Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Было 20 рапортов за неделю, а здесь — 200». Поговорили с экс-заключенным, которого перевели с Володарки в новое СИЗО под Минском
  2. Стало известно, какую сумму государство получило за «отжатый» у частника экс-McDonald's (у ресторанов новый собственник)
  3. Какие товары нельзя везти через польско-беларусскую границу? Собрали максимально полный список
  4. Что будет с банками, если экономика серьезно просядет? Вот что говорит регулятор
  5. У бывшего ведущего ОНТ Ивана Подреза конфисковали квартиру. Его 78-летнюю мать выставили на улицу
  6. В Минске начался массовый суд за участие в акциях протеста
  7. Эксперты пояснили, почему прекращение войны на условиях Путина и отказ Украины от оккупированных территорий — плохая идея
  8. Оперная певица Маргарита Левчук вышла замуж. Пара ждет ребенка
  9. В Могилеве бюджетников отправляют на семинар про «сильного лидера». За вход нужно еще и заплатить (угадайте сколько)
  10. Визовый центр Польши сообщил о важном нововведении для пожилых беларусов — владельцев карт поляка
  11. «Удар по „теории победы“ Путина». Как ВСУ заставляют российскую армию распылять свои силы вдоль всей линии фронта — анализ экспертов
  12. Для тех, кто имеет доступ к гостайнам и выехал за границу без разрешения, ввели уголовную ответственность
  13. Лукашенко подписал закон, по которому родители смогут сдать «трудных» детей в закрытые спецшколы
  14. Невероятная воля Англии. На чемпионате Европы по футболу определился второй финалист
  15. Вынесли приговор главному инженеру филиала «Миноблавтотранса» за ДТП с маршруткой с 13-ю погибшими под Смолевичами. Вину он не признал
  16. В воскресенье до +38°С. Когда из Беларуси уйдет тропическая жара


На электронную почту клиники «Новое зрение» в одной из стран Евросоюза пришло письмо, адресованное ее основателю Олегу Ковригину. Бизнесмену, против которого в нашей стране возбуждено уголовное дело, предложили решить вопросы с властями Беларуси. «В 2020 году мы организовали увольнение главы МВД Беларуси Караева», — сообщил в подтверждение своих слов некий Антон и предложил обсудить все детали, созвонившись в Telegram. Но вместо бизнесмена на связь с «решалой» вышел журналист «Зеркала». Вот что ему удалось узнать.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

«Много всего делали и делаем»

Уголовное преследование основателя «Нового зрения» Олега Ковригина тянется с начала 2023 года. В апреле КГК возбудил уголовное дело якобы за зарплаты в конвертах, в июле Минздрав отобрал у клиник лицензию. В мае нынешнего года Следственный комитет начал специальное производство в отношении живущего за границей Ковригина. Среди статей, по которым его обвиняют, кроме уклонения от уплаты налогов и страховых взносов, есть незаконное хранение боеприпасов, содействие экстремистской деятельности, а также разжигание розни и дискредитация Республики Беларусь.

В большом интервью «Зеркалу» Ковригин рассказал, что ему поступали предложения «решить вопрос» с «уголовкой» от как минимум пяти-шести человек. Он заявил, что от этих предложений отказался.

Но вот чуть больше недели назад на почту одной из клиник «Новое зрение» в Европе бизнесмен получил письмо от Антона, «способного решить все его вопросы». Олег Ковригин передал его «Зеркалу» и дал добро на разговор от своего имени.

Письмо Антона пришло с электронной почты защищенного сервиса Protonmail. Автор текста объяснил, что о бизнесмене узнал случайно: «Увидел вас в каком-то сюжете на YouTube недавно». Мужчина утверждал, что он и его партнеры готовы решить любые проблемы Ковригина: «Мы много лет занимаемся урегулированием различных конфликтов, в основном в России и, в меньшей степени, в Беларуси. В процессе создаем проблемы любым людям, близким к руководству этих стран».

В качестве подтверждения серьезности своих возможностей он привел пример работы, сделанной четыре года назад: «В 2020 году мы организовали увольнение главы МВД Беларуси [Юрия] Караева. Много всего другого делали и делаем».

