Поддержать команду Zerkalo.io


В 2021 году через Беларусь в Германию прибыло около 10 тысяч беженцев, сообщала немецкая полиция. Те, кто оказался на белорусско-польской границе, не скрывают, что их цель — оказаться в Германии и попросить у этой страны статус беженца. Но какие у них шансы на его получение? Действительно ли это так просто, как кажется? Почему в принципе так много людей бегут в Германию и почему она их принимает? И принимает ли? Об этом и другом Zerkalo.io спросило у Петера Шварца — адвоката из Германии, который занимается делами беженцев, и у художницы Марины Напрушкиной, чей проект помогает им адаптироваться в немецком обществе.

Петер Шварц — немецкий адвокат, специализируется на праве о предоставлении убежища. Раньше основным фокусом в его работе были дела афганцев, сейчас он работает в том числе с белорусами, которые попросили у Германии убежища.

Марина Напрушкина — художница родом из Беларуси, живет в Берлине. В 2013 году основала общественную организацию Neue Nachbarschaft («Новое соседство»), которая помогает беженцам адаптироваться в новой среде.

Почему беженцы стремятся именно в Германию?

По мнению Петера Шварца, этому есть три основных объяснения.

— Во-первых, на протяжении многих лет Германия принимала немало беженцев и мигрантов. Это значит, здесь у них уже есть знакомые или родственники, — объясняет адвокат. — Понятно, что человеку проще ехать туда, где у него есть какие-то контакты.

Во-вторых, по сравнению с другими странами, Германия считается стабильным, спокойным, безопасным государством. Если не брать в расчет «корону», то в стране не происходит особых потрясений. Здесь можно нормально планировать свою жизнь, система управления работает хорошо. Опять же, если сравнивать с некоторыми другими странами, то особых проблем между немцами и иностранцами нет. Те, кто получает право на проживание, может строить в Германии стабильную жизнь.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Еще один важный аргумент, считает адвокат, — это социальная защита людей, которые получают убежище в Германии.

— Каждый человек, который приезжает сюда и признается беженцем, спустя время получает такую же социальную защиту, как и немцы, которые здесь живут. Я думаю, это тоже мотивация для многих людей, которые говорят: «Дома безумно тяжело, в Германии гораздо больше шансов построить нормальную жизнь».

Почему Германия так открыта беженцам?

Идея того, что ФРГ должна защищать тех, кого преследуют по политическим мотивам, заложена в Конституции страны.

— После Второй мировой войны в немецком обществе возникло осознание, что право на убежище для политически преследуемых должно быть включено в Конституцию Германии, а не просто регулироваться некоторыми законами, — рассказывает Петер Шварц. — Немцы понимают, что есть люди, которых преследуют по политическим мотивам, как это было в Германии во времена национал-социализма. Это понимание существовало и раньше, но только после 1945-го большинство осознало всю его важность. Преследуемые должны быть защищены, чтобы их не смогли убить, подвергнуть пыткам или арестовать.

На какую социальную защиту могут претендовать те, кого Германия признает беженцами?

Они получают временный вид на жительство или — после определенного времени — постоянный. Им выдают разрешение на работу, покрывают расходы на жилье и медицинскую страховку, а также выплачивают 446 евро в месяц — ровно до того момента, пока человек не начнет работать и зарабатывать, объясняет Петер Шварц.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Может показаться, что это не такая уж маленькая сумма. Но для того, чтобы жить обычной жизнью в Германии, ее, конечно, недостаточно. Этого хватает на минимальные расходы, но за эти деньги невозможно жить «хорошей жизнью». Цель социальной поддержки — а к ней также относятся языковые курсы, переобучение, повышение квалификации и другое — заключается в том, чтобы человек смог наладить самостоятельную жизнь и сам ее финансировать. Многим это удается, некоторым — нет. Ключ к нормальной жизни в Германии — это изучение немецкого языка. Некоторым он дается очень тяжело. Тот, кто не может разговаривать на немецком и зарабатывать деньги, не чувствует себя частью общества. И это довольно непросто.

Как в целом выглядит процесс предоставления убежища?

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По словам адвоката, в целом не имеет значения, каким образом преследуемый человек прибыл в Германию: к примеру, по шенгенской визе на самолете или нелегально. Далее обратиться нужно в одно из трех мест: полицию, так называемый первоначальный пункт приема беженцев или напрямую в Федеральной ведомство по миграции и беженцам (BAMF), которое занимается этими вопросами

Изначально именно BAMF проверяет историю человека и решает, взять его под защиту Германии или нет. При этом BAMF может выдать один из четырех статусов или же отклонить заявление и выслать из страны.

