Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Дети ГУЛАГа подали в Верховный суд России на Госдуму. Они 70 лет не могут вернуться домой
  2. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси
  3. «Симптомы появлялись волнами». Истории людей, которых после COVID-19 не отпускают новые болезни
  4. Мошенники запустили от имени «Белпочты» рассылку: проводят по телефону «розыгрыши» и «акции»
  5. Belavia отправила три новейших самолета Embraer в Казахстан — для них ищут временную стоянку
  6. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси
  7. Для некоторых грибников, огородников и пчеловодов могут ввести налог
  8. «Мы не хотим быть подопытными кроликами». Читатели рассказали, как организации стимулируют их прививаться (и как это не всегда работает)
  9. Елена Богдан возглавила систему здравоохранения Минска. До этого она была замминистра
  10. Немецкие правоохранители рассказали о схеме «белорусского транзита» мигрантов
  11. Покушение на Лукашенко и первые президентские выборы: каким был 1994 год в истории Беларуси
  12. «Силовики боятся: вдруг все отмотается назад и люди снова начнут выходить». Психолог о страхах белорусов
  13. С 1 ноября повысят цены на сигареты, некоторые подорожают на 95 копеек
  14. Лукашенко: соблюдение масочного режима полезно, но культура использования защитных средств есть только у врачей
  15. СК: Причина крушения самолета в Барановичах — отказ системы управления
  16. Поручение исполнено. В общественном транспорте Минска сняли объявления о необходимости носить маски
  17. О муже, детях, санкциях и переговорах. Тихановская дала часовое интервью главреду радиостанции «Эхо Москвы»
  18. Хлебокомбинат объявил о дефолте по своим облигациям. Ранее он предупреждал про риски митингов и мирового кризиса
  19. В вузы предлагают поступать по-новому. Посмотрели как
  20. Беларусь переходит на антиген-тестирование — это плохо? Подробно объясняем разницу между тестами на коронавирус
  21. Суд ЕС распорядился штрафовать Польшу на 1 миллион евро в день
  22. «Перекличка» тунеядцев, пересмотр пенсий и пособий, рост тарифов, дедлайн по налогам. Изменения ноября


В этом году централизованное тестирование на сто баллов сдали 377 человек. 24 из них смогли получить высший балл по двум предметам. Zerkalo.io поговорило с ребятами, которые написали тесты почти на максимум.

Фото из личного архива Анастасии Биран
Настя. Фото из личного архива Анастасии Биран

Анастасия Биран окончила Лицей БГУ. В копилке у нее 389 баллов из 400 возможных. На ЦТ по русскому и физике она получила по 95 баллов, на тесте по математике взяла «сотню», аттестат — 9,9, что в пересчете дает 99 баллов. Кстати, единственная «девятка» в ее аттестате — по химии.

— Программа в лицее немного отличается от школьной. Некоторые предметы, которые у большинства учеников растягиваются на два года, у нас проходят за один, — объясняет собеседница. — Так было с химией. В 10 классе я забыла, что эта годовая отметка пойдет в аттестат. Думала, потом исправлю на «десять», но такой возможности не оказалось.

С ЦТ «осечек» не было. Как и большинство лицеистов, говорит Настя, к тестированию она стала готовиться с сентября 11 класса. Начинала без репетиторов. Решила, сдаст после Нового года второе репетиционное тестирование, тогда и поймет, нужна ли дополнительная помощь.

— Поступать я собиралась на ФПМИ БГУ (факультет прикладной математики и информатики. — Прим. ред.). Проходные баллы здесь высокие, поэтому, чтобы гарантированно пройти, по каждому предмету нужно было набрать 90+, — вводит в курс дела абитуриентка и признается: результаты ее первых РТ недотягивали до цели. — По математике, например, я получила 76 баллов, по русскому — 81.

До ЦТ оставалось еще больше полугода.

Настя училась «на физмате с упором на математику». Математика была каждый день, физика — два раза в неделю. Плюс по всем предметам, которые следовало сдавать, в том числе и языкам, ребятам организовали факультативы.