Автор письма предлагал Ковригину решить его проблемы с беларусскими властями, а также при необходимости оказать помощь людям в Беларуси — «например, кому-то из тех, кто в тюрьме по политике по сфабрикованным делам».

Отправитель сразу предупредил: в случае согласия Ковригина на сотрудничество ему будет нужна предоплата. Стоимость услуг Антон оценил как «дорого (относительно)». Также предупредил, что его предложение бессрочное, никаких «красных линий» для взаимодействия нет.

Скриншот письма с предложением решить вопрос, которое пришло Олегу Ковригину. 6 июня 2024 года
Скриншот письма с предложением решить вопрос, которое пришло Олегу Ковригину. 6 июня 2024 года

От имени Олега Ковригина мы начали переговоры с Антоном. Процесс занял несколько дней. В итоге на связь с журналистом в Telegram вышел некий Антон Попов. Настоящее ли это имя, неизвестно. Аккаунт Антона Попова был зарегистрирован в 2016 году. Скорее всего, этот человек живет в США. По крайней мере, все группы, в которых он состоит, касаются новостей русскоязычных жителей разных регионов этой страны.

«Я могу любому человеку создать проблемы»

Антон сразу предупредил, что готов общаться либо «рано утром» либо «после 18.00 по времени Минска» (то есть тогда, когда в США поздний вечер либо день). «Чем позже, тем лучше», — добавил он.

Мы созваниваемся в 20.00 по Минску без видеосвязи. Голос Антона немолодой, по ощущениям, мужчине может быть 40−45 лет. Особенность — выразительный российский говор. То, что голос журналиста не похож на голос Олега Ковригина, Антона не смутило совсем.

— На всякий случай скажу, я в дороге, в таком месте, что может внезапно кто-то появиться. Это вряд ли, но я в этом случае вам скажу, что должен буду прерваться на три минуты, — с ходу предупредил собеседник.

— Вас могут остановить? Вы за рулем?

— Нет, я не за рулем, я в таком месте, что может кто-то прийти и помешать, — сообщил Антон и перешел к рассказу о себе. — Я когда-то занимался бизнесом, в основном в России. Все шло хорошо, продавали в месяц около ста контейнеров. А потом случился кризис, начались всякие проблемы, всевозможные стрелки и так далее. В итоге мне кто-то помогал, какие-то вопросы решались. Потом мы подружились, и так получилось, что уже, наоборот, они больше ко мне обращались, просили помочь.

Вжившись в роль занятого бизнесмена, мы дали ему 15 минут на рассказ. Антон охнул, утверждая, что за такое короткое время не успеет все объяснить. Мужчина был многословен, говорил довольно путано, имен не называл и перескакивал с темы на тему.

— Хотелось бы понимать уровень ваших связей. Каким образом вы решаете вопросы? — поинтересовались мы.

— Я могу любому человеку создать проблемы. Не надо никаких связей. Мы начинаем общение с нужным человеком, который исходит из того, что у него никаких проблем быть не может. И мы эти проблемы ему создаем разными путями.

Тут Антон вновь упомянул об отставке Караева — видимо, чтобы произвести впечатление. Напомним, в кресле министра тот пробыл чуть больше года, и 29 октября 2020 года (тогда в Беларуси еще вовсю бушевали массовые протесты) Лукашенко уволил его с должности главы МВД. Силовик стал помощником политика по Гродненской области.

— Мой приятель, партнер, с этим обратился. Но отставка Караева не была прямой целью, — сказал Антон, утверждая, что он и его команда приложили руку к увольнению высокопоставленного силовика. — Два бизнесмена, выходцы из Беларуси, не поделили какие-то деньги, там приличные суммы. У одного из них еще был партнер, занимавший очень большую должность в России. Он силовик, генерал-чекист, тоже выходец из Беларуси, то есть он совершенно точно с Лукашенко в хороших отношениях. И должность большая, и к этому сумасшедшему близок. Нужно было добиться, чтобы вопрос нашего клиента решился, чтобы ему вернули деньги. Для этого нам нужно было создать конфликт между Лукашенко и премьером [Романом] Головченко. На имя Лукашенко было написано письмо, как раз тогда, когда эти события у вас были (массовые протесты 2020 года. — Прим. ред.). Его направили просто через администрацию [примерно такого содержания]: «Лукашенко, слушай, ты когда уже уйдешь, что у вас там происходит такое? Давай уже, пускай Головченко управляет, тем более что Караев говорит, что в любой момент выполнит любую его команду». И через неделю после этого Караев свою должность потерял. Совсем всего не лишился, но в отставку его отправили.

