Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  2. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  3. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  4. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  5. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  6. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  7. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  8. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  9. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  10. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  11. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Четверо детей погибли, мать и 4-летняя дочь — в больнице


Геноцид Беларуси в годы Великой Отечественной войны — новая национальная идея, которую пропагандируют белорусские власти. Но для нее нужны новые символы, поэтому сегодня, 14 января, в белорусской деревне Ола прошел траурный митинг: 80 лет назад ее сожгли дотла вместе со всеми жителями. Государственная пресса, телеканалы и газеты заполнены репортажами с мероприятия.

Мемориал в деревне Ола. Фото: sn.by
Мемориал в деревне Ола. Фото: sn.by

«80 лет трагедии в деревне Ола. Там фашисты уничтожили в 12 раз больше людей, чем в Хатыни. 14 января 1944-го — скорбная дата в нашей истории. Карательную операцию эсэсовцы начали на рассвете. Всех, кто уцелел от автоматных очередей, согнали в большой колхозный сарай и подожгли. Погибли 1758 человек, из них 950 — дети», — сообщили на гостелеканале СТВ.

«Населенного пункта давно нет на карте — его так и не восстановили. На месте чудовищного преступления теперь – большой мемориальный комплекс. По масштабу трагедии Ола гораздо страшнее, чем Хатынь. Если точнее, это 12 Хатыней. Просто мало кто об этом знал — до появления на месте сожженной деревни масштабного памятника», — а так — гостелеканал ОНТ.

В траурном митинге приняли участие генеральный прокурор Андрей Швед, управляющий делами Александра Лукашенко Юрий Назаров, заместитель премьер-министра Игорь Петришенко и другие чиновники.

Это мероприятие в очередной раз использовали как повод для политинформации и пропаганды. В частности, генпрокурор Андрей Швед заявил, что сегодня очень важно донести «страшную правду до детей, внуков»: «Потому что там, на Западе, потомки тех, кто здесь зверствовал, по сути дела вынашивают те же планы. То зло, которое 80 лет назад пришло сюда, к сожалению, не умерло. Оно уже у наших границ. Мы должны помнить об этом, чтобы понимать, как с этим злом бороться».

О деревне Ола вспомнили в этом году, хотя о трагедии известно уже 80 лет, а мемориальный комплекс в сожженной деревне был открыт еще до «дела о геноциде». 12 января этого года в белорусских школах прошел единый урок на тему: «Ола — сестра Хатыни».

Напомним, 9 апреля 2021 года Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период. В ведомстве заявили, что сделано это «в целях социальной и исторической справедливости, устранения белых пятен истории, укрепления конституционного строя и национальной безопасности».

В Уголовный кодекс также были внесены поправки — в частности, появилась статья 130−2 УК Беларуси за «отрицание геноцида белорусского народа». Одно из первых дел было возбуждено в отношении «Зеркала»: властям не понравилось, что журналисты напомнили о том, что массовые захоронения в Гомеле — не зверства фашистов, а последствия политических репрессий НКВД.