Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  2. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  3. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  4. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  5. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  6. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  7. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  8. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  9. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  10. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  11. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять


Беларуска Полина (имя изменено) уехала в Польшу шесть лет назад после болезненного развода. В новой стране работу учителем пришлось сменить на физический труд, но «для корочки» Полина решила выучиться на флориста. А в один прекрасный день встретила мужчину, семья которого владела цветочным магазином. Они поженились, а когда свекровь не смогла справляться с семейным делом, работа «по специальности» легла на плечи Полины. Свою почти голливудскую историю, полную невероятных совпадений, Полина рассказала MOST.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Gustavo Fring / pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Gustavo Fring / pexels.com

В Беларуси Полина работала учителем младших классов. Женщина уверена, что если бы не развод с мужем, до сих по жила бы в любимом Бресте.

— До переезда моя жизнь плыла по течению: окончила ВУЗ, вышла замуж, работала по распределению. Думала, так и проработаю в школе до пенсии. Возьму кредит на квартиру, рожу детей, лет в 40 куплю дачу, буду сажать картошку. Жизнь мне виделась примерно так.

Полина с мужем жили в арендованной однушке, которую они сняли сразу после свадьбы. Собственного жилья у молодой семьи не было, а жить с родителями не хотелось. Зарплаты молодых специалистов с трудом хватало на аренду и минимальный запас продуктов. Особых излишеств — даже походов в кафе — семья себе позволить не могла. Со временем супруги стали часто ссориться из-за недостатка денег. Полина хотела, чтобы муж нашел подработку, мужчина обижался, что жена его «пилит».

— Сейчас я понимаю, что это стандартная история молодых людей, которые хотели быть взрослыми, но не желали брать на себя ответственность за свою жизнь. С одной стороны, нам нравилось быть самостоятельными и жить отдельно, с другой — мы не могли себе позволить съемное жилье и ждали, что прилетит волшебник в голубом вертолете и даст нам денег.

«У меня была четкая установка, что развод — это стыдно»

На третий год совместной жизни ежедневные перепалки с обвинениями превратились в рутину. Во время ссор супруги часто угрожали друг другу разводом, но до реальных действий дошло не сразу.

— У меня была четкая установка, что развод — это стыдно. В моей большой семье был только один случай развода. Я прекрасно помню из детства, как родственницу, которая ушла от мужа, песочила вся родня. Она слыла неудачницей, которая будет до конца жизни влачить одинокое существование.

Первым не выдержал муж. Он сбросил Полине ссылку на список документов, необходимых для развода, и попросил выбрать день для совместного похода в загс. Хотя было понятно, что семейная жизнь не складывается, Полину переполняли горечь, злость и обида.

Поскольку делить супругам было нечего, развелись они относительно легко. Полина вернулась жить к родителям. Но оказалось, что почти три года самостоятельной жизни не прошли даром и ужиться в одной квартире с отцом и мамой не так просто.

— Мама включала родительский контроль. Мне, 26-летней, нужно было отчитываться, куда я ухожу, когда вернусь, что ем, почему до сих пор не сплю. Плюс намеки на то, что я зря рассталась с мужем и теперь, скорее всего, моя жизнь сложится неудачно. Мое психологическое состояние после развода и так было не очень, а тут еще это. А зарплата учителя не давала возможности снять квартиру и жить отдельно.

Букет тюльпанов. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Часто думала: блин, что я здесь делаю?»

Как-то в 2018 году соседка Полины предложила ей вместе поехать на заработки в Польшу. Полина понимала, что это прекрасная возможность что-то изменить в своей жизни, но было очень страшно. Соседка убедила, что все в порядке: работа не сложная, связана с упаковкой товаров, жилье предоставляется.

— Распределение я отработала еще за год до этого, поэтому в школе меня ничего не держало. Плюс как раз заканчивался учебный год, поэтому с увольнением проблем не возникло.

Родители были против таких резких перемен, но сильно не отговаривали. В то время многие жители Бреста ездили на заработки в соседнюю страну. Подготовив документы, Полина с подругой поехали в Познань.

— У меня был дикий страх перед поездкой. Я всегда была тихой домашней девочкой. А здесь — другая страна, другой язык, рядом нет близких, физическая работа, где все оказалось не так радужно, как я себе представляла.

Вместо обещанной комнаты на двоих девушек поселили в хостел, где в одном помещении жили пять женщин. Рабочая смена начиналась рано, вставать нужно было в пять утра. Даже летом в рабочем помещении было холодно и сильно пахло бытовой химией. Полина постоянно чувствовала себя простуженной, у нее обострилась аллергия, часто болела голова.

