Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  2. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  3. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  4. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  5. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  6. Власти заговорили о возвращении уехавших, чтобы залатать дыры на рынке труда. Ситуация ухудшается с каждым днем — показываем на цифрах
  7. С 1 июня подача на национальную визу Польши подорожает до 135 евро
  8. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  9. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  10. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  11. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  12. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  13. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  14. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  15. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  16. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски


В Беларуси разрабатывают меры, чтобы прекратить отток молодых людей за рубеж. Это стало одной из тем недавнего совещания у Лукашенко, посвященного проблемам высшего образования. Между тем многие выбирают зарубежные, например, польские вузы с прицелом на перспективы, которые дает европейский диплом. MOST поговорил с беларусами, которые получили образование в Польше и трудоустроились по специальности, о том, почему они не остались учиться на родине.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Нужно проработать год под присмотром другого доктора»

Девять месяцев назад Павел окончил Белостокский медицинский университет по направлению «стоматология» и трудоустроился на оплачиваемую последипломную стажировку в одну из частных белостокских клиник. Там мужчина выполняет функции стоматолога под надзором более опытного специалиста, который помогает ему и консультирует по сложным случаям.

— До поступления в университет изучал польский полтора года. Поступил на бесплатное как гражданин Польши, но у нас было много ребят с программы Калиновского и «зерувки» (подготовительного отделения. — Прим. MOST). Обучение длилось пять лет и проходило интересно, потому что практические занятия — с первого курса. Весь первый курс [практиковались] на фантомах — пластиковых куклах с пластиковыми зубами, а потом потихоньку стала появляться [реальная] практика: сначала простые процедуры, а потом — клинические приемы. Впечатления хорошие, но занятий и домашней работы было много. В отличие от беларусской системы, тут очень большой упор делается на самообразование. Например, [преподаватели говорят]: «Прочитайте дома две книги, будем их обсуждать». И так на всех предметах происходило.

После того как я окончил университет, начался год staża podyplomowego — аналог беларусской интернатуры. На этом стаже мне нужно проработать год под присмотром другого доктора, чтобы получить постоянную лицензию — Stałe Prawo Wykonania Zawodu. Работу на стаж все ищут сами. Можно устроиться как в государственную клинику, так и в частную. Я начал искать себе место за десять месяцев до начала интернатуры, в феврале, и уже в некоторых [клиниках] мест не было: они уже были за кем-то зарезервированы. Я подал документы в частную клинику. [Сейчас] у меня umowa o pracę (трудовой договор — Прим. MOST), а зарплата выплачивается государством. Нетто выходит 4700 злотых. [Как правило], после окончания стажа все открывают себе ИП и работают в частных клиниках на проценте.

«Крепостное право для докторов — это унизительно»

— Почему я выбрал польский университет, а не беларусский? Все очень просто: с беларусским дипломом ты должен подтверждаться в любой стране, а с польским можешь работать во всей Европе. [В Польше] я некоторым рассказываю про отработку, а они не понимают, как такое может быть. Потому что в некоторых странах последипломной интернатуры вообще нет: они сразу идут функционировать как полноценные доктора. Крепостное право для докторов — это унизительно.

По сути, я бесплатник, а у меня только год интернатуры и зарплата выше, чем у докторов в Беларуси с десятилетним стажем. Чтобы доктор мог качественно выполнять свои функции, он должен получать удовольствие от того, что делает, а еще — отдыхать, высыпаться и хорошо питаться. Честно говоря, я не представляю, как беларусские доктора выживают на такие маленькие зарплаты.

«Это в четыре раза выше, чем я получал в Беларуси»

Дмитрий не смог закончить обучение в БНТУ из-за политического преследования. Он вынужденно переехал в Польшу, где подал документы на похожую специальность в Белостокскую политехнику. В сумме беларус учится уже шесть лет, три из которых — в Польше. Несмотря на отсутствие диплома, молодой человек имеет опыт работы по своей специальности в двух странах: 1,5 года работал в Беларуси и уже практически год — в частной польской компании — ассистентом проектировщика.

— Что в Беларуси, что здесь у меня все очень легко прошло с поиском работы. Если в Беларуси работа меня сама нашла — по знакомству, то здесь я просто [зашел] на praca.pl — на Белосток там было два с половиной оглошения (объявления. — Прим. MOST). Я отправил одно CV, прошел собеседование, и когда меня пригласили второй раз, мне сказали, что хотят со мной работать. Зарплата на тот момент [была] минимальная, потому что люди нанимали человека без корочки. Она до сих пор такой и остается. Пока вопрос о поднятии я не ставил, так как из-за учебы мое время ограничено, а любой работодатель хочет, чтобы человек работал постоянно. Но летом год [работы] заканчивается, и я планирую разговаривать по поводу зарплаты. Хотя это и так в четыре раза выше, чем я получал в Беларуси.

Официально я ассистент проектировщика. Я делаю ту же работу, что и обычный проектировщик, — расчеты, проектирование, создание концепций, математических моделей — но нахожусь под надзором [более опытного специалиста]. Если сравнивать с работой в Беларуси, то там я делал то, на чем в Польше сложно заработать: за системы отопления и вентиляции здесь платят не очень много.

Вообще фирмы [в Польше] готовы под тебя подстраиваться, чтобы ты работал эффективнее. Например, мне выдали рабочий ноутбук, чтобы я мог работать где угодно. Потому что, чтобы иметь доступ ко всем материалам, нужно приезжать в офис, а это [из-за учебы] не всегда получалось.

«Лучше здесь пойти в зерувку, чем пять лет отрабатывать в Беларуси»

— Отработка — это что-то из XIX века. Открою большой секрет: поляки учатся бесплатно и не отрабатывают. Когда я учился [в Беларуси], тоже не собирался отрабатывать. Хотел что-то придумать с фирмой, в которой работал: числиться у них на удаленке, а жить где угодно.

Всем советую либо выбирать обучение за границей, либо что-то придумать, если вы уже находитесь в этой кабале. А обучение в Беларуси — это кабала, потому что даже отчислиться очень сложно. У нас на потоке были люди, которые сами хотели уйти, но их не отпускали.

Если человек не приспособился к школьной системе образования, которая его ломает, то универ добьет окончательно. На личном примере: БНТУ — советский университет со всеми вытекающими: пренебрежением к человеческому достоинству. Когда у нас были какие-то проблемы, в деканате говорили: «Мы родителям позвоним». То есть нас за взрослых людей не считали. Такое в Польше невозможно. Да, здесь есть свои проблемы, но лучше здесь пойти в «зерувку» [и потом поступить в университет], чем пять лет отрабатывать в Беларуси.