Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  2. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  3. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  4. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  5. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  6. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  7. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  8. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  9. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  10. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ


Часто в начале отношений пара еще не задумывается о совместных детях и, как следствие, тема не обсуждается. Это приводит к тому, что в момент, когда кто-то хочет ребенка, другая сторона оказывается категорически против, найти компромисс получается не всегда. «Зеркало» поговорило с беларусками, которые состояли в отношениях, где их партнер был против того, чтобы становиться отцом, и узнало, как сложились их судьбы. А психотерапевтка Полина Кузнецова объяснила, имеют ли такие отношения вообще хоть какой-то шанс на успех.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com

Имена собеседниц изменены.

Анастасия, 38 лет: «Не собирается заводить детей только потому, что „кому-то уже пора“»

— Когда начались наши отношения, мне было 34, а партнеру — 41. На тот момент у меня не было детей — но их я очень хотела, — а у него была дочь школьного возраста. Зная это, я сразу обозначила, что пойму, если детей он больше не хочет. Он же заверил меня в обратном: сказал, что хочет еще раз стать отцом.

Спустя два года у меня появились серьезные сомнения в том, что мой мужчина планирует со мной совместное будущее: мы совсем не говорили о том, где будем жить, как будем управлять финансами, сколько детей мы хотим. Также не обсуждали, как зарегистрируем брак: просто распишемся или будем делать свадьбу.

В итоге я решилась на разговор. Сказала ему, что мне уже 36 и что если мы хотим детей — пора что-то делать. На этот раз он ответил, что не собирается заводить детей только потому, что «кому-то уже пора». А когда я заикнулась про свадьбу, он сказал, что раз мне нужен штамп в паспорте — я застряла в 1990-х, да и вообще у него нет денег на мне жениться.

Я поняла, что он всячески уворачивается от брака, и у меня возник вопрос: если для мужчины, который любит свою женщину и не представляет без нее своей жизни, жениться — трагедия, то что это за любовь такая? В тот момент я уже подумала, что отношения нужно заканчивать, но расстаться предложила лишь спустя полгода. Тогда он сделал вид, что не понимает, почему я ждала от него создания семьи, и подытожил, что мы «просто не выдержали быта».

Главная трагедия для меня в том, что, пока я решалась на разрыв отношений, мое репродуктивное здоровье ухудшилось: развилось заболевание, которое буквально «съело» часть будущих яйцеклеток. В итоге овуляционный резерв сильно снизился — теперь, по словам врачей, стать матерью я могу только с помощью ЭКО.

Скоро будет год, как наши отношения закончились. Сейчас у меня никого нет. Хотя ухажеры есть: меня даже замуж зовут. Но из-за сильного разочарования мне нужно время, чтобы оправиться и вернуть веру в мужчин.

Виктория, 30 лет: «Малыш родится в любом случае — с мужем или без него»

— С мужем мы начали встречаться, когда мне было 22 года, а ему — 25. Спустя год мы съехались, а еще спустя год — поженились. Тема детей в наших отношениях не поднималась до тех пор, пока я не забеременела. Это случилось спустя месяц после свадьбы. Тогда мы не очень много зарабатывали: хватало только на аренду квартиры, продукты, одежду и минимальные развлечения. Муж стал говорить, что не готов к детям и что финансово мы это не потянем, поэтому нужно делать аборт. Честно говоря, он сильно давил на меня в этом вопросе, и я пошла на поводу.

Уже спустя полгода я начала осознавать, что все-таки хочу стать матерью. Тогда у нас случился серьезный разговор: мне важно было понимать, сходятся ли наши взгляды на семью и не поспешили ли мы с регистрацией брака. Помню, мы говорили об этом всю ночь и договорились, что у нас обязательно родится малыш — но через два-три года.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com

Так оно и случилось: через два с половиной года я снова забеременела. Увидев две полоски, была вне себя от счастья, но внутри был страх: я не знала, как отреагирует муж. Когда спустя пару часов пришло полное понимание того, что со мной случилось, решила для себя: этот малыш родится в любом случае — с мужем или без него.

О своей беременности я рассказала мужу в тот же вечер. Он расплакался, стал меня обнимать и трогать живот. А еще просил прощения за то, что тогда — три года назад — настоял на аборте.

На протяжении всей моей беременности он был рядом: помогал, ухаживал, не позволял мне поднимать ничего тяжелее кружки, мыл полы и пылесосил сам, а если мне резко чего-то хотелось — всегда безоговорочно срывался и ехал в магазин. И, конечно, ходил со мной практически по всем врачам и на все УЗИ.

После рождения дочери муж каждый день приезжал к больнице, чтобы помахать нам через окно. Роды случились раньше срока — и нам нужно было остаться там дольше обычного. Тогда я особенно почувствовала, насколько сильно мы для него важны.

Встреча папы и дочки состоялась лишь спустя месяц, так как все это время мы оставались с ней в больнице из-за осложнений. Муж тогда сильно плакал, держа маленький кулечек на руках. С того момента их невозможно представить порознь.

Если раньше супруг мог куда-то выехать с друзьями, то сейчас эти встречи отошли на второй план: он всегда с семьей. Мне удивительно наблюдать за тем, как взрослый мужчина высотой два метра и весом под 140 килограммов наряжает кукол, красит ногти и закалывает себе волосы, потому что так хочет его дочка.

