Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Вся страна дрожала». История первого маньяка независимой Беларуси
  2. В объединенном санкционном списке 22 предприятия. Кто в него попал?
  3. Макей из Швеции прокомментировал присутствие Тихановской в Стокгольме во время СМИД ОБСЕ
  4. Головченко анонсировал ответные санкции и обвинил Запад в том, что не умеет вводить ограничения
  5. Матери пятерых детей Ольге Золотарь вынесли приговор
  6. «Это было просто выживание». История шести сирийцев, добравшихся через Беларусь в Нидерланды
  7. Белгидромет объявил желтый уровень опасности на субботу и воскресенье
  8. Замглавы АП рассказал, какой ущерб ожидается от санкций ЕС и как его планируют возмещать
  9. «Лукашенко объединил Запад». Эксперты оценили общее решение по санкциям и возможную реакцию Минска
  10. «Что станет следующей разменной монетой?» Тихановская ответила на вопросы из интервью Лукашенко
  11. «Я свой пост никогда не оставлю». Искусственный интеллект ответил на вопросы для Лукашенко
  12. Адвокаты — о том, что грозит тем, кто «донатил» проектам — теперь уже экстремистским формированиям, или получал от них помощь
  13. Было 29, осталось 15. «Белавиа» из-за санкций Евросоюза сократила флот
  14. Учителя бьют тревогу: в 2022-м в лицей № 1 и лицей № 2 Минска не будут набирать новых учеников
  15. «Воскрес» в Алжире, изобрел доилку, пугающую коров, и стал отцом «Нивы». История белоруса, у которого все получилось
  16. Погранкомитет Беларуси заявил, что украинский вертолет нарушил границу (Украина опровергает). Видео инцидента
  17. «Убежали, перестали платить, прикрываются покровителями». Замглавы АП высказался про новый налог, который может затронуть Lamoda и Wildberries
  18. «Что мы с ними телепаемся?» Лукашенко наказал «цивилизованно» выслать «работающих во вред» западных дипломатов
  19. «Дефицит сырья на внутреннем рынке». В Беларуси возникли проблемы с молоком. Что происходит


На прошлой неделе газета The New York Times рассказала истории нескольких иракских курдов, которые пытались попасть в Евросоюз через Беларусь. Одним из людей, с которыми поговорило издание, стал Ребин Сирван Маджид — 29-летний журналист, который направился в Минск, чтобы затем попасть в ЕС. С его слов, когда он решился попросить убежища в самой Беларуси, представители властей сразу же насильно выпроводили его из страны, при этом избив. Мы связались с Ребином, чтобы узнать подробности этой истории.

Ребин Сирван. Фото: Facebook
Ребин Сирван. Фото: Facebook

Заплатил 4 тыс. долларов, летел через Сирию

«Мне 29 лет, я родился в городе Эрбиль (столица Иракского Курдистана — Прим. Zerkalo.io), — рассказывает о себе Ребин. — Сейчас живу в Сулеймании — из-за опасений за свою безопасность. Дело в том, что я работаю в одном из демократических медиа, освещающих в том числе политику, и за свою деятельность много раз попадал за решетку, подвергался избиениям. Мы показываем, как на самом деле устроена система власти в Курдистане, и из-за этого сталкиваемся с серьезными проблемами. Мне часто угрожают смертью, и по этой причине работать дальше стало невозможно. Поэтому я и решился уехать в Европу».

По словам Ребина, многие люди в Иракском Курдистане сталкиваются с похожими проблемами — именно это заставляет их рисковать, отправляясь в Беларусь.

«Люди Иракского Курдистана устали от существующей системы, — говорит он. — Там нет свободы, экономика разрушена. Фактически, все хозяйство шестимиллионного региона подчинено двум семьям, которые его полностью контролируют и забирают себе все деньги. Большинство живет в нищете, многие люди с высшим образованием не могут устроиться на нормальную работу. Для журналистов работа тоже невозможна — нам постоянно угрожают убийством. Думаю, что Иракский Курдистан может жить лучше, но сейчас ситуация очень плохая».

Узнав о возможности попасть в ЕС через Беларусь, Ребин Сирван решился уехать из Ирака. По его словам, сама схема, по которой мигранты попадают в Беларусь, очень простая. Единственное, что нужно иметь, — крупную сумму денег.

«Мое путешествие было реализовано через „туристическую“ схему, — говорит он. — Через турфирму я обратился за белорусской визой, заплатив им 4 тыс. долларов. Насколько мне известно, фирма, о которой идет речь, принадлежит семье Башара Асада (лидер Сирии, по данным местного ЦИК на последних выборах набрал 95,19% голосов. — Прим. Zerkalo.io) — сейчас они зарабатывают на этом. В начале октября все документы уже были у меня. Я поехал в Багдад, откуда вылетел в Сирию, а уже из Сирии — в Беларусь. Все путешествие заняло шесть дней: один из них я провел в Багдаде, пять — в Сирии. 18 октября я оказался в Минске. Почему не выбрал легальный путь? Для гражданина Ирака это практически невозможно — нам очень трудно получить визу одной из европейских стран. Поэтому мы просто вынуждены выбирать нелегальные пути».

