Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Расстрел украинских военных, увеличение армии РФ на 170 тысяч, ПВО сдерживает наступательные операции на фронте. Главное из сводок
  2. Вузы выставили новые цены за обучение. Посмотрели, сколько стоит высшее образование после анонсированного Минобром подорожания
  3. В Венесуэле провели референдум, на котором спросили население о возможном присоединении территорию соседней страны. Какие результаты
  4. СМИ: Израиль сообщил, что собирается сделать с сектором Газа после войны
  5. «Зеленский расплачивается за допущенные им ошибки». Мэр Киева раскритиковал украинского президента
  6. Теперь официально. С 1 января минимальная зарплата повышается до 626 рублей
  7. Беларусь — испытательный полигон? Вспоминаем «инновации» белорусских властей, повторенные через какое-то время Кремлем
  8. «Мы дойдем до каждого». В МВД пригрозили новыми задержаниями и «уголовками» из-за коррупции на мясных и молочных комбинатах
  9. Коллега Кочановой вспомнила об основной «статье договора между народом и властью». Похоже, что с этим грядут серьезные проблемы
  10. Рост курса доллара в начале декабря неизбежен: вот причины
  11. BYPOL обвинил Матвея Купрейчика в краже 191 000 долларов с донатов. В BELPOL все отрицают
  12. Обычные антибиотики бесполезны. Рассказываем о микоплазменной пневмонии — ее вспышки уже фиксируют по всему миру
  13. В Сейме Литвы зарегистрируют поправки, которые ограничат возможность белорусов жить в стране


Мария Колесникова, которая была приговорена к 11 годам колонии общего режима, 11 ноября встретилась в СИЗО со своим отцом. Это их третье свидание. О том, как оно проходило, Александр Колесников рассказал сайту Виктора Бабарико.

Александр Колесников рассказал, что Маша выглядит хорошо.

—  Стройная, продолжает делать физические упражнения и стала практиковать йогу. Маша говорит, что это ей придает дополнительные силы и уверенность. Мария уже почти 8 месяцев находится в камере одна. Она от этого, скажем так, не в восторге, и будет настаивать, чтобы это положение изменить. Маша расценивает эту ситуацию не только как давление, но и нарушение ее прав. Согласно даже нашим законам, одиночное заключение является наказанием. Ей очень не хватает общения. Вы не представляете, с какой радостью она слушает от меня новости от родных, близких, друзей.

После вынесения приговора суд дал Марии один месяц на ознакомление с аудиопротоколами. Как рассказывает Александр, в комнате для общения с адвокатами данные материалы дела было не очень удобно изучать: там невозможно из-за перегородок и решеток передавать документы, поэтому адвокатам и Марии приходилось показывать листки бумаги друг другу, все запоминать и записывать.

 — Последний месяц у Маши ушел, во-первых, на ознакомление, во-вторых, на анализ всех документов и составление жалоб. Апелляционная жалоба составила 70 листов рукописного текста. Вывод Маша сделала такой: 41 том уголовного дела оказался без доказательств. «Мне стало понятно, почему суд был закрытым. Потому что нет доказательств вины», — отметила она, — рассказывает отец.

Также Александр Колесников рассказал, что из последних новостей дочь очень впечатлили туристические полеты в космос. Они поговорили и о присуждении ей правозащитной премии имени Вацлава Гавела.

— Она этим очень гордится и всегда повторяет: «Я отношу эту премию на счет всех политзаключенных».

Еще затронули тему лишения лицензий белорусских адвокатов, в том числе и всех защитников Виктора Бабарико

 — Это для нее очень больной вопрос, потому что наши политзаключенные как никто остро понимают, насколько важна помощь адвокатов, — рассказал Александр.

Напомним, Марию Колесникову судили вместе с Максимом Знаком. Суд был закрытым. 6 сентября огласили приговор. И Марию, и Максима признали виновными по всем инкриминируемым им обвинениям.

Суд назначил Марии Колесниковой 11 лет колонии общего режима, Максиму Знаку — 10 лет колонии усиленного режима.

В чем обвинили Колесникову и Знака?

И Марию Колесникову, и Максима Знака, обвинили по трем статьям Уголовного кодекса:

  • ч. 1 ст. 357 (Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем),
  • ч. 3 ст. 361 (Публичные призывы к захвату государственной власти, или насильственному изменению конституционного строя Республики Беларусь, или измене государству, или совершению акта терроризма или диверсии, или совершению иных действий, направленных на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, либо распространение материалов, содержащих такие призывы, совершенные с использованием СМИ или интернета);
  • ч. 1 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования либо руководство таким формированием или входящим в него структурным подразделением).

Как ранее сообщала Генпрокуратура, обвиняемые вместе с иными лицами не позднее 16 июля (прошлого года) вступили в «тайный сговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем». По версии обвинения, они использовали «успешно апробированную в ряде стран методику смены власти незаконным путем». По мнению прокуратуры, такая методика предполагает «аккумулирование представителей протестного движения для формирования неорганизованной массы людей как инструмента достижения целей и способа формирования протестного настроения участников». Она была адаптирована к белорусскому обществу и современному развитию информационно-коммуникационных технологий.

Прокуратура утверждала, что в заговоре были распределены роли. План якобы состоял в том, чтобы провозгласить себя представителями подавляющего большинства граждан страны, озвучить заявления о победе на выборах Светланы Тихановской, утрате народом Беларуси доверия к властям.

«Неоднократно прямо и в завуалированной форме призывали к признанию выборов недействительными, а действующего главу государства — нелегитимным», — говорится в сообщении прокуратуры.

18 августа 2020 года было заявлено о создании Координационного совета. «Скрывая свой мотив, в качестве официальной цели создания „Координационного совета“ они заявили организацию процесса преодоления политического кризиса, обеспечение согласия в обществе, а также защиту суверенитета и независимости Беларуси», — отмечала прокуратура.

По версии обвинения, истинной целью совета была координация протестной активности, организация и проведение действий, направленных на захват госвласти, смену политического руководства, разжигание вражды, публичные призывы к воспрепятствованию законному функционированию органов государственной власти и управления. Именно эти направления обвинение считает признаком экстремистской деятельности.

В Генпрокуратуре посчитали, что обвинения обоснованы, обстоятельства преступлений исследованы полно, всесторонне и объективно, а доказательной базы достаточно.