Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  2. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  3. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  4. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  5. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  6. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  7. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  10. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так


В середине апреля базирующаяся в Польше неправительственная организация Центр беларусской солидарности (ЦБС) сообщила, что местные органы власти передавали в посольство Беларуси данные о политэмигрантах, находящихся в стране под международной защитой. При этом в организации уточнили, что утечки «не имели системного характера» и произошли «в силу незнания закона отдельными чиновниками». «Позірк» выяснил, по какой причине данные беларусов, находящихся под международной защитой, попали к беларусским властям, насколько массовой была передача информации, и пообщался с теми, чья безопасность оказалась под угрозой в результате действий польских чиновников.

Фото: Flickr / V.L.
Варшава. Фото: Flickr / V.L.

16 апреля ЦБС опубликовал данные об утечке персональных данных политэмигрантов. Когда стало известно о нескольких подобных случаях, организация начала собирать истории и доказательства фактов передачи данных, после чего обратилась в государственные органы Польши.

«Была уверена, что сотрудница знает закон лучше меня»

Один из случаев произошел с беларуской Татьяной (имя изменено) еще в 2022 году, когда она решила поменять водительское удостоверение в районной администрации (ужонде, как называют его эмигранты. — «Позірк».) в Варшаве.

«На тот момент у меня еще была гуманитарная виза, — говорит собеседница. — Я подала документы, но меня стали отправлять в посольство за справкой о наличии водительских прав. Я пыталась объяснить сотруднице ужонда, что не могу туда пойти, так как считаю это небезопасным».

Чиновница ответила, что гуманитарная виза «не влияет ни на что и в любом случае ужонд будет делать запрос», а если женщина не обратится в посольство сама, это сделает администрация, «но все будет дольше решаться».

«Естественно, я в тот момент поверила сотруднице, потому что была уверена: она знает закон лучше меня», — вспоминает Татьяна.

Она отказалась обращаться в посольство самостоятельно, но согласилась, что запрос сделает административный орган в пределах своей компетенции. Процесс затянулся на четыре месяца, поскольку посольство не реагировало на обращения районной администрации.

В итоге беларуска проконсультировалась с управлением по делам иностранцев, где ей сообщили, что никакие документы и запросы в отношении обладателей гуманитарных виз и дополнительной защиты «не должны передаваться в страну, из которой человек убежал, или в ее представительства».

«После этого я написала письмо в ужонд с доводами Управления по делам иностранцев, на что мне ответили: принесите свою гуманитарную визу, которая к тому моменту закончилась, — говорит Татьяна. — Естественно, я спросила, почему у меня просят визу сейчас, когда она закончилась, а когда она была, утверждали, что ее наличие не имеет значения. Также я указала, что вопреки закону данные о месте моего пребывания выдали госорганам Беларуси».

Татьяне ничего не ответили, но «буквально через четыре дня» сообщили, что она может забирать свои права.

Позже с идентичной ситуацией столкнулся ее муж, имевший дополнительную защиту.

«И та же самая работница ужонда ему сказала, что нужна справка из посольства. Когда я снова все объяснила, у нас нехотя приняли документы, права также пришли через несколько дней», — подытожила собеседница.

Татьяна обратилась в ЦБС после того, как они с мужем «увидели новость в интернете». По ее словам, немало беларусов в тематических чатах писали, что столкнулись с подобными проблемами, но не подавали документы, опасаясь передачи личных данных в посольство.

«Мне вообще не хотелось напоминать о себе беларусским властям»

Наталья (имя изменено) столкнулась с передачей персональных данных совсем недавно.

«Прожив некоторое время в Польше, я обратилась в ужонд, к которому отношусь по прописке, для замены водительских прав. Дважды мне отказывали: в одной графе стоит пиктограмма „срок медицинского переосвидетельствования сокращен“, потому что в Польше нет соответствия этому обозначению. В итоге я обратилась в Министерство инфраструктуры, где мне дали отписку на трех листах в виде выписки из закона», — говорит политэмигрантка.

После этого женщина решила обратиться в администрацию президента Варшавы, где ей быстро ответили, что у нее обязаны принять документы.

Там Наталье «проговорили алгоритм действий и сказали, что обратятся в посольство Беларуси».

«Я уточнила, что у меня международная защита, — говорит собеседница, — На что мне ответили: да, конечно, мы не будем обращаться, — и пообещали позвонить в ужонд. Там у меня сразу приняли документы».

Спустя месяц женщина решила узнать их статус в районной администрации, но ей ответили, что «для выяснения медицинских ограничений ужонд направил запрос в посольство Беларуси».

«Я опешила, ведь в документах, дающих международную защиту, четко сказано: если с нашей стороны будет попытка контакта с посольством либо выезда из страны, нас лишат статуса дополнительной защиты», — недоумевает Наталья. Она не собиралась ехать в Беларусь, хотя там остались родственники. «Мне вообще не хотелось напоминать о себе [беларусским] властям», — говорит собеседница.

Наталья пребывает в расстроенных чувствах: «Насколько удалось выдохнуть и почувствовать себя в безопасности по приезде в Польшу, настолько же сильно я ощутила растерянность и неприятный осадок».

«Это была лишняя информация, и я не хотела, чтобы ее получали беларусские органы», — говорит собеседница. Увидев новость о том, что данные утекают в посольство не только у нее, женщина решила рассказать о своем случае Центру беларусской солидарности.

На момент подготовки материала Наталья не знала, как разрешится ее ситуация.

«Местные органы нечасто работают с иностранцами и допускают ошибки»

Фактами передачи данных в Беларусь заинтересовались официальные органы Польши. «Они хотят разобраться, в чем дело, и попросили нас максимально собрать все подробности, чтобы разбираться вместе и более предметно», — сообщил в комментарии «Позірку» пресс-секретарь ЦБС Антон Жуков.

Он отметил, что организация видит «определенную системность» в фактах передачи данных, «такие ошибки допускаются в различных государственных органах, в разных городах», однако «случаи не носят массового характера».

«Мы имеем около десяти подтвержденных случаев. Это немного, но мы все равно хотим избежать подобных ситуаций в будущем», — подчеркнул собеседник.

По информации представителя ЦБС, вначале был единичный случай, им занимался юрист организации, но вскоре в центр стали обращаться другие беларусы, у которых в Управлении социального страхования спрашивали, можно ли передать их личные данные в беларусские официальные органы для запроса.

«Была информация, что подобное случается, но не было ни обращений, ни твердых доказательств. А сейчас мы решили задать вопрос публично, предоставив конкретные факты в органы власти, и уже получили документальное подтверждение», — сообщил Жуков.

Анализируя причины произошедшего, представитель центра отметил снижение осведомленности поляков о событиях в Беларуси. По его мнению, не стоит надеяться, что местные чиновники «плотно следят за информационной повесткой».

Собеседник подчеркнул, что проблема возникает не в Управлении по делам иностранцев, а именно на уровне местных органов, которые нечасто работают с иностранцами и допускают подобные ошибки.