Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  2. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  3. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  4. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  5. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  6. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  7. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  8. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  9. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  10. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
Чытаць па-беларуску


Следственный комитет (СК) 16 мая заявил, что добавил в список подозреваемых 104 беларуса, которые принимали участие в уличных акциях за рубежом, в частности на День Воли 25 марта. Как стало известно «Радыё Свабода», по месту беларусской регистрации некоторых эмигрантов уже пришли с обысками силовики. Издание поговорило с беларусами, которые сейчас живут за границей и принимали там участие в акциях под бело-красно-белыми флагами.

День Воли во Вроцлаве. 25 марта 2024 года. Фото: читатели «Зеркала»

По данным СК, 104 беларуса признали подозреваемыми по уголовному делу — им инкриминировали ст. 361−1 УК (Создание экстремистского формирования и участие в нем) и ст. 369−1 УК (Дискредитация Республики Беларусь).

В рамках расследования СК заявил, что уже получил информацию об объектах недвижимости и другом имуществе подозреваемых на территории Беларуси. В настоящее время проводятся следственные действия, в том числе осмотры, обыски, наложение ареста на имущество и «иные процессуальные меры».

Ранее в Беларуси уже были проданы три квартиры политэмигрантов и политзаключенных. Это жилье Тихановских, Цепкало и правозащитника Владимира Лабковича. Квартиру Сергея и Светланы Тихановских продали примерно за 80 тысяч долларов. Этому не помешал тот факт, что в квартире были прописаны жильцы, в том числе дети. Продали вместе с прописанными детьми и квартиру Цепкало — за 120 тысяч долларов.

«Ходят к родственникам, „дурят голову“»

Как стало известно «Радыё Свабода», с утра 16 мая представители милиции и следственных органов пришли по месту регистрации как минимум нескольких беларусов, живущих за рубежом. Иван (имена собеседников изменены из соображений безопасности) отметил, что по месту жительства в Беларуси он получил заказное письмо из СК в Минске.

— Что там написано, я не могу знать, меня же там нет. Моя квартира давно описана, потому что я убежал от уголовного дела, — добавил Иван.

Одна из эмигранток также сообщила, что 16 мая силовики приходили по адресу ее места жительства в Беларуси. Чего хотели, она не знает, так как от родственников потребовали подписать документ о неразглашении.

— Они все там страшно напуганы и мне даже не говорят, был ли это обыск, опись или арест жилья, — говорит женщина. Она неоднократно принимала участие в акциях в Варшаве.

Беларус Виталий тоже часто ходит на акции в Варшаве. Говорит, что так же часто милиционеры и сотрудники КГБ ходят к его родителям.

— У меня нет никакого имущества в Беларуси, поэтому описать нечего у меня. Но они ходят стабильно и регулярно к моим родителям, дурят им голову: «Ваш сын в розыске, у него уголовное дело». Но никакой конкретики, — сообщил Виталий.

Об аресте имущества рассказывают «добрые люди»

Беларуска Анна Федоронок живет в Варшаве, руководит там шелтером для беженцев, участвует в акциях и ведет сатирический канал «Лукашолки». Недавно она узнала, что ее большой дом в деревне Воропаево Поставского района опечатали «органы».

— Мне передали это «добрые люди» с «той стороны». Дом мы строили всю жизнь, он у нас большой, со всеми удобствами, с газом, водой, баней, участок там, парники. Все, что может быть у людей, если они трудолюбивые. Вложили в него много денег, сил — для себя же старались. Опись моего дома, может, и не связана с «делом 104 беларусов», так как у меня лично уже много «заслуг», на несколько уголовных дел. Стоит посмотреть мои ролики, чтобы было понятно. За те ролики, насколько я знаю, на меня завели дела за «разжигание вражды», «оскорбление» Лукашенко и другие статьи навесили, — говорит Анна.

Женщина добавляет, что в 2020 году она подверглась преследованиям, административным делам. Узнала о возможной «уголовке» и была вынуждена бежать из страны.

— Ночью, только несовершеннолетнюю дочь схватила под мышку и побежала. Все, что у меня было, — все осталось там, — говорит белоруска.

Она считает, что арест имущества — месть со стороны властей.

«Бьют и плакать не дают»

Правозащитник Леонид Судаленко в комментарии «Радыё Свабода» рассказал: чтобы дать оценку действиям властей, нужно знать конкретные уголовные дела, статус человека в них. Фактически арест на имущество могут наложить для обеспечения возможного наказания, крупного штрафа. Но согласно Конституции никто не может быть произвольно лишен имущества.

— На сегодня мы не видели процессуальных документов и даже не знаем фамилии 104 «счастливчиков». Это же не сегодня в Беларуси началось, еще несколько лет назад, когда «гарант Конституции» сказал, что «бывает не до законов». Люди вышли на акции в Варшаве или Вильнюсе. Их не обвинили [в том], что они «нарушили порядок проведения массового мероприятия». А в том, что раз вышли — значит, они «экстремистское формирование». Если в Беларуси растут цены и люди об этом говорят, это значит, они позорят государство. Надо говорить, что цены не растут, а поднимаются. Тогда это не будет «дискредитацией Беларуси», — объясняет Судаленко.

По словам правозащитника, следует обратить внимание и на то, что у родственников эмигрантов берут подписку о неразглашении.

— Бьют и плакать не дают. Забирают имущество и еще запрещают об этом говорить. Это такой грабеж, когда у тебя деньги вытащили из кошелька и ты должен молчать об этом. Правовой беспредел в стране, — считает Леонид Судаленко.