Если заявку отклоняют, у человека, попросившего о защите и не получившего ее, есть возможность подать в суд жалобу. Тот вправе изменить решение BAMF и присвоить один из четырех упомянутых статусов.

Есть разные статусы «беженства» и защиты со стороны Германии? Как все сложно. Объясните.

Первый — это то самое политическое убежище, предусмотренное и гарантированное Конституцией Германии. Его дают тем, кого преследуют по политическим мотивам.

Второй — статус беженца. Согласно Женевской конвенции о статусе беженцев, его присваивают человеку, если в родной стране его преследуют из-за религии, национальности, расы, политических убеждений или принадлежности к определенной социальной группе.

Третий — так называемая дополнительная защита, гарантированная европейским правом, которую дают в случаях, когда человеку угрожает серьезный ущерб жизни или здоровью вследствие насилия во время международного или внутреннего вооруженного конфликта. Например, пытки, смертная казнь или нечеловеческое обращение.

И четвертый статус защиты — запрет на высылку, например, из-за существенного нарушения статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Эта статья запрещает бесчеловечное или унижающее достоинство обращение.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— В зависимости от обстоятельств этот статус применяется и в том случае, когда заявитель доказывает, что дома у него нет возможности обеспечить прожиточный минимум. Однако требования здесь довольно высокие, одной «бедности» для его получения недостаточно. По сути, в этом случае речь идет не о предоставлении беженства, а о соблюдении прав человека, — говорит Петер Шварц.

Помимо четырех статусов, которые рассматриваются в процессе предоставления убежища, еще есть возможность выдачи так называемого «гуманитарного вида на жительство». Здесь действуют очень специфические нормативные документы, которые используются в особых индивидуальных случаях.

Ок, возьмем конкретный пример. Мигрантов из Ирака, которые пытались пересечь белорусско-польскую границу и попасть в Германию, могут признать беженцами?

— С юридической точки зрения многие из них вряд ли получат такой статус в Европе, — считает адвокат. — Возьмем, к примеру, условного «обычного гражданина Ирака», когда у него нет перспектив экономического или социального развития в родной стране. Да, ему тяжело, но если государство его не преследует, то, вероятно, ни политическое убежище, ни признание беженцем за свои политические убеждения, ни запрет за высылку на него не распространяются. Поэтому он вряд ли сможет получить защиту со стороны Германии, хотя, конечно, многие пытаются. И с человеческой точки зрения абсолютно понятна попытка людей улучшить свои шансы на нормальное существование. Но если смотреть с юридической, то во многих случаях причин для бегства нет. Важно отметить, что решения принимаются в каждом конкретном случае индивидуально. В данной ситуации нельзя обобщать, потому что судьба каждого человека индивидуальна.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Петер обращает внимание на еще одну деталь. В 1993-м году Германия внесла поправки в свою Конституцию. Раньше в ней было указано, что те, кого преследуют по политическим мотивам, получают убежище — и на этом точка. Позже в Основном Законе появилась оговорка.

— Было замечено, что в Германию приезжает довольно много людей, которые сперва прибывают в соседние страны, например, в Италию или Австрию, а после направляются в Германию. Их, конечно же, стали спрашивать: «Почему, если вас преследуют, вы едете дальше, когда в Италии уже безопасно?» Так в статье закона появился дополнительный абзац примерно следующего содержания: «Преследуемые по политическим мотивам получают убежище. Но это правило не распространяется на тех, кто прибыл в Германию из безопасных стран».

Похожий порядок предусмотрен и Дублинским соглашением, объясняет Петер Шварц.

— Если говорить просто, согласно ему, за процедуру предоставления убежища беженцам, у которых нет визы в ЕС, несет ответственность та европейская страна, через чью территорию они впервые попадают в Европейский Союз. Германия будет нести ответственность только за тех беженцев, которые въезжают в ЕС по визе, выданной нашей страной. Таким образом, если мигранты без визы прибыли сюда из Польши, которая считается безопасной страной и является членом ЕС, они, как правило, не смогут получить статус беженца в Германии. За процедуру получения ими убежища будет ответственна или Польша, или страна ЕС, выдавшая визу, по которой была пересечена граница.

— Экономические причины переезда не признаются основанием для получения защиты со стороны Германии. Кроме редких случаев, если в родной стране мигранты настолько не могут обеспечить минимальный уровень жизни, что в этом есть нарушение прав человека, — говорит Петер Шварц.

Действительно Германия выдает так много статусов беженца?

Для ответа на этот вопрос Петер Шварц предлагает посмотреть на актуальную статистику от BAMF.

С января по октябрь 2021 года за защитой в Германии обратилось больше 124 тысяч человек. Только 964 человека — а это всего 0,8% — получили политическое убежище, гарантированное Конституцией. Последние десять лет этот показатель остается примерно на том же уровне — в районе одного процента.

