Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  2. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  3. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  4. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  5. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  6. «Продолжит симулировать». Эксперты объяснили, почему могла всплыть информация, что Путин якобы готов к прекращению огня и переговорам
  7. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  8. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  9. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  10. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  11. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  12. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  13. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  14. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман


Жительница Минска пришла на кладбище к дедушке и ужаснулась: памятник изменен, а в могилу подхоронен другой внук — ее родной брат. Женщина была возмущена: это ее семья всю жизнь следила за могилой, тогда как брат никогда не помогал. Она подала иск в суд, обвинив детей умершего в повреждении захоронения, и потребовала возмещения ущерба. Чем закончилась история, стало известно из банка судебных решений.

Фото: TUT.BY
Похоронные кресты. Фото: TUT.BY

Дед Светланы и Вадима (все имена вымышлены) умер в 1979 году и был похоронен на Северном кладбище. Организацией похорон занималась его жена, а памятник поставила за свои деньги мама Светланы — дочь умершего, которую тот определил своей единственной наследницей. В последующие 45 лет Светлана с матерью, а потом и сама, со своими детьми ухаживала за дедушкиной могилой. По ее словам, ее родной брат Вадим и его дети никакого отношения к захоронению не имели, за все годы ничего не сделали для благоустройства и ухода за могилой.

Таинственные метаморфозы

В декабре 2020 года Вадим умер. Урну с его прахом подхоронили на дедовском месте. Похоже, Светлана об этом ничего не знала, так как в тот момент внешне ничего на могиле не изменилось. Но в июне 2023-го она пришла на кладбище и была поражена: надгробный памятник отсутствовал, были раскопаны и подрезаны корни близстоящего дерева. Женщина обратилась в милицию, там начали проверку.

Через несколько дней памятник на могиле вновь появился, но выглядел несколько иначе: стал чуть ниже и меньше, немного изменил форму и цвет, с него пропало изображение ветви дерева, а появился православный крест. А главное — медальон с фото деда и надпись о его смерти были перемещены на нижнюю часть памятника, а выше было размещено фото и надпись о Вадиме.

Проверка милиции выяснила, что захоронение произвел сын Вадима, а весной 2023-го он заказал реставрацию и изменение памятника. В мае профильная фирма демонтировала гранитный камень, его отшлифовали, нанесли новый текст и изображение, установили фотомедальоны и буквально спустя несколько дней после того, как на могиле побывала Светлана, вернули памятник на место.

«Разрушил надгробие»

Милиция не нашла никаких нарушений закона в действиях родственников Вадима, и тогда Светлана подала иск в суд на его сына, который всем этим занимался. Она заявила, что племянник без ее ведома самовольно произвел подзахоронение своего отца в могилу ее деда, разрушил надгробие и другие элементы захоронения, ухудшил вид памятника.

«Для восстановления уничтоженного ответчиком надгробия необходимо проведение работ, стоимость которых составляет 1454 рубля», — утверждала женщина в иске. Она требовала взыскать с сына умершего брата эту сумму, а также расходы на юриста (740 рублей) и 74 рубля госпошлины.

Суд состоялся в январе 2024 года. Чтобы выяснить, кто прав, пришлось привлечь немало свидетелей. И ситуация предстала в совершенно ином виде.

Северное кладбище. Изображение: Google Maps
Северное кладбище. Изображение: Google Maps

Похоронный безлимит

Сотрудница КУП «Специализированный комбинат коммунально-бытового обслуживания» (это предприятие содержит кладбище «Северное-1») рассказала, что подзахоронение Вадима на могиле деда было произведено на основании предоставленных документов о родстве. По закону любое лицо, которое имеет отношение к умершему, вправе использовать участок с его могилой для последующих захоронений умерших родственников, а также благоустраивать его, устанавливать памятники и так далее. То есть дети Вадима имели полное право похоронить своего отца на могиле прадеда. В таких случаях разрешение других родственников не требуется. Работница также отметила, что обновленный памятник выглядит «красиво и достойно», выполняет свои функции.

