребенка, — заключает она.

«Начинал с простого водителя, а теперь своя фирма»

До переезда в Польшу 37-летний Андрей 15 лет работал таможенным агентом. Начинал с Академии наук, оформлял для них импорт и экспорт товаров, а потом стал вести таможенное сопровождение в нескольких фирмах. Работа его устраивала, и денег было достаточно: в 2019−2020 годах получал около пяти тысяч рублей в месяц. А за несколько лет до того из любопытства стал подрабатывать таксистом в Uber.

— Было интересно, в том числе потому, что расплачивались валютой: в 2016−2017 годах можно было заработать 50−80 долларов в день, — вспоминает он. — Но после 2020 года в жизни все поменялось. С одной стороны, Uber объединился с «Яндексом», и рассчитываться стали белорусскими рублями. А с другой, на основной работе резко все пропало. Три конторы закрылись, потому что из-за пандемии очень сильно просели поставки и они уже не вытягивали. Тогда мы с женой приняли решение, что надо переезжать в Польшу.

Автомобиль такси. Фото: pixabay.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

В 2020-м они переехали в Варшаву. Там Андрей сначала искал работу, связанную с таможенной логистикой. Но оказалось, что это не так и просто. По словам мужчины, сначала нужно было получить специальную лицензию и попасть в базу таможенных агентств. Сделать это можно или отучившись три года в университете, или имея опыт работы. Поэтому долго не думая он решил устроиться в такси.

— Мы уже примерно понимали принципы работы всей этой сферы, и я бы сказал, что в Варшаве было сложнее найти жилье, нежели работу, — рассказывает собеседник. — На поиски жилья мы с женой потратили где-то дня два, а вот устройство на работу, подключение к системе заняло буквально час-два. Все это я делал через посредника, который уже сотрудничал с Bolt и Uber, и от меня требовался минимальный пакет документов на то время: права и паспорт. А ездишь ты или на своей машине, или на взятой в аренду.

За несколько лет за рулем и в Беларуси, и в Польше, Андрей убедился, что серьезных отличий между поляками и белорусами нет. Сам мужчина к пассажирам относится довольно позитивно, хотя и неприятные истории тоже случаются.

— Кто-то уже изначально настроен негативно и сразу же идет на конфликт, а кто-то, наоборот, очень добродушный, — говорит он. — Бывало, что садятся и начинают есть шаурму в салоне. Ты говоришь, что нельзя, а в ответ: «Я плачу деньги, вези меня». Такие пассажиры на первой же остановке выходят и ждут автобус. Либо без разрешения начинают курить. Или ставят точку, а ты туда подъехать не можешь, потому что проезд закрыт, и пассажиру надо подойти 10 метров. И бывает, что это клиента не устраивает, начинают возмущаться. Но вообще я человек адекватный, поэтому в таких случаях просто пытаюсь объяснить ситуацию, найти подход.

Со стороны поляков, рассказывает мужчина, негатива он не замечал. И вспоминает случай, когда только начинал работать в Варшаве:

— Ехал с поляком, долго разговаривали, и потом он вдруг спрашивает: «На каком языке ты со мной разговариваешь?» Услышав ответ, удивляется: «В смысле на белорусском?» Для него было так странно, что он все понимал. И я объяснил, что в том и дело, белорусский язык похож на польский, и мы можем разговаривать на своих языках и понимать друг друга. Вообще никаких конфликтов на этой почве не возникало, разве что дополнительный интерес, вопросы, обсуждение политики.

Фото Unsplash.com
Приложение для заказа такси Uber. Фото: Unsplash.com

Около двух лет Андрей работал водителем, а параллельно на удаленке вел таможенные дела одной компании в Беларуси, которой удалось пережить пандемию. Но со временем делать это становилось все сложнее, тем более из-за границы. Весной нынешнего года он и бывший работодатель решили разойтись, а собеседник полностью ушел в сферу такси.

— Я начинал с простого водителя, а после ухода из той компании решил развиваться в этой сфере и открыть свою фирму-посредника, — говорит мужчина. — У меня есть лицензия на работу в такси, и я могу устраивать соискателей Uber и Bolt, как когда-то брали меня. Люди приходят, говорят, что хотят работать, выбирают машину из тех, что на стоянке, и через пару часов уже могут ехать. На данный момент у нас работает больше ста человек, в основном набираем белорусов. Открытие бизнеса было несложным. Пока работал водителем, обзавелся контактами людей, у которых можно брать машины в аренду. Оформление документов заняло буквально день, еще пару часов — получение лицензии. Банковский счет открывали тоже где-то часа два. И уже в течение недели все было подключено к системе, а водители могли работать.

Работа в такси для Андрея стала новым форматом деятельности, который случился как раз кстати: сидение в офисе целыми днями начинало утомлять. К тому же впереди он не видел никакого продвижения.

— Просто с утра пришел, сел за комп, а вечером поехал домой, — вспоминает мужчина. — А тут с людьми пообщаешься, да и постоянно что-то новое. Например, один раз перепал необычный заказ: ночью на трех машинах возили Настю Каменских по клубам, где она выступала. Поэтому о смене работы не жалею. Наоборот, есть планы развиваться дальше — либо получать лицензию на грузоперевозки, либо уйти в логистику.