К разговору о ребенке, который у нас не родился, мы больше не возвращались. Все это время я успокаиваю себя тем, что так должно было случиться, и благодарю Бога за нашу дочь. Когда малышке исполнилось три года, муж сам начал разговор о втором ребенке. Сейчас мы занимаемся планированием: проходим обследования и готовимся финансово.

Психотерапевтка: «Все, о чем нельзя открыто спросить и поговорить, с большой вероятностью в будущем станет проблемой»

Психотерапевтка Полина Кузнецова считает, что отношения, где один партнер хочет ребенка, а второй — категорически против, все же имеют шанс на успех. По словам специалистки, люди в паре могут иметь разные взгляды на некоторые вопросы, и эти несовпадения могут не стать для них критичными.

Другой вопрос, что решение о рождении ребенка  — это не просто несовпадение вкусов или привычек: здесь может вскрыться несовпадение на уровне ценностей, что спровоцирует кризис в отношениях. Этот кризис в итоге либо разрушает союз, либо — если партнерам удалось обнаружить другие немаловажные ценности и смыслы этих отношений — укрепляет его.

— Родительство — тема, которую невозможно проигнорировать в долгосрочных отношениях: людям прямо или косвенно приходится делать репродуктивный выбор и презентовать его друг другу и социуму. К тому же дети — это не просто факт появления на свет нового человека, это еще и наши индивидуальные и совместные представления о будущем — о том, чему будет посвящено время молодости, зрелости, а также о том, какой может быть наша старость, — говорит Кузнецова. — Поэтому очень важный навык для преодоления разногласий в репродуктивных вопросах — умение разговаривать и прояснять не только планы на жизнь, но и что именно каждый из партнеров вкладывает в концепцию родительства; что пугает и останавливает того, кто не хочет детей, и что мотивирует того, кто хочет; как появление ребенка в их представлениях изменит совместную жизнь.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Amina Filkins, pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Amina Filkins, pexels.com

Психотерапевтка утверждает, что на протяжении жизни ценности людей могут меняться под влиянием различных жизненных событий, и никто не может гарантировать, что их позиция не изменится. Поэтому вполне разумно и закономерно время от времени сверять свои ценности с партнером или партнершей.

— Чтобы понять, почему истории Анастасии и Виктории сложились именно так, важно понять, как человек, который выступает против того, чтобы завести детей, видит самого себя внутри сложившейся ситуации, и выяснить, что в глубине души заставило его передумать или оставить свое решение неизменным, — обращает внимание Кузнецова. — Не исключено, что у партнеров Анастасии и Виктории не будет готовых ответов о причинах изменений позиции и они вполне могут не осознавать сами, почему именно это произошло. В этом случае разобраться с собственными внутренними мотивами при необходимости человеку может помочь психотерапия. 

При этом, по словам Кузнецовой, идеального времени, когда оба партнера будут готовы к разговору о детях, не существует. 

— В этом вопросе все зависит от психологических особенностей людей, стилей их привязанности, возраста, жизненного опыта и других обстоятельств. Более зрелые партнеры, репродуктивный потенциал которых постепенно угасает, с высокой вероятностью быстрее прояснят ожидания друг друга относительно рождения детей, чем более молодые, — говорит собеседница. — У человека с избегающим или тревожным типом привязанности с большей вероятностью разговор о перспективах рождения детей вызовет больше трудностей и напряжения, чем у человека с надежным типом привязанности.

Психотерапевтка также замечает, что, если человек хочет понять позицию партнера относительно желания стать родителем, но по каким-то причинам не готов начать этот разговор, важно попробовать осознать, что именно останавливает: неуверенность в статусе или прочности отношений, уязвимость в том, чтобы признаваться в серьезности своих чувств и намерений, собственные сомнения в том, страх прямой конфронтации и возможного последующего кризиса, когда разница в ценностях и желаниях станет очевидной, негласный запрет на прямое обсуждение вашего совместного будущего и так далее. 

— В любой коммуникации между партнерами важно исходить из принципа: все, о чем нельзя открыто спросить и поговорить, с большой вероятностью в будущем станет проблемой. При этом важность прямой и прозрачной коммуникации нельзя переоценить в любых человеческих отношениях: любовных, семейных, дружеских или деловых. И чем более открыто и прямо партнеры способны говорить друг с другом, тем меньше в отношениях накапливается напряжения, — утверждает экспертка.

По словам Кузнецовой, переоценивать человеческие возможности также не стоит, поскольку в действительности люди не всегда могут в полной мере осознавать мотивы своих поступков и выборов, а также свои истинные желания и ясно их доносить до другого человека. 

— Порой мы бываем противоречивы в своих желаниях и, чтобы их описать другим, на автомате пользуемся шаблонными или чрезмерно конвенциональными суждениями, которые могут не отражать реальный ландшафт наших ценностей, — акцентирует психотерапевтка. — Быть честным и открытым с собой и другими, умение осознавать явные и скрытые мотивы своих выборов — это навык, который, как и любой другой, необходимо практиковать и оттачивать.

Порой сложности в паре кажутся нерешаемыми. Мы в «Зеркале» открыто говорим об отношениях, в том числе о тяжелых и болезненных вопросах. Мы верим, что такие материалы способны поддержать тех, кто оказался в похожей ситуации, и помочь открыто обсудить ее с партнером.

Поддержите редакцию, чтобы мы продолжали говорить о важном

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.