Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Высадили беларусов, которые везли евро». В чатах по пересечению границы Литвы снова переполох — вот что рассказала «Зеркалу» таможня
  2. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  3. Глава МИД Польши — о полном закрытии границы с Беларусью: «Режим может не оставить нам другого выбора»
  4. Беларус, воюющий в батальоне «Террор»: Самым страшным казалось стать так называемым самоваром — без рук, без ног и без «краника»
  5. Убийства и огромные сроки. Вот что происходит с туристами, которые едут в Северную Корею (похоже, Минск нашел с ней «общие идеалы»)
  6. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  7. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  8. Единовременная премия почти 22 тысячи долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  9. На рынке труда — небывалый дефицит кадров. Что о ситуации говорят чиновники и эксперты
  10. Аналитики рассказали о возможных проблемах российской группировки в Украине и дали прогноз по контрнаступлению ВСУ
  11. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  12. Появились изменения по обмену валют
  13. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  14. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  15. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  16. Лукашенко полетел с рабочим визитом в Россию и встретится с Путиным


Беларусов задерживают не только на родине, но и за границей. У беларусских властей есть возможность объявлять эмигрантов в межгосударственный розыск или искать через Интерпол. В таком случае увеличиваются риски не только оказаться в заключении в чужой стране, но и принудительно вернуться в Беларусь (особенно если задержат в России). «Медиазона» рассказывает, кого из беларусов задерживали за границей и как помогает международная защита, если вы оказались в базе Интерпола.

Штаб-квартира Интерпола в Лионе. Фото: сайт Интерпола
Штаб-квартира Интерпола в Лионе. Фото: сайт Интерпола

Европа. Семь месяцев в сербской тюрьме

В марте этого года основатель клиники «Новое Зрение» Олег Ковригин ехал через Польшу в Беларусь, чтобы присутствовать на рассмотрении административного дела о незаконной предпринимательской деятельности в Экономическом суде. На польской границе его задержали: оказалось, беларусские власти подали бизнесмена в розыск по линии Интерпола из-за уголовного дела об уклонении от уплаты налогов. В то же время в Беларуси Экономический суд оштрафовал «Новое зрение» на 20 000 рублей и постановил конфисковать 100% дохода — более 17 миллионов рублей.

Суд в Польше отпустил Ковригина. Теперь бизнесмен решает вопрос о снятии себя из системы Интерпола и планирует разобраться с этим за несколько месяцев.

Режиссер Андрей Гнёт более семи месяцев провел в сербской тюрьме. Там у него ухудшилось здоровье: плохо работает левая нога. Гнёта задержали в октябре 2023 года и тоже по линии Интерпола из-за дела о неуплате налогов в Беларуси. 6 июня его перевели под домашний арест, а уже через неделю суд решил, что режиссера нужно экстрадировать в Беларусь.

В 2023 году беларуса Владислава Гириса задержали в день рождения по запросу из Беларуси — на родине его обвиняли в мошенничестве с постановочным ДТП. 3 месяца он сидел сначала в итальянской тюрьме в Неаполе, а затем под домашним арестом. После этого он вернулся в Польшу к жене.

За год с тех событий у Владислава не было вопросов от полиции, но он считает, что все еще находится в базе розыска Интерпола.

Еще раньше, в 2021 году, в Польше по запросу беларусских властей задерживали Макара Малаховского. В Венгрии — Валентина Власика, активиста и волонтера, который помогал задержанным на Окрестина. Последний провел в СИЗО четыре месяца, пока его не отказались выдавать. В 2021 году Интерпол отказался вносить в розыск Светлану Тихановскую.

Армения. Как минимум четверо беларусов и статус беженца

В апреле 2023 года в Армении задержали Евгения Гуцалова. Он поехал туда из Турции, чтобы «обнулить» время нахождения в стране и подать документы на ВНЖ. Уже в эмиграции он узнал, что в Беларуси против него завели уголовное дело за «надругательство над госсимволами» (ст. 370 УК) — поводом стало видео в Instagram.

В ИВС он провел двое суток. Его отпустили, но он не смог выехать из Армении еще полтора месяца — все это время он еще числился в розыске. В итоге беларус получил документ от Службы нацбезопасности, согласно которому армяне в одностороннем порядке сняли его с розыска.

В 2024 году несколько месяцев в армянской тюрьме «Ванадзор» провел бежавший от срочной службы в Беларуси Ярослав Новиков. В начале мая его выпустили, Армения предоставила ему статус беженца. За время нахождения в тюрьме никто из беларусского посольства Новикова не посетил.

Ярослав сидел в камере с еще одним беларусом Максимом Вайткявичюсом, который жил в Грузии, а в Ереван приехал на концерт. Армянский адвокат рассказывал «Медиазоне», что, кроме них, в тюрьме находились еще двое беларусов. О том, что сейчас с ними и с Вайткявичюсом, нам выяснить не удалось.