Кто же написал такое письмо, что Лукашенко поверил и уволил министра внутренних дел? Антон снова обходится без имен. Говорит, что более детально все расскажет, «если мы начнем работать».

— Сколько вам заплатили за такую работу? Это важно понимать для принятия решения о нашем сотрудничестве, — уточнили мы.

— Не ориентируйтесь на этот случай, потому что, как я уже вам сказал, его отставка вообще не была целью, это почти случайно вышло, — подчеркнул Попов. — Но в том случае я полмиллиона долларов заработал. Сначала была предоплата, а потом, когда дело сделали, миллион отдали — и половина наша.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

«На х**н не нужен этот Шейман»

После Антон намекнул, что также может решить вопрос оказания помощи людям, находящимся в беларусских тюрьмах «за политику».

— Вы обращались с таким предложением к кому-то из нашей оппозиции? — спросили мы.

— Я предлагал сотрудничество [лидеру демсил Светлане] Тихановской, писал ей, но никто не ответил. Я не сомневаюсь, что можно было бы кому-то помочь. Может быть, не людям уровня Марии Колесниковой, но кому-то менее важному. Но мне не отвечают. Такое ощущение, что никому нет дела до этого. Я просто коротко написал: «Если вы хотите кому-то помочь, то давайте поговорим». Никто не ответил.

— Я бы тоже не поверил. Политзаключенные — чувствительная тема для Лукашенко. С чего вы взяли, что он кого-то освободит по вашей просьбе?

— В Беларуси у нас есть партнер, тот самый, на которого мы воздействовали в 2020 году в случае Караева, — убеждал собеседник. — Если начнем с вами работать, то я вам могу его назвать. Потому что он в Беларуси очень большой вес имеет. С ним уже не надо договариваться, мы от него уже добились чего-то. Он, например, партнер Аркадия Ротенберга (близкий к Владимиру Путину российский бизнесмен. — Прим. ред.). В том числе через Ротенберга информацию передавали.

Услышав сомнения в нашем голосе, собеседник упомянул, что у него есть возможность напрямую выйти на давнего соратника Лукашенко Виктора Шеймана. Но это не гарантирует успеха.

— Вот как можно попросить Шеймана помочь, если Лукашенко уже что-то решил? Никак, это невозможно, — уверял Антон Попов. — Поэтому на х**н не нужен этот Шейман. В данном случае начинаем просто создавать проблемы детям Лукашенко. Мы бы могли организовать метод, действенный на 100%. К сыновьям Лукашенко, Дмитрию и Виктору, три раза в день [условно] подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает, ничего не говоря. Или стреляет из рогатки трижды в день. А потом звоню я и спрашиваю, как дела, нужна ли помощь. За месяц вопрос решим. Но это с запасом, они и недели не выдержат. Это организовать очень сложно, но я не просто так это говорю. Мы подобное делали с [главой Чечни Рамзаном] Кадыровым, с одним из его сыновей. Мы добивались того, что было нужно.

— Вы понимаете, кто дети Лукашенко и какие спецслужбы за ними стоят? Вам хватит сил?

— Во-первых, я это делал не раз, — уверенно ответил Попов. — А во-вторых, ну какие тут силы нужны? Я исхожу из того, что я могу им создать проблемы, а они мне проблем создать не могут.

«Вам выгодно, чтобы до тех пор, пока это дело не будет закончено, Лукашенко был жив»

Спустя 40 минут путаных рассказов мы наконец подобрались к сути. Антон, как выяснилось, совсем не в курсе уголовного дела, заведенного на Ковригина. Но может каким-то образом «переложить вину» на себя.

— На вас есть уголовные дела? Вас в чем-то обвиняют они? — начал уточнять он.

