Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Пытался, но не смог. Во Франции раскрыли детали последнего разговора Макрона и Путина перед началом войны
  2. Надежда России на резервные силы и 20 вагонов белорусских боеприпасов: главное из сводок штабов на 124-й день войны
  3. В G7 обеспокоены планами России передать Беларуси ракеты с ядерным потенциалом
  4. В Минтруда рассказали о дефиците работников и назвали самые проблемные по занятости регионы
  5. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  6. Окончательный захват Северодонецка и изменившиеся планы России. Главное из сводок штабов на 123-й день войны
  7. «За эту ошибку платим не только мы, но и весь регион». Павел Латушко ответил на