Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Минобороны РФ сообщило о полном захвате комбината «Азовсталь» и пленении комбата «Азов». Его вывозили из города на бронеавтомобиле
  2. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  3. С 1 июня белорусов ожидают изменения по некоторым жилищно-коммунальным услугам
  4. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  5. Восемьдесят седьмой день войны в Украине
  6. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  7. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  8. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  9. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия
  10. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  11. Мы все опять умрем? Рассказываем об оспе обезьян, которой начали заражаться люди в Европе и США
  12. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны
  13. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине
  14. Украина призывает РФ забрать тела своих солдат, новое видео из Бучи, последние фото с «Азовстали». Восемьдесят шестой день войны
  15. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине


Врачи больницы скорой медицинской помощи рассказали, как лечили 12-летнего Романа Когодовского, который вынес из огня маленького брата. Мальчик провел в реанимации несколько месяцев и перенес 20 операций, сообщает информационное агентство "Минск-Новости".

Фото: сайт Занарочанской средней школы
Фото: сайт Занарочанской средней школы

Напомним, 28 апреля в многодетной семье Марии и Алексея из деревни Сидоровичи Мядельского района случилась беда. Вечером, когда папа поехал в соседний поселок, чтобы встретить маму с работы, в их доме произошел пожар. В это время там находилось двое мальчиков: 12-летний Рома и Ваня, которому на тот момент был год и четыре месяца. Спасаясь от огня, старший брат разбил в одной из комнат окно и вынес малыша. С Ваней все хорошо. Рома, вспоминает мама Мария, получил ожоги более 65% тела.

В тот же день школьника на вертолете МЧС доставили в Республиканский ожоговый центр. Здесь Рома провел пять месяцев — сначала в реанимации, потом в детском отделении.

— В лечении Романа кроме персонала нашего отделения участвовало большое количество специалистов разного профиля. В отделении каждый день проводился консилиум, оценивалось состояние пациента и принималось взвешенное решение по плану лечения. Привлекали инфекционистов, офтальмологов, ЛОР-врачей, эндокринологов, урологов, нефрологов, детских хирургов. Все работали сплоченно — и победили. Это было сложно для всех: врачей, медсестер, санитарок — сопереживали, плакали. Что же говорить о маме Романа! Она — мужественная женщина. Очень помогло ее присутствие в палате сына. В нашем отделении мы настоятельно рекомендуем родителям находиться рядом с детьми, — говорит заведующая отделением анестезиологии и реанимации Лариса Золотухина.

Сначала Рома находился в медикаментозной седации. Вывели из нее Романа, когда приехала его мама. Говорить он не мог — только что-то показывал мимикой, глазами. Но врачи признаются, за долгое время лечения начали понимать, о чем так "говорит" мальчик.

По словам врачей, ежегодно в стране отмечается до 3−4 подобных случаев ожогового травматизма у детей.

 — Через реанимационные отделения проходят до 150 несовершеннолетних с ожогами кожных покровов, требующих проведения целого комплекса реанимационных и хирургических мероприятий. Однако случай Романа — наиболее сложный и, пожалуй, длительный за нашу практику. Площадь обожженной поверхности тела у Ромы составляла 62%, из которых 51% — это глубокие ожоги, требующие оперативного лечения с применением наиболее современных методов замещения кожных покровов. Увы, как показывает практика, в таких ситуациях быть уверенным в благополучном исходе невозможно. Ожоговая болезнь, наверное, самая непредсказуемая из всех существующих, так как в ответ на травму кожи нарушаются функции всех органов и систем. Только когда нашего юного пациента перевели из реанимации в детское ожоговое отделение, мы смогли вдохнуть более свободно, — говорит главный внештатный комбустиолог Министерства здравоохранения Алексей Часнойть.