Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  2. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  3. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  4. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  5. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  6. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  7. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  8. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  9. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  10. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  11. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  12. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  13. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  14. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  15. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки


Александр Бураков,

Белорусы, воевавшие в частях ВСУ в рамках отражения российской агрессии, по-прежнему сталкиваются с проблемами легализации. Ранее DW рассказала, как, прекратив контракт с армией, они были вынуждены покидать территорию Украины, чтобы не нарушить миграционное законодательство — с белорусским паспортом здесь можно жить лишь шесть месяцев в году. В Беларусь они вернуться не могут, там их ждет тюрьма, а легализоваться в странах Евросоюза не удается. С тех пор прошел год — но экс-комбатанты в беседе с DW отмечают, что становится только хуже.

Инструктор полка Калиновского Харлей. Фото: пресс-служба полка Калиновского
Инструктор полка Калиновского Харлей. Фото: пресс-служба полка Калиновского

Комбатантам убежище не положено

Бывший боец одного из белорусских добровольческих подразделений в Украине, год назад рассказавший DW о своих проблемах, сейчас признался, что предпочитает не контактировать с коллегами и скрывает факт своего участия в войне. Год сложился тяжело: получить легальный статус в Европе не удается, так как «участники боевых действий никому не нужны» — в СМИ о них пишут как о героях, а на деле их воспринимают как риск для безопасности. Из-за этого, отмечает собеседник DW, некоторые вернулись на фронт, не найдя себя в мирной жизни.

Страны-соседки Беларуси — Литва и Польша — помогают активистам оппозиции, попавшим под репрессии, дают статус беженца или дополнительную защиту. Но это не распространяется на белорусских добровольцев, воевавших на стороне Украины, ведь де-юре у них нет доказательств преследования в РБ.

— Проблемы, с которыми сталкивались белорусы год назад, остались прежними, — признает представитель ветеранской организации «Ассоциация белорусских добровольцев» Андрей Кушнеров, живущий в Киеве, где он пробует защищать интересы белорусских бойцов. Подвижки есть только с удостоверениями участника боевых действий (УБД), отмечает он, их уже выдают, но часто с опозданием и рандомно. В случае с УБД, поясняет Кушнеров, проблема не в белорусах, а в неповоротливости государственной системы Украины из-за увеличения армии, от чего страдают даже украинцы.

Вчерашних героев сегодня не пускают в Украину

Ускоренно вид на жительство белорусы могут оформить только в одном случае — получив ранение, повлекшее неспособность воевать дальше. В ином случае, продолжает Кушнеров, действует прежняя норма — иностранные добровольцы получат разрешение на иммиграцию только по истечении трехлетнего контракта с ВСУ. Если боец демобилизовался досрочно, он теряет это право. Из поблажек — 90 дней на выезд из Украины, а не две недели, как было ранее.

А к прежним проблемам добавились новые, которые, по выражению Кушнерова, «не поддаются осмыслению». Некоторым бойцам белорусских подразделений, которых раньше ставили в пример, Украина запретила въезд. Есть подобные кейсы и со странами ЕС. Так произошло с бывшим белорусским офицером Василием Веремейчиком с позывным Пацук.

Белорусские СМИ много писали о нем как об офицере, семь лет отслужившем в белорусской армии и с первых дней войны отправившемся в Украину. Под Ирпенем он попадал в окружение, был заместителем легендарного командира Ивана Бреста Марчука в подразделении «Волат», в Северодонецке в городском бою сразился один на один с танком. Под Херсоном белорус был ранен после атаки, в которой выжили лишь два человека из семи.

В комментарии для DW Василий Веремейчик рассказал, что Литва отказала ему в разрешении на проживание в этой стране, так как ранее он служил в белорусской армии. Весной 2023 года сейм Литвы принял закон, который вводит ограничения для граждан Беларуси на получение виз, видов на жительство и гражданства.

Отказ на проживание в Литве, который получил Василий Веремейчик. Фото: dw.com
Отказ на проживание в Литве, который получил Василий Веремейчик. Фото: dw.com

Компенсации добровольцу за ранение нет два года

— В бумаге, которую я получил по почте, написано, что литовские органы знают, что я служил в украинской армии, но там упомянута и военная служба в Беларуси, а значит, это угроза для Литвы, — говорит Василий Веремейчик. Ситуация усугубляется тем, что автоматически его данные внесены в Шенгенскую информационную систему SIS, из-за чего он теперь не может получить визу ни в одну из стран Евросоюза, а срок действия паспорта подходит к концу. Ситуация пока выглядит безвыходной.

Об украинском стоп-листе добровольцы из РБ узнали после того, как одного из них развернули на границе по пути в расположение боевой части. В списке не менее полдесятка фамилий. Как правило, поясняет Василий Веремейчик, это люди, которые имели сложные отношения с киевским подразделением, так называемым Штабом полка Калиновского (юридически такого полка в составе ВСУ не существует, белорусы служат в части 3449 Первого интернационального легиона. — Прим. DW).

По сведениями белорусских добровольцев, в списке невъездных в Украину находится и белорус Юрий Хмель Горупа, который до сих пор не получил выплат за ранения, полученные на фронте под Херсоном еще в начале 2022 года. По его признанию, он просто не выезжает из Украины, так как предупрежден, что пограничники его назад не впустят.

Почти два года назад снаряд упал ему под ноги, повредив кости таза и внутренние органы, в результате чего ему пришлось четыре месяца пролежать в больнице. А потом, рассказывает солдат, его документы периодически «терялись» в течение двух лет, чтобы не платить компенсацию.

— Причина в халатном и наплевательском отношении к белорусам со стороны военной части, находящейся в ведении ГУР, — так объясняет происходящее с ним Юрий Горупа.

Андрей Кушнеров отмечает, что после госпиталя Юрий Горупа побывал на фронте еще раз и служит до сих пор. По мнению представителя ветеранской организации, система в данном случае не сознательно работает против белорусов. Например, указывает он, англоговорящим солдатам еще сложнее — у них те же проблемы, но они даже рассказать о них не могут из-за языкового барьера.