— Посмотрите в интернете, там все написано. Обвиняют, конечно.

— Но зачем? Это мне нужно будет тратить много времени.

— Даже в хранении боеприпасов обвиняют.

— Хорошо. Смотрите, в общем, мне нужно будет вникнуть. Но сразу скажу: все, в чем они вас обвиняют, в этом виноват я. Когда говорю «я» — это кто-то [другой].

— Что вы имеете в виду под перекладыванием вины?

— Я скажу, что сделал то, в чем вас обвиняют, — уверенно ответил Попов. — Я или кто-нибудь другой. Какие основания им нам не верить? Мы так уже делали, схема рабочая. Считайте, что этот вопрос решен.

За эту часть задания Попов попросил предоплату в 30 тысяч долларов.

— В эту сумму войдет прием дела, аналитика, планирование и перекладывание вины, то есть избавление вас от «уголовки», — объяснил «решала». — Думаю, что на это уйдет до полутора месяцев.

В случае успеха за продолжение сотрудничества дальше придется выложить еще 25 тысяч долларов. За эту сумму собеседник обещал создать проблемы тому, на кого укажет бизнесмен.

— Это не гарантировано (в отличие от первой части с «уголовкой» и виной), но вероятность очень большая, — убеждал Антон. — Неприятности у них будут большие, и неважно, кто это — условный Шейман, [член Совета Республики Дмитрий] Басков или [приближенный к Лукашенко бизнесмен Алексей] Олексин.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Сошлись на том, что нужно время все обдумать. Однако после разговора Антон прислал дополнительное письмо с разъяснениями.

— То, что я сказал про «взять вину на себя» — это очень коротко, реально тут много всего. Это часто помогает, когда ситуация подходящая. Похоже, что [ваш кейс] это тот случай, — отметил он и предложил план. — Начать нужно было бы с переписки между нами, созданной специально для передачи им. Из этой переписки будет видно, что вас обвинять невозможно. Ну, и условный я и еще человек (два свидетеля) всем инстанциям подтвердят все, что нужно, сколько угодно раз при общении с ними, очень убедительно и настойчиво. В целом вероятность достижения всех целей я оцениваю как высокую. И рассчитываю, что все завершится в течение трех месяцев, а первая часть (забрать вину) — в течение двух недель. Также часто удается получить больше (штрафы, проценты и т.д.).

Попов еще раз отметил, что у него есть люди, «которые лично хорошо знают Лукашенко».

— Когда приезжают в Беларусь, с ним встречаются, едят, пьют (если начнем работать — коснусь этого подробней), но это ничего не даст. Бессмысленно. Я скажу так, что кроме меня (с партнерами) это решить не сможет никто. Я не хвалюсь, а просто реально рассуждаю с учетом большого опыта в этом и понимания ситуации. И метода нет другого. Его нельзя уговорить с помощью кого-то, можно только заставить, — отмечал «решала». — Я сказал, что Лукашенко будем проблемы создавать, но если в цепочке есть кто-то меньше, условный Дмитрий Басков, Олексин или Шейман, то, может, лучше сначала с ним начать <…>. Как бы это ни было смешно, но вам выгодно, чтобы до тех пор, пока это дело не будет закончено, Лукашенко был жив. А он как будто с каждым днем все хуже. Я бы на вашем месте начал «вчера»!

Дальше в письме Антон добавил, что сразу 50 тысяч долларов ему платить не нужно (хотя, напомним, речь изначально шла о 30 тысячах, второй платеж в 25 тысяч нужно было произвести уже после завершения первой части работы). Мол, в течение двух недель он скажет, куда и какими частями отправлять деньги.

— После начала платежей мы сразу начнем с вами процесс, — заявил он.

Больше Попову от имени Ковригина журналист «Зеркала» не писал. Но Антон на этом не остановился. Через несколько дней он заявил, что чем дольше бизнесмен думает, тем выше будет стоимость услуг.

— В США 50 тысяч долларов получает водитель грузовика за полтора-два месяца работы. Если вы до среды не решите начать, то стоимость будет уже не 55, а 100 тысяч, — заключил он