Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  2. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  3. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  4. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  5. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  6. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  7. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  8. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  9. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  10. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  11. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  12. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  13. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  14. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  15. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом


Врачи больницы скорой медицинской помощи рассказали, как лечили 12-летнего Романа Когодовского, который вынес из огня маленького брата. Мальчик провел в реанимации несколько месяцев и перенес 20 операций, сообщает информационное агентство "Минск-Новости".

Фото: сайт Занарочанской средней школы
Фото: сайт Занарочанской средней школы

Напомним, 28 апреля в многодетной семье Марии и Алексея из деревни Сидоровичи Мядельского района случилась беда. Вечером, когда папа поехал в соседний поселок, чтобы встретить маму с работы, в их доме произошел пожар. В это время там находилось двое мальчиков: 12-летний Рома и Ваня, которому на тот момент был год и четыре месяца. Спасаясь от огня, старший брат разбил в одной из комнат окно и вынес малыша. С Ваней все хорошо. Рома, вспоминает мама Мария, получил ожоги более 65% тела.

В тот же день школьника на вертолете МЧС доставили в Республиканский ожоговый центр. Здесь Рома провел пять месяцев — сначала в реанимации, потом в детском отделении.

— В лечении Романа кроме персонала нашего отделения участвовало большое количество специалистов разного профиля. В отделении каждый день проводился консилиум, оценивалось состояние пациента и принималось взвешенное решение по плану лечения. Привлекали инфекционистов, офтальмологов, ЛОР-врачей, эндокринологов, урологов, нефрологов, детских хирургов. Все работали сплоченно — и победили. Это было сложно для всех: врачей, медсестер, санитарок — сопереживали, плакали. Что же говорить о маме Романа! Она — мужественная женщина. Очень помогло ее присутствие в палате сына. В нашем отделении мы настоятельно рекомендуем родителям находиться рядом с детьми, — говорит заведующая отделением анестезиологии и реанимации Лариса Золотухина.

Сначала Рома находился в медикаментозной седации. Вывели из нее Романа, когда приехала его мама. Говорить он не мог — только что-то показывал мимикой, глазами. Но врачи признаются, за долгое время лечения начали понимать, о чем так "говорит" мальчик.

По словам врачей, ежегодно в стране отмечается до 3−4 подобных случаев ожогового травматизма у детей.

 — Через реанимационные отделения проходят до 150 несовершеннолетних с ожогами кожных покровов, требующих проведения целого комплекса реанимационных и хирургических мероприятий. Однако случай Романа — наиболее сложный и, пожалуй, длительный за нашу практику. Площадь обожженной поверхности тела у Ромы составляла 62%, из которых 51% — это глубокие ожоги, требующие оперативного лечения с применением наиболее современных методов замещения кожных покровов. Увы, как показывает практика, в таких ситуациях быть уверенным в благополучном исходе невозможно. Ожоговая болезнь, наверное, самая непредсказуемая из всех существующих, так как в ответ на травму кожи нарушаются функции всех органов и систем. Только когда нашего юного пациента перевели из реанимации в детское ожоговое отделение, мы смогли вдохнуть более свободно, — говорит главный внештатный комбустиолог Министерства здравоохранения Алексей Часнойть.