Россия. Больше всего задержаний и убийство

Россия — небезопасная страна для тех, против кого в Беларуси возбуждены уголовные дела, и рекордсменка по их выдаче. Власти РФ задерживают, выдают и даже убивают беларусов, объявленных в межгосударственный розыск.

Например, в 2021 году Россия выдала Беларуси чемпиона мира по тайскому боксу из Молодечно Алексея Кудина. В итоге его осудили на 2,5 года колонии. Спортсмен освободился в конце 2022 года. За стычку с милицией в июне 2020 года осудили на три года еще одного молодечненца — Сергея Непогоду. Перед этим его принудительно депортировали из России.

Кроме того, Россия выдала Беларуси Яну Пинчук (впоследствии получила 12 лет колонии), Андрея Русских (приговор неизвестен), Михаила Зубкова (три года колонии), Дмитрия Подлобникова (три года колонии), Юрия Костюка (четыре года колонии) и других. Прямо сейчас в московском СИЗО «Лефортово» находится беларус Сергей Еремеев.

Иногда система давала сбои. Запрос на экстрадицию администратора чата «Лида для жизни» Николая Давидчика отклонила Генпрокуратура. Подозреваемого в насилии над милиционером стачкомовца Андрея Прилуцкого освободили из петербургского СИЗО, а суд в Москве освободил анархиста Андрея Казимирова из-за истечения предельного срока содержания под стражей. Вышел из СИЗО мастер спорта по кикбоксингу Евгений Шабалюк. По решению суда в Беларусь должны были депортировать Вадима Дубойского, но, когда истек предельный срок содержания под стражей, его отпустили. Все они смогли уехать из России.

Были и другие случаи. Например, журналиста «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадия Можейко задержали в Москве и сразу же вывезли в Минск, минуя долгую процедуру экстрадиции. В марте 2024 года в Карелии сотрудники ФСБ убили при задержании Николая Алексеева. Ведомство утверждало, что беларус планировал взорвать административное здание и «был завербован украинскими спецслужбами», а при задержании открыл огонь. В Беларуси Алексеева обвиняли в оскорблении Лукашенко.

Как беларусы попадают в базы Интерпола и как снять себя оттуда

По словам Андрея Розума, партнера коллегии международной юридической компании Legal Status, Интерпол — это только коммуникатор между странами, а решение по конкретному человеку, находящемуся в розыске, принимает страна, в которой он был задержан.

— Цяжка казаць, які арышт «палітычны», які не. Бо ёсць кейсы «палітычныя» па абвінавачванні, і па іх Інтэрпол сам не дадае ў вышук — справа Ціханоўскай і Латушкі [у прыклад], — говорит Розум. — Шмат хто з супрацоўнікаў НДА меў у Беларусі ІП і плаціў падаткі як ІП. На іх пазаводзілі крымінальныя справы аб ухіленні ад падаткаў.

Беларусские власти пользуются двумя механизмами Интерпола, подавая своих граждан в розыск: Red notice и Diffusion. Каким именно образом подавать запрос, государство решает само. Запрос с Red notice проверяет Генсекретариат Интерпола, он рассматривает и добавляет его в базу. В случае с Diffusion государство-заявитель само рассылает запрос по базам Интерпола в разных регионах. Запросы такого типа опасны тем, что перед публикацией они не проверяются.

— Каб даведацца, ці ёсць чалавек у базе, трэба запытваць Інтэрпол (некоторые запросы с пометкой Red notice публикуются в открытом доступе на сайте Интерпола. — Прим. МЗ). Зараз яны не вельмі хутка адказваюць. Калі раней за месяц давалі адказ, то зараз — за тры-чатыры, — говорит Розум.

По словам юриста, беларусы, включенные в межгосударственную базу розыска Беларуси и России, могут быть и в базе Интерпола.

Юрист считает «оптимистичными» планы бизнесмена Ковригина выйти из базы розыска Интерпола за несколько месяцев. За такой срок комиссия может рассмотреть заявление, только если у заявителя есть международная защита. Если защиты нет, то процедура может растянуться на год или больше, говорит Розум. Для этого делается запрос в комиссию контроля файлов Интерпола.

По словам юриста, главный риск в Европе для задержанного по запросу из Беларуси — провести несколько месяцев, вплоть до года, в СИЗО или тюрьме, ожидая решения. Юристам компании, в которой работает Андрей Розум, удалось помочь нескольким десяткам беларусов, которых Беларусь включила в базу Интерпола. В большинстве случаев сняться с розыска помогала международная защита (у некоторых беларусов она была, а некоторые получали в процессе).