Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  2. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  3. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  4. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  5. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  6. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  7. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  8. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  9. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  10. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  11. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  12. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  13. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  14. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  15. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  16. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего


Издание «Медуза» обратило внимание, что в январе Суд Европейского союза постановил: женщинам, пострадавшим от гендерного насилия (например, от физического или психологического), может быть предоставлен статус беженки в ЕС. Это что-то новое? И могут ли воспользоваться такой возможностью белоруски? «Зеркало» выяснило.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / MART PRODUCTION
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / MART PRODUCTION

Почему пострадавшим от насилия дают возможность получить убежище за рубежом?

Это объяснила «Медузе» Дарьяна Грязнова — российская юристка, советница по юридическим вопросам в Евразии в международной правозащитной организации Equality Now, магистр права по правам человека.

— Решение было вынесено по делу гражданĸи Турции ĸурдсĸого происхождения. Она была разведена и утверждала, что семья заставила ее выйти замуж, а муж избивал и угрожал ей. Опасаясь за свою жизнь в случае возвращения в Турцию, она подала заявление о предоставлении международной защиты в Болгарии, — рассказывает Грязнова. — Женщина считала, что турецкое государство не в состоянии защитить ее и что возвращение в Турцию подвергнет ее риску «убийства чести» или принудительного брака и, следовательно, нарушит статьи 2 и 3 Конвенции о защите прав человека (это статьи о праве на жизнь и запрещении пыток соответственно). Собственно болгарский суд, который рассматривал это прошение, и передал дело в Суд ЕС.

Этот орган толкует законы объединения, чтобы обеспечить их одинаковое применение во всех его странах и разрешать правовые споры. А в недавнем решении Суд ЕС как раз коснулся директивы, которая говорит о том, кто может получить статус беженца или международную защиту. К этой группе относятся те, кто в своей стране подвергается гонениям в том числе из-за принадлежности ĸ определенной социальной группе.

— По мнению Суда ЕС, в случаях, когда речь идет о гендерном насилии, женщины сами по себе могут рассматриваться как социальная группа. Следовательно, они могут претендовать на статус беженца в ЕС, если дома из-за своего гендера они подвергаются: физическому или психологическому насилию, включая домашнее и сексуализированное насилие, насильственным бракам, принудительным стерилизациям, «убийствам чести» и так далее, — перечислила Грязнова.

Впрочем, добавила юристка, раньше подаваться на беженство из-за насилия тоже можно было — этому посвящена отдельная глава Стамбульской конвенции. В 2017 году, например, такой возможностью воспользовалась гражданка Афганистана, которой предоставили убежище в Дании.

Если раньше так можно было, что изменилось?

Дело в том, что Стамбульскую конвенцию Евросоюз ратифицировал только на своей территории. А директива, на которую сослался Суд ЕС, считает, что объединение должно защищать женщин, столкнувшихся с гендерным насилием, даже если у них нет паспортов ЕС.

— Суд прямо пишет, что положения Директивы должны толковаться в соответствии со Стамбульской конвенцией, даже несмотря на то, что некоторые государства-члены, включая Болгарию, не ратифицировали эту конвенцию, — поясняет Грязнова.

По ее мнению, такое постановление Суда ЕС «уĸрепит правовые позиции женщин, пострадавших от разных форм гендерного насилия, и повысит их шансы на получение защиты в Европе».

Получается, белорусок это тоже касается?

В теории — да.

Представительница Объединенного переходного кабинета по социальным вопросам и бывшая руководительница убежища для женщин «Радислава» Ольга Горбунова подтвердила «Зеркалу», что белоруски тоже всегда могли пользоваться этой возможностью.

— Политические репрессии — не единственный критерий, по которому можно получать статус беженца или международную защиту. Ссылаясь на новое решение Суда ЕС, белоруски могут подавать документы в миграционные органы стран объединения и приводить аргумент, что Республика Беларусь как государство не может в полной мере защитить их и их детей на своей территории, — говорит Горбунова. — Например, можно упоминать, что в нашей стране отсутствует специализированное законодательство, регулирующее домашнее насилие, а меры, которые предпринимаются по борьбе с ним, недостаточны и неэффективны.

По мнению Горбуновой, успех будет зависеть от того, насколько хорошо женщина подготовит документы. А усилить их убедительность можно, если приложить свои заявления в органы внутренних дел и отказы в их рассмотрении.

— Судебные решения, постановления, приговоры… Все, что можно предоставить как доказательство, что женщина пыталась защитить себя в правовом поле на территории Беларуси, но у нее не получилось, — говорит Горбунова. И добавляет: — Неважно, что наша страна не является членом Совета Европы или не присоединилась к Стамбульской конвенции.

Пока Горбуновой неизвестны случаи, чтобы хотя бы одна белоруска действительно пробовала воспользоваться этой возможностью. Но собеседница считает: это из-за того, что за свои права легче бороться в своей стране, а не за границей, где нет ни контактов адвокатов, ни знания языка, ни средств.

— Поэтому, если есть необходимость податься на международную защиту в ситуации гендерного насилия, то лучше обратиться за помощью к правозащитникам. Они помогут максимально полно описать ситуацию и аргументировать свою точку зрения, — рекомендует Горбунова.

Также представительница Кабинета обратила внимание, что если белоруски подвергаются домашнему насилию в эмиграции, то им стоит обращаться в полицию по месту жительства или в общественные объединения, которые занимаются проблемами домашнего насилия (например, службу «Одно окно»).