Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
  2. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  3. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  4. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  5. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  6. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  7. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  8. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  9. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  10. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  11. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  12. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  13. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  14. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  15. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  16. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  17. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  18. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
Чытаць па-беларуску


На прошлой неделе сотрудники Комитета государственной безопасности массово пришли с обысками и проверками к бывшим независимым наблюдателям на президентских выборах в 2020 году. В понедельник, 11 декабря, пришли также по месту регистрации к 23-летнему Артему Кононовичу из Минска. На президентских выборах он наблюдал от «Таварыства беларускай мовы», но сотрудников КГБ интересовала связь с правозащитным центром «Вясна». Артем рассказал об этом «Вясне».

Артем Кононович. Фото из личного архива
Артем Кононович. Фото из личного архива

Ранее стало известно, что у бывших наблюдателей проверяют телефоны и предупреждают об уголовной ответственности за «содействие экстремистской деятельности». С ними также записывали «покаянные» видео. Правозащитники расценивают это очередное нападение на гражданское общество как месть за активность всех независимых наблюдателей на выборах 2020 года. На текущей электоральной кампании «Правозащитники за свободные выборы» объявили о запуске экспертной миссии по наблюдению за выборами без развертывания сети наблюдателей.

Артем Кононович был задержан сотрудниками центрального аппарата КГБ 11 декабря, когда пришел в гости к матери.

— Это произошло в обед. Я тогда был в гостях у мамы, собственно, по месту своей регистрации. В квартире нет звонка, поэтому они ждали у двери, когда кто-то будет заходить или выходить. Так они зашли с мамой. Я этого не ожидал, поэтому не подготовился: не удалил какие-то материалы и не заблокировал технику. Пришли два человека в штатском — это были оперуполномоченные КГБ. Они сказали, что им нужно провести обыск в рамках уголовного дела за «содействие экстремистской деятельности» (ст. 361−4 Уголовного кодекса).

Потом они позвали соседей в качестве понятых. Сотрудники сразу спросили о «запрещенной символике» дома. Но по факту это их не интересовало на самом деле. Они пришли за телефоном и компьютером — я на стрессе отдал свою основную технику. Сразу в ноутбуке они начали смотреть фото и спрашивать, участвовал ли я в «несанкционированных массовых мероприятиях». Мне казалось, что я удалил все, но нет: сохранились фото с акций протеста. Во время обыска они заявили, что якобы мое имя есть в новых списках «Вясны» на наблюдение на новых выборах. И это является основанием, почему меня проверяет КГБ, — рассказал молодой человек.

С 2016 года Артем занимался активизмом: участвовал в различных конференциях, дебатах, программе «Задзіночання беларускіх студэнтаў» и т.д. В 2020 году минчанин раздавал белые браслеты солидарности по интерактивной карте. На президентских выборах наблюдал за досрочным голосованием от «Таварыства беларускай мовы». Но прямо перед выборами 8 августа его задержали в центре Минска и арестовали на семь суток.

Сейчас — через три года и пять месяцев — к Артему пришли с обыском за независимое наблюдение. Постановление на это было подписано еще 6 декабря 2023 года. В результате обыска у парня забрали телефон и ноутбук — сказали, что это буквально на несколько дней. Парень сразу предоставил пароль только от компьютера, а от телефона — нет. Вероятно, поэтому его забрали на допрос в КГБ:

— У меня тогда было не лучшее психологическое состояние, но они все равно забрали меня с собой на допрос. У меня было ощущение, что я не контролирую ситуацию… Трудно было адекватно воспринимать происходящее со мной.

Следователем по делу был Денис Азявчиков (ранее был в Гомельском областном управлении СК, сейчас на повышении в КГБ).

В центральном здании КГБ Артема допрашивал сотрудник, проводивший обыск, а протокол допроса вел другой, который уже был в кабинете.

— Это был конец рабочего дня. Они сказали, что если буду вести себя с ними по-дружески, то поеду домой. Также они показали статью Уголовного кодекса и сказали, что я могу «въехать» по ней от двух до шести лет, если не буду с ними разговаривать. Но я не назвал бы обстановку натянутой, меня скорее хотели задобрить: предложили мне кофе с конфетами, но при этом пытались достать из меня как можно больше информации.

Задавали вопросы, как я связан с «Вясной» и с наблюдением. Спрашивали, от кого я наблюдал, как аккредитовывался, как забирал направление и так далее. Сотрудники заявили мне, что «Вясна» получила новый грант и КГБ нужно проверить, действительно ли правозащитники работают или используют старые базы. Якобы у них есть информация о новом финансировании и им нужно проверить, насколько качественно работает «Вясна», — рассказал экс-наблюдатель.

Сотрудники КГБ сказали Артему, если он не вспомнит пароли, то не поедет домой:

— Мне пришлось вспомнить пароль. В телефоне они нашли много компрометирующей информации на меня. Я укоряю себя за это. Я удалил из гугл-облака, но в памяти телефона сохранились фото. Например, как я раздаю белые браслеты в 2020-м. Я ожидал более жесткой реакции на это все, но они были спокойны и дружелюбны. Я им пытался говорить, что особо ни в чем не участвовал, но они показывали фото с моего телефона, которое говорило об обратном. Так что отрицать что-то было бессмысленно.

Сотрудники говорили, что нам важно доверять друг другу и если они поймут, что я вру, то они и относиться ко мне соответственно начнут. Говорили еще что-то вроде того, что в этом кабинете каждый сам за себя, и просили назвать имена тех, кто со мной на фотографиях с акций протеста. О некоторых людях мне пришлось рассказать — большинство из них не в Беларуси. Стараюсь всех предупредить.

Допрос длился около часа-полутора. В КГБ с Артемом записали «покаянное» видео:

— Меня уверяли, что это не «покаянное» видео, но по факту оно было таким. Там я говорю, что был наблюдателем в 2020-м, за участие в «несанкционированных массовых мероприятиях» отбыл административный арест, с тех пор больше ни в чем не участвовал, то, что мое имя оказалось в списках «Вясны», меня очень беспокоит и доставляет проблемы. Это такое видео, где мне нужно было отказаться от связей с «Вясной». Они мне заранее сказали, что надо сказать, а у меня с импровизацией неплохо, поэтому записали все с первого раза.

Меня отпустили с вопросом: «За кого голосовал на предыдущих выборах?» В ответ я тоже спросил: «А вы за кого?» Они посмеялись. И разошлись на том, чтобы я так больше не делал, так сказать. Я сделал вид, что исправился за это время.

После разговора сотрудники вышли из кабинета, что-то обсудили и вернулись со словами, что от них ничего не зависит, но они «скажут начальству, что он нормальный парень».

Также Артему дали подписать подписку о неразглашении, а также попросили написать бумагу, что он поддерживает действующую власть и не будет участвовать в никаких «формированиях». После этого Артема отпустили. Извлеченную технику оставили у себя, но сказали, что он может забрать ее через пару дней. В скором времени парень покинул Беларусь:

— Очень надеюсь, что мое интервью предупредит других независимых наблюдателей и как-то поможет им.