Религиозный вопрос

Свидетелями выступили несколько родственников. Сестра Светланы и Вадима сказала, что тоже ухаживала за могилой деда, несколько лет назад за свои деньги заменила на ней выцветший фотомедальон. По ее словам, однажды она ездила на могилу вместе с Вадимом, и тот сказал, что хочет быть похороненным вместе с дедом. Дочь Вадима также сообщила, что такой была воля ее отца.

Кроме того, большинство родных сказали, что памятник нужно было отремонтировать еще и потому, что он накренился из-за корней дерева, а после обновления он стал выглядеть только лучше, эстетичнее, ровнее. Судье показали фотографии — и тот убедился, что ничего плохого с памятником не случилось. Лишь сын Светланы поддержал позицию женщины — сказал, что надгробие и раньше было нормальным, никакие корни дерева ему не мешали, а после вмешательства оно стало меньше и с виду хуже (но объяснить, что ухудшилось, не смог).

Последним доводом Светланы было то, что на памятник нанесли изображение православного креста. Она заявила, что дед был католиком. Однако ее же дочка опровергла это, сказав на суде, что все родственники в семье были исключительно православными. Впрочем, доказательств не предоставили ни та, ни другая, но суду этого хватило.

Оснований нет

Таким образом, все аргументы Светланы о том, что родственники испортили могилу деда и памятник, который ставила его мать, не нашли подтверждения и были опровергнуты. Не было ничего незаконного в том, что ее племянники похоронили там своего отца, и также не было доказательств того, что они нанесли какой-то ущерб. Не говоря уже о том, что, по мнению суда, у Светланы не было никакого эксклюзивного права собственности на могилу, ведь сам памятник деду имел подпись от «жены, детей и внуков», то есть был установлен от имени всех членов семьи.

Северное кладбище. Изображение: Google Maps
Северное кладбище. Изображение: Google Maps

В итоге суд пришел к выводу, что требования женщины не имеют под собой правовых оснований. Ее иск был полностью отклонен.

«Суд полагает, что подача иска обусловлена сложившимися между сторонами неприязненными и конфликтными отношениями, и по своей сути вызван тем, что ответчик произвел подзахоронение в существующую могилу, а не в отдельном месте», — отметил судья в мотивировочной части решения.

Поскольку Светлана проиграла, с нее взыскали не только госпошлину, но и возмещение затрат второй стороны на адвоката — 1200 рублей.

Дальше — больше

На этом родственники не остановились и, словно решив подтвердить мнение судьи о непримиримом конфликте между ними, каждый со своей стороны подали апелляции.

Светлана потребовала отменить первое решение, провести новый суд и удовлетворить ее иск. Она настаивала на том, что к ее доводам отнеслись без должного внимания, было принято необоснованное и несправедливое решение.

В свою очередь, племянник женщины просил оставить решение суда в силе в целом, но взыскать с нее больше денег в возмещение его затрат. По его словам, ему потребовалось по этому делу 11 консультаций юриста, каждая за 80 рублей, и дважды адвокат представлял его в суде по 350 рублей за заседание. В итоге набежало 1580 рублей, а первый суд обязал Светлану выплатить лишь 1200.

«Необходимость проведения по делу 11 консультаций объективными доказательствами не подтверждена», — ответил на это суд, пояснив, что первоначальная сумма уже учитывала сложность и длительность тяжбы.

В итоге апелляционные жалобы обеих сторон были отклонены. Однако за услуги юриста для второго суда сын Вадима отдал еще 430 рублей и требовал возместить их тоже, а вот Светлана дополнительных оплат потребовать не догадалась. В итоге ее как проигравшую сторону обязали возместить затраты ответчика, но не полностью, поскольку тот тоже проиграл, а в размере 300 рублей.

Таким образом, попытка отсудить у семьи брата деньги за место на кладбище обошлась женщине в сумму не меньше 2314 рублей (1500 — суммарная компенсация племяннику, 740 — собственные затраты на юриста и 74 рубля — госпошлина).

«Зеркало» находит и публикует самые необычные судебные разбирательства, чтобы вы понимали, как работает право в Беларуси и куда может привести разногласие.

Поддержите редакцию

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.