— Мои родители — рабочие люди. Но меня они всю жизнь оберегали от тяжелого труда и настраивали, что я должна работать в тепле и комфорте. Я часто думала: блин, что я здесь делаю? Но, честно говоря, когда получала зарплату и понимала, что все деньги могу потратить только на себя, настроение улучшалось. В Беларуси мой заработок был в разы меньше.

В те годы транспортное сообщение между Польшей и Беларусью было активным, но Полина ездила на родину очень редко. Говорит, боялась, что если приедет и останется дольше, чем на пару дней, даст слабину и обратно в Польшу не вернется.

— Было странное ощущение, что и здесь мне не место, и в Беларуси я тоже никто. Сейчас эмигранты много говорят об адаптации. Тогда я об этом не думала, я же ехала не в эмиграцию, а на заработки. Но теперь понимаю, что эти неприятные чувства и были связаны с адаптацией.

«Пошла учиться исключительно ради „корочки“»

После полугода работы на складе бытовой химии соседка Полины устроилась работать в ресторан McDonald's и позвала с собой подругу. Девушки сняли на двоих небольшую квартиру. Работа в ресторане помогла Полине хорошо освоить польский язык. И по совету подруги она поступила учиться в полицеальную школу.

— Я выбрала самую простую, как мне казалось, специальность — флорист — и пошла учиться исключительно ради «корочки», чтобы получить свободный доступ к рынку труда. Работать с цветами я не планировала, да мне это не особо и нравилось. Но училась я старательно. Действовал вбитый родителями в голову принцип: учиться нужно хорошо.

В ноябре 2019 года знакомая Полины, работавшая в кадровом агентстве, предложила ей попробовать себя в сфере найма персонала. Девушка согласилась. Новая работа давалась легко, зарплата была хорошая. Полина даже съехала от подруги и сняла отдельную кавалерку. Параллельно продолжала заочно учиться в полицеальной школе. Все шло замечательно, но через некоторое время начался ковид. Полина перевелась на удаленку.

— Я с грустью вспоминаю то время. Полупустые улицы, кафешки и кинотеатры закрыты, пойти некуда, страшно заразиться неведомой заразой. В Беларусь не поедешь из-за карантинных ограничений. Живу одна, общаться не с кем. Это сейчас почти в любом городе Польши есть сообщество беларусов, есть чаты, где можно пообщаться, найти новые знакомства, попросить о помощи. Тогда этого не было. Чтобы не сойти с ума от одиночества, я взяла из приюта щенка.

«Шутила, что если останусь без работы, буду проситься флористом к его маме»

В одно апрельское утро во время прогулки с собакой Полина познакомилась с молодым человеком, который снимал квартиру в том же доме.

— Мы постоянно виделись в одно и то же время. Я выгуливала пса, а он выходил на пробежку. Когда пересеклись в очередной раз, разговорились. Оказалось, что сам он из небольшого города под Познанью. Там жила его мама, у которой был собственный цветочный магазин. Помню, я еще шутила, что если останусь без работы, буду проситься флористом к его маме.

Молодые люди начали встречаться. А пока их романтические отношения активно развивались, в Беларуси прошли президентские выборы, начались протесты. Полина признается, что до выборов 2020 года не интересовалась политической жизнью родной страны. Ее даже немного раздражало, что поляки так любят говорить о политике. Но в августе 2020 года, кажется, весь мир следил за тем, что происходит в Беларуси, и Полина не могла остаться в стороне.

— Я читала новости, открывала для себя беларусов и какую-то новую, неизвестную мне Беларусь. Оказалось, что у нас столько крутых, умных, интересных людей. Если раньше я чувствовала патриотизм только по отношению к моему родному городу и людям, которые там живут, то в 2020 году я ощутила гордость за всю страну, за людей. Мои знакомые поляки тоже восхищались: какие беларусы крутые!

«После выхода из СИЗО позвонил бывший муж, и мы общались часа полтора»

В сентябре Полина узнала о задержании бывшего мужа. Они не общались полтора года, но девушка написала ему, что готова оказать любую помощь.

— После выхода из СИЗО он позвонил, и мы общались часа полтора. Оказалось, что его брат 10 августа попал на Окрестина и еле остался жив. Мы говорили обо всем на свете. Посмеивались над нашей совместной жизнью, обсуждали все, что происходит. Мне так полегчало после этого разговора! Как будто все прошлые обиды и недосказанности разом ушли. Больше мы не общались, но из социальных сетей я знаю, что он сейчас в Польше.