Ребин Сирван. Фото: Facebook
Ребин Сирван (второй справа) с другими мигрантами в аэропорту Минска. Фото: Facebook

На вопрос о том, откуда у мигрантов такие серьезные суммы, журналист отвечает, что обычно они продают все, что есть у них в собственности, чтобы уехать: жилье, автомобили, бизнес.

«Большинство лучше умрет в лесах, чем вернется в Ирак»

В Минске Ребин провел несколько недель, пытаясь дальше проложить себе путь в Европу. Однако пересечь границу ему не удалось.

«Когда я понял, что уехать из Беларуси не получится из-за трудности маршрута, то решил обратиться за международной защитой здесь, — рассказывает собеседник. — Возвращаться в Ирак не мог — опасался за свою жизнь. Я связался с белорусским Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, там меня отправили в белорусское миграционное агентство (вероятно, Ребин имеет в виду Департамент по гражданству и миграции МВД Беларуси — Прим. Zerkalo.io). Но как только я к ним пришел и сказал, что хочу попросить защиту, они заявили, что меня депортируют. Моих слов о том, что я журналист и могу погибнуть в Ираке, никто не слушал. Когда я пытался спорить, меня сразу же били электрошокером. Даже не дали собрать вещи, не сделали тест на коронавирус — просто завезли в аэропорт и заставили сесть на первый же самолет в Дамаск. Вся процедура „депортации“ заняла примерно два часа».

Ребин Сирван. Фото: Facebook
Ребин Сирван. Фото: Facebook

Так Ребин снова оказался в Сирии. Там он провел один день — без еды и воды. После этого его вернули в Эрбиль, откуда журналист сразу же сбежал к своим знакомым в другой город, опасаясь за свою жизнь. Сейчас он пытается обратиться в консульства европейских стран, чтобы получить легальную визу и уехать из страны, где ему угрожает опасность.

«В Минске я общался со многими мигрантами, — говорит иракец. — Большинство говорит, что лучше умрет в этих лесах, чем вернется в Ирак. Вам не передать ту боль и те проблемы, с которыми они сталкиваются. Они хотят свободы, хотят лучшей жизни. Они не паразиты, как это часто пытаются представить, они не едут в Европу за легкими деньгами. Все, чего они хотят, — чтобы им дали возможность там работать. Среди них очень много бизнесменов — опытных, умелых. В Европе и других странах работает множество курдов, причем на важных должностях. Среди них много журналистов, писателей, артистов, они помогают развивать экономику Европы. Более того, во время войны [в Ираке] многие из них спасали европейцев».

Оценивая масштабы миграции из Ирака через Беларусь, Ребин говорит, что, по его данным, уже около 15 тыс. человек получили такие же визы, как он.

«Некоторым удалось попасть в Германию через Польшу, другие же решили идти через Литву — и сейчас они находятся в лагерях для мигрантов, их ситуация очень плохая. Есть и те, кто вернулся в Ирак, поняв, что границу не перейдут. Большинство из тех, кто остался, сейчас находятся на границе. Думаю, сейчас в Беларуси от пяти до десяти тысяч таких людей», — считает он.

Ребин Сирван. Фото: Facebook
Ребин Сирван. Фото: Facebook

«Проигравшими в войне Беларуси и ЕС станут мигранты»

«Главное, в чем сейчас нуждаются мигранты на границе, — это еда, вода и теплая одежда, — говорит собеседник. — Те люди, с кем я общался из числа бывших на границе, говорят, что там очень холодно и с каждым днем становится только холоднее. Если их не пропустят через границу, нужно будет вмешательство таких организаций, как Красный Крест, иначе люди просто погибнут».

При этом Ребин Сирван не видит вариантов, при которых кризис на границе мог бы разрешиться положительно для всех сторон.

«Для начала, мне кажется, Европе нужно решить проблему с Беларусью, — рассуждает журналист. — Нужно сделать так, чтобы мигранты из Ирака и других стран не ехали в Беларусь, нужно закрыть для них путь туда. Когда это будет сделано, нужно принять мигрантов, которые уже находятся на границе — и рассмотреть их заявки. Наверное, их можно было бы распределить по странам ЕС. Но я не думаю, что так произойдет. Европа не примет мигрантов, чтобы не проиграть в конфликте с Беларусью. И в конце концов главными проигравшими в этой войне между ЕС и Беларусью станут сами мигранты. Надеюсь, что хотя бы просто проигравшими — а не жертвами».