Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  2. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  3. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  4. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  5. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  6. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  7. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  8. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  9. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  10. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  11. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  12. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  13. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  14. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  15. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов


Если человека затягивает в отношения с агрессором, выйти из них бывает непросто. Среди причин — финансовая зависимость от мужчины, переживания за детей и страх сделать «еще хуже». Но что, если вы знаете о сложной ситуации в конкретной семье и хотите помочь женщине, но она отказывается? Можно ли обратиться в милицию вместо пострадавшей? «Зеркало» спросило об этом у юристок сервиса юридической и психологической поддержки «Справка».

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Если коротко, ответ на этот вопрос — да, помочь можно. Однако не во всех случаях: чтобы был смысл идти в милицию, надо понять, есть ли для этого реальное основание.

— Домашнее насилие может проявляться в разных формах. В Законе «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» закреплено его определение, — обращают внимание юристки. — Это умышленные противоправные либо аморальные действия физического, психологического, сексуального характера члена семьи по отношению к другому члену семьи, нарушающие его права, свободы, законные интересы и причиняющие ему физические и (или) психические страдания.

В «Справке» поясняют, что под «членами семьи» имеются в виду не только близкие родственники (кто к ним относится, также определено законом). Членами семьи могут считаться и бывшие супруги, и люди, имеющие общего ребенка (или несколько детей), и даже те, кто совместно живут (или жили) — то есть ведут (или когда-то вели) общее хозяйство.

Так что, например, если ваша знакомая уже развелась и не живет с бывшим супругом, но у них есть общие дети, а тот все равно их терроризирует — есть повод идти в милицию: за совершение домашнего насилия по беларусскому закону предусмотрена ответственность.

А дальше все будет зависеть от того, как именно квалифицируют преступление, о котором вам известно

Представим ситуацию: женщина подвергается домашнему насилию, но сама она не хочет или не может подать заявление. В таком случае другой человек — например, родственник — может подать заявление в милицию только при условии, если это преступление публичного обвинения. Это значит, что правоохранительный орган обязан возбудить уголовное дело при наличии признаков преступления — и неважно, напишет потерпевшая сторона заявление или нет.

Примеры таких обвинений часто звучат в новостях: это и наркоторговля, и убийства, и мошенничества, совершенные в крупном размере. Если речь о домашнем насилии, к публичному обвинению может относиться, например, нанесение умышленного тяжкого телесного повреждения.

Но уголовное преследование и обвинение в суде может осуществляться не только в публичном, но и в частно-публичном порядке, а также в порядке частного обвинения. В таких случаях заявление должна подавать потерпевшая сторона лично.

К примеру, к делам частного обвинения относятся умышленное причинение легкого телесного повреждения или понуждение к действиям сексуального характера. К делам частно-публичного обвинения — умышленное причинение тяжкого телесного повреждения (в том числе в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны), истязание, причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности, изнасилование, насильственные действия сексуального характера.

Поэтому каким в итоге будет обвинение (и будет ли оно вообще) зависит не от обратившегося в милицию, а от самого преступления и его тяжести.

— При этом дела частного обвинения допускают примирение сторон, дела частно-публичного обвинения — нет, — подчеркивают юристки. — То есть если агрессор нанес жертве легкое телесное повреждение и после обращения в милицию она все же решила его простить, то дело закроют. А если женщина подала заявление об изнасиловании, «отмотать назад» уже не получится — делу дадут ход.

Даже если случай не относится к публичному обвинению, вмешаться может прокурор. Но это все равно не гарантия успеха

По словам специалисток «Справки», из описанного процесса бывают исключения, потому что прокурор имеет право вступать в судебное разбирательство по делам о преступлениях частного и частно-публичного обвинения в любой момент. Это значит, что он может поддержать обвинение в суде, если этого требует защита прав граждан, государственных или общественных интересов.

— Недавно такое случилось в Барановичах: межрайонный прокурор изучил материалы территориального ОВД и возбудил уголовное дело по ст. 186 Уголовного кодекса (Угроза убийством). Хотя преступления, предусмотренные этой статьей, относятся к частно-публичному обвинению, — отмечают юристки. — Согласно материалам дела, нетрезвый мужчина попытался задушить свою беременную супругу и при этом словесно угрожал ей.

Таким образом, вы можете подать заявление в милицию вместо пострадавшей стороны, но только по преступлениям, не указанным в статье 26 Уголовно-процессуального кодекса — то есть не относящимся к делами частного и частно-публичного обвинения.

— Хотя даже и в таком случае, если потерпевшая от домашнего насилия боится или не хочет давать ход делу, она может просто не подтвердить показания, — говорят юристки. — Тогда дело все равно может быть закрыто.

В ситуации насилия может быть сложно понять, что именно происходит — особенно если женщина сама отказывается обращаться за помощью. Поэтому «Зеркало» называет вещи своими именами и публикует максимально конкретные инструкции. Мы верим, что они помогут по-новому взглянуть на отношения, опознать проблему, если она есть, а в случае необходимости — обратиться за помощью.

Поддержите редакцию, чтобы мы продолжали говорить о важном

Если вы находитесь не в Беларуси, станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.