— Во время подготовки я подчинялась порядку факультативов. Например, математики у нас было две дополнительные пары в неделю. На одной мы решали задания к тестам, на второй их прорабатывали, — вводит в курс дела собеседница и переходит к физике. — Здесь на занятиях мы разбирали темы, а дома тренировали их на задачах. Задания брали из сборника, который, основываясь на материалах ЦТ и РТ разных лет, подготовил директор лицея Игорь Варакса. За неделю прорешивали по 30−40 заданий. Сделаешь столько — и потом с вероятностью 90 процентов решишь любую задачу на эту тему.

Что же касается русского, то тут дополнительно готовиться не очень получалось. Факультатив по этому предмету совпадал с другими парами в Настином графике, в итоге приходилось выбирать не в пользу языка. Но эта ситуация ее не сильно расстраивала, девушка понимала: языки у нее и так идут неплохо.

Фото из личного архива Анастасии Биран
Фото из личного архива Анастасии Биран

Однако перед третьим этапом РТ, который стартовал весной, Настя все-таки решила обратиться к репетиторам по математике и русскому. С их помощью, говорит, подтянула и разобрала темы, которые казались ей наиболее сложными и в которых все еще допускала ошибки.

— Например, по математике с последними заданиям в части В я не справлялась никогда. С репетитором мы сделали на них упор, и все стало получаться, — продолжает Анастасия, намекая на свой итоговый стобалльный результат.

Но об этом чуть позже.

Сначала она узнала баллы по русскому. Итог, признается, расстроил. В тесте оказалось два полуправильных ответа. И вместо ожидаемой «сотки», которую она до этого набрала на третьем этапе РТ, вышло 95 баллов. А вот по физике такой почти отличный результат порадовал. Думала, будет меньше.

— Когда пришла СМС с результатом по математике, я была счастлива. В тот момент я находилась в археологическом музее. Увидела в сообщении трехзначное число — и руки задрожали. Я закричала: «Сто!». Смотритель даже оглянулась, но мне было все равно, — улыбается Анастасия. — Чтобы не упасть от шока, я нашла скамейку и тут же стала писать родным, учителю и друзьям. В общем, экспонаты меня больше не интересовали.

— Теперь вас ждет ФПМИ?

— Многие ребята, пока учились в лицее, рассуждали о поступлении в Россию. К концу учебного года я тоже определилась, что буду поступать в Москву в Высшую школу экономики. Здесь больше город, а значит, больше возможностей, больше умных и талантливых ребят, с которыми я буду учиться, — объясняет она свое решение. —  Онлайн написала тест для иностранцев, который включал вопросы по русскому и математике и нужен для поступления в этот вуз. Набрала двести баллов из двухсот возможных и в начале мая уже знала, что прошла.

— А зачем тогда сдавали ЦТ?

— Во-первых, это подушка безопасности. Сертификаты действуют два года, и если у меня в Москве ничего не получится, я смогу поступить в белорусский вуз, — поясняет Настя. — Во-вторых, ЦТ для меня было испытанием себя: смогу ли я набрать высокие баллы. Раньше мне казалось: ребята, которые пишут тест на 90 и выше, вундеркинды. Когда вышло, что и у меня такие результаты, я была очень удивлена. Оказывается, все возможно.

— А что теперь будет с вашими результатами, точнее сертификатами?

— Поставлю в рамочку, чтобы родителям хвастаться, — улыбается Анастасия.

«Во время пандемии, пока сидел дома, подумал: почему бы не набрать 400 баллов»

Альберт Буховец — выпускник гимназии № 4 Минска. Его результат на ЦТ выглядит так: по физике и математике «сотки», по русскому — 91 балл. Аттестат 9,6, что в пересчете 96. Итого — 387 баллов.

Фото из личного архива Альберта Буховца
Альберт. Фото из личного архива Альберта Буховца

Год назад парень решил, что хочет бегать по утрам. С тех пор практически каждый день просыпается в 6.00 и выходит на улицу. «Пробежать для меня — это как умыться, то есть сделать то, что помогает проснуться», — объясняет он, почему не отказывается от этой идеи даже на каникулах и назначает интервью на 9.00.

— До 10 класса я был маленьким ребенком, которому ничего не хотелось. На уроках я мог смотреть в окно или сидеть в телефоне. Старался делать всего по минимуму. Зазубривал домашние задания, получал хорошие оценки и тут же забывал эту информацию, — начинает он свою историю. — В 10 классе, когда из-за пандемии мы все время сидели дома, в голову мне пришла мысль: почему бы не набрать во время вступительной кампании 400 баллов.