26 тысяч человек (21%) были признаны беженцами, почти 19 тысяч (15%) попали под так называемую дополнительную защиту. Еще 4 тысячи (3%) из тех, кто обратился за убежищем, запрещено высылать из страны.

— Многие заявители потом идут в суд и подают жалобы, — Петер объясняет, что происходит дальше. — Количество удовлетворенных обращений всегда разное. Часто это зависит от страны происхождения заявителя. В 2020 году суды изменили около 30% негативных решений, принятых BAMF. В случае с Афганистаном было отменено примерно 60% отклоненных заявок. Проблема только в том, что этот процесс может длиться довольно долго.

Сколько времени занимает процесс рассмотрения заявки?

Согласно статистике BAMF, в среднем этот процесс длится семь месяцев. Кому-то отказывают сразу, спустя пару месяцев, на рассмотрение дел других может уйти до года. Все это время человек живет в лагере для беженцев, позже в общежитии.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Жалоба на негативное решение BAMF может рассматриваться в судах еще 1−3 года, а то и больше. И это действительно тяжелый период для тех, кто проходит через этот процесс. Они вроде в Германии, но у них нет вида на жительство — только разрешение находиться в стране. Это значит, человеку разрешено оставаться в Германии, пока его заявление рассматривают. Но с этим документом нельзя поехать в другую страну, чтобы, к примеру, встретиться с родственниками. Когда человек не может этого сделать на протяжении трех лет, он начинает чувствовать себя запертым.

К сожалению, во время пандемии этот процесс еще больше затягивается. Жалоб очень много, судей слишком мало. На данный момент рассмотрения ждет 92 тысячи жалоб, по каждой судьи должны принять решение. Ведь они должны внимательно исследовать каждую историю. Можно ли ей верить? Логична ли она? Есть ли доказательства? Это может кто-то подтвердить?

И все это время работать нельзя?

Не обязательно. По наблюдениям Петера, в последнее время ситуация улучшилась. Как правило, после трех или более месяцев пребывания в Германии, когда заявка на получение защиты еще рассматривается, многие беженцы уже могут получить разрешение на работу. Этот момент зависит в том числе от того, из какой страны прибыл беженец.

Что происходит с теми, чьи заявки отклоняет BAMF, а позже и суд?

Это очень сложный вопрос, говорит адвокат. По закону эти люди должны покинуть Германию. Если они не делают этого добровольно, их высылают.

— Однако с депортацией связано много сложностей, поэтому многие получают статус Duldung (от немецкого dulden — терпеть. — Приме Zerkalo.io). Это значит, что человека пока не высылают, но и вид на жительство он не получает.

То есть в Германии он находится легально, но при этом не получает полных прав, в некоторых случаях он не может работать и получает меньше социальной поддержки. Но прежде всего люди с этим статусом вынуждены жить в страхе, что их статус может быть отменен — и их завтра же вышлют из страны. Строить свою жизнь с таким статусом очень сложно.

На конец 2020 года со статусом Duldung в Германии находилось более 200 тысяч мигрантов.

Существует стереотип, что в Германию бегут, чтобы «жить потом на пособиях». Так ли это?

По опыту художницы Марины Напрушкиной, которая работает с беженцами уже восемь лет, это совершенно не так.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Ее организация Neue Nachbarschaft работает с 2013 года и помогает беженцам адаптироваться в немецком обществе: организует языковые курсы, танцевальные группы, креативные школы, занятия по йоге.

— Мы создаем как можно больше форматов, в которых люди начинают знакомиться, общаться и дружить. Именно с этого начинается создание социального поля — то, что ты теряешь в первую очередь после вынужденного переезда. Без этого в дальнейшем не может быть ни работы, ни учебы.

Марина уже много лет работает с беженцами, и в ее практике она не встречала тех, кто не хотел бы работать или учиться.

— Это стереотипное представление — о том, что многие едут в Германию ради того, чтобы ничего не делать и жить на пособия. Все хотят чем-то заниматься. Через нашу организацию прошло много людей, и я не встречала тех, кто бы говорил, что не хочет работать или учиться. Германия — страна с довольно высоким уровнем жизни. Чтобы включиться в общество и достигнуть такого же уровня, нужно потратить очень много сил и времени. Да, можно пассивно ждать, но это не самый приятный процесс. Всегда есть желание что-то делать, сложно жить в социальной изоляции, многие говорят, что хотят учиться и работать. Но работу получить сложно: нужен язык. С учебой — то же самое. Да, социальная защита со стороны Германии не даст умереть, но чувствовать все другие стороны жизни сложно, если не заниматься ничем другим.