Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Иран начал атаку на Израиль: ожидаются сотни беспилотников и десятки баллистических ракет
  2. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  3. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  4. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  5. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  6. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  7. Беларусские лесхозы ищут работников. Какие зарплаты предлагают
  8. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  9. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  10. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  11. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  12. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  13. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  14. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  15. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки


Журналистка Ирина Славникова и ее муж Александр Лойко, которые должны были выйти на свободу 14 ноября, получили по 15 суток. Их дела рассматривал тот же судья — Максим Трусевич. Об этом сообщает лишенный регистрации ПЦ «Весна».

Фото из Facebook
Фото из Facebook

Согласно составленному в Первомайском РУВД протоколу, пару обвинили в «мелком хулиганстве».

Первым судили Александра. Выступавший в суде свидетелем милиционер заявил, что Лойко на территории РУВД «вел себя агрессивно, громко кричал, нецензурно ругался, а на замечания не реагировал». При этом он даже не смог описать, во что был одет Александр.

Ирина в суде рассказала, что 13 ноября их с мужем уже собирались выпускать, даже отдали вещи, справку об отбытии наказания и документы. Однако появились сотрудники Первомайского РУВД и составили новый протокол.

В суде над Ириной свидетельствовал также милиционер. По его словам, журналистка начала себя вести агрессивно, когда увидела, что на ее мужа составляют новый протокол. Во что она была одета, «свидетель» не помнит, он также заявил, что ее рост 170 см, когда на самом деле — не выше 162 см.

Судью Трусевича такие нестыковки не смутили: и в первом, и во втором случае он принял решение оставить супругов по арестом еще на 15 суток.

Суды проходили по скайпу. Ирина успела сообщить, что письма и телеграммы ей не передают, она также рассказала, что в камере вши из-за того, что к ним подселяют бездомных. Из передач она получила только лекарства.

Напомним, Ирину Славникову и Александра Лойко задержали в минском аэропорту — пара возвращалась из отпуска. Они получили по 15 суток административного ареста за «распространение экстремистских материалов». В ночь субботы на воскресенье
они должны были выйти на свободу, однако близкие и друзья их не дождались. Как выяснилось, на супругов составили новые протоколы, теперь по статье о мелком хулиганстве.

Статья 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания: определение «пытка» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.