Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  2. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  3. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  4. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  5. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  6. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  7. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  8. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  9. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  10. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  11. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  12. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  13. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  14. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  15. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  16. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  17. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего


Суд Советского района столицы за участие в акции протеста в августе 2020 года приговорил к двум с половиной годам «домашней химии» минчанина Вадима Петровского. Основными доказательствами вины мужчины стали фото и видео с акции протеста с его телефона, пишет правозащитный центр «Весна».

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Согласно версии обвинения, Вадим Петровский в августе 2020 года, «действуя совместно и согласованно группой лиц с другими неустановленными в ходе следствия лицами, принял активное участие в указанных групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением требованиям сотрудников ОВД, пресечь вышеуказанные действия, а также повлекших нарушение работы транспорта и предприятия, находясь на территории Минска, стоял и двигался по проезжей части дороги, блокировал и преграждал путь транспортным средствам, в результате чего вышеуказанные действия повлекли нарушение работы транспорта, выразившееся в остановке транспорта на территории Минска в период времени с 20.10 до 01.50, что препятствовало нормальной работе КТУП „Минсктранс“ в указанный период, причинив ущерб указанному предприятию на сумму 21 667 рублей 77 копеек, что соответствует не менее 802,51 базовой величины».

На суде Вадим Петровский признал вину.

Из опубликованного приговора стало известно, что доказательствами вины мужчины стали фото и видео из его гаджетов, извлеченных во время обыска. В памяти телефона нашли 15 видеозаписей и четыре фотографии с акции протеста в августе 2020 года.

В приговоре указывается:

«В ходе анализа фотоизображений и видеофайлов, находящихся в памяти мобильного телефона, можно сделать вывод, что Петровский деструктивно настроен к проводимой политике в Республике Беларусь, а также принимал активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок и фиксировал передвижение военизированных подразделений».

В результате судья Елена Жукович приговорила Вадима Петровского к двум годам и шести месяцам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение («домашней химии»). После оглашения приговора мужчину, который находился под стражей, освободили в зале суда.