Родители и друзья, вспоминает, когда это слышали, смотрели на него как на пришельца, улыбались, но поддерживали. Самому же Альберту было не до шуток.

— Мои родители лучшие в мире. Еще когда я учился в 9 классе, мы подумали и поняли, что, скорее всего, я захочу учиться в БГУИР. При поступлении там понадобятся высокие баллы, поэтому в 10 классе семья записала меня на занятия по физике и математике в образовательный центр к Евгению Борисовичу Ливянту, — вводит в курс дела гимназист и рассуждает, почему с педагогом-помощником учиться проще. — Во-первых, у репетиторов разработана программа, которая позволяет абитуриенту подготовиться к ЦТ. Во-вторых, если рядом есть человек, который может тут же ответить на все твои вопросы, подготовка получается более эффективной, чем когда ты все ищешь сам.

Сразу дополнительные занятия в центре Альберт посещал по разу в неделю. Через год — чаще. На математику мог, например, приходить трижды в неделю и «зависать» там часа по три. Для этого у него даже был абонемент, который позволял учиться сколько хочешь. Тогда же, в 11 классе, в расписании парня появились репетиторы по русскому и английскому. Каждый предмет по два часа в неделю.

— Почему взялись еще и за иностранный?

— Веселая история. Летом после 10-го, когда решал, какой язык сдавать, понял: по английскому я знаю больше, чем по русскому. Подумал: если русский сдам плохо, перекрою его сертификатом по английскому. Стал заниматься — и тут узнал, что русский или белорусский обязательны при поступлении. Я был в шоке.

С английским «расставаться» уже не хотелось, а за русский пришлось взяться посильнее. И все получилось. Уже к весне 2021-го понял: даже по очень сложному для него русскому у него тоже может быть «сотня».

— Но как вы справлялись такой нагрузкой. Ведь кроме подготовки к ЦТ были еще и уроки в гимназии.

— Многое старался сделать в выходные, так что еще и свободное время оставалось.

— Как?

— В воскресенье, например, садился за учебники в 10.00, занимался до 19.00. С учетом того, что просыпаюсь я в 6.00, а ложусь спать в 21.00 и позже, получалось еще минимум шесть часов для отдыха, — объясняет молодой человек. — К тому же учеба стала для меня как хобби, приятное времяпрепровождение. Я учился и наслаждался, а не ждал, когда же все закончится.

Фото из личного архива Альберта Буховца
Фото из личного архива Альберта Буховца

На ЦТ Альберт шел спокойно. Был уверен: что бы ни написали в заданиях, он все решит. С математикой и физикой так и случилось. В русском помешала невнимательность.

— В одном из заданий части А я сразу написал все правильно, потом «хорошо» подумал и один из ответов исправил. Когда вышел из аудитории и погуглил, понял: есть ошибка, но надеялся на 99 баллов. Ошибок же в итоге оказалось две. Еще в каком-то из заданий в части В, — рассказывает он и не скрывает: такой расклад его расстроил. А вот 91 по английскому воспринял спокойно. — Иностранный — это лотерея. Если попадется слово, которое знаешь, напишешь. А если нет, то нет. Мне не повезло.

— А как реагировали, когда узнали про «сотни»?

— Сначала пришла математика. Я сказал маме, она была в шоке и попросила пока никому не говорить. Видимо, чтобы не спугнуть удачу на физику, — улыбается собеседник. — Когда стала известна физика, от счастья я кричал так, что слышал, наверное, весь квартал. После этого я сообщил оба результата Евгению Борисовичу Ливянту. Он в то время как раз находился на переговорах, но так обрадовался, что тут же мне перезвонил.

Документы Альберт подал в БГУИР на специальность «программное обеспечение информационных технологий». Баллов, чтобы пройти, ему хватит сполна.

— И все же расстроились, что до максимума недотянули?

— Нет, это была такая цель: если бы выполнил, хорошо, а нет — так и не страшно. Я ее поставил себе просто как стимул учиться и добиваться лучших результатов. Результат в итоге у меня отличный, поэтому своей цели я достиг.