К удивлению Полины, события в Беларуси сблизили ее с родителями. Они стали чаще общаться, обсуждать новости. Мама девушки ходила на протесты, вывешивала флаг из окна.

— Из-за ковида мы давно не виделись вживую, но созванивались примерно раз в неделю. А тут начали общаться каждый день. Я не ожидала от родителей такой политической активности, но была рада, что мы на одной волне.

«У меня ни разу в жизни даже комнатных растений не было»

Примерно через год отношений молодой человек Полины сделал ей предложение. Они уже жили вместе, и казалось, что прошли самое главное испытание — проверку бытом. Мужчина хотел детей, да и сама Полина была не против: на носу было 30-летие, тянуть с этим не хотелось. Она ответила «да».

— Мне с самого начала было понятно, что это, как говорится, мой человек. Со свекровью мы тоже неплохо поладили. У нее была любимая история о том, как в молодости за ней красиво ухаживал беларус. Мы с мужем постоянно смеялись из-за того, что эта история каждый раз обрастала новыми подробностями.

Через несколько месяцев после свадьбы свекровь Полины заболела ковидом. Болезнь женщина перенесла тяжело, и супруг беларуски предложил переехать из Познани поближе к матери. Супруги работали удаленно, поэтому большой проблемы в этом не было.

— Цветочный магазин у свекрови был совсем небольшим, она практически все там делала сама. Но после болезни работа давалась ей тяжеловато. Я стала немного помогать. Сначала приходила по субботам, в свой выходной, потом втягивалась все больше. В какой-то момент поняла, что мне нравится работать с цветами. Это при том, что у меня ни разу в жизни даже комнатных растений не было! Вспоминала, чему учили в полицеалке, смотрела ролики на YouTube, наблюдала за тем, что делает свекровь.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Раньше я страшилась новизны, всегда топила за стабильность»

В феврале 2022 года началась война в Украине. Как и многие, Полина сутками листала новостную ленту и переживала, что военные действия развернутся и в Беларуси.

— Я очень волновалась за родителей. Хотела их вывезти, но быстро сделать визы тогда было нереально. Чтобы отвлечься от тяжелых мыслей, я все свободное время проводила в магазине. Помогала составлять букеты, мыла вазы, убиралась, общалась с клиентами. Муж весь март волонтерил в Познани, помогал беженцам.

В какой-то момент муж и его мать предложили Полине уволиться с основной работы и полностью взять на себя магазин. Девушка испугалась, что не справится, и отказалась. Но в скором времени у свекрови случился инсульт: дали о себе знать последствия ковида. На семейном совете было решено, что муж оформит бизнес на себя. Сейчас он занимается бухгалтерией, а вся остальная работа легла на плечи Полины, которая ушла с головой в цветочное дело.

— Я занимаюсь магазином почти два года, но все еще учусь и не могу сказать, что все идеально получается. Пришлось разбираться, как работает налоговая система, как взаимодействовать с поставщиками, изучать основы маркетинга, чтобы привлечь новых клиентов. Раньше я страшилась новизны, всегда топила за стабильность, а теперь ловлю кайф от того, что каждый новый день мало похож на предыдущий: новые клиенты, новые букеты, новые задачи. Я обожаю все эти запахи, которые витают в нашем магазине, и мне нравится творить красоту. Конечно, бывают и сложности, но мне очень помогает муж.

«Надеюсь, когда у меня появятся дети, родители смогут приезжать ко мне в гости»

Полина считает, что эмиграция дала ей огромный рост. Из неуверенной в себе девочки-отличницы, отмеченной семейным клеймом «разведенки», она выросла в самостоятельную личность, которая не боится трудностей и ошибок.

Единственное, что печалит девушку, — это то, что родители остаются в Беларуси. Последний раз Полина ездила в Брест летом 2023 года и столкнулась с допросом на границе.

— Я тогда легко отделалась, но больше ехать не осмеливаюсь. Я слышала истории, когда задерживали людей, которые годами жили за границей и вдруг решались приехать в Беларусь. Родителям я не раз предлагала переехать в Польшу. Они не готовы все бросить, и я их понимаю. Мама с папой отшучиваются, что переедут только тогда, когда я нарожаю внуков, чтобы им не пришлось здесь скучать. А я очень надеюсь, что к тому времени, когда у меня появятся дети, родители смогут запросто приезжать ко мне в гости на выходные. А мы сможем привозить внуков к бабушке и дедушке в Брест, не опасаясь допросов на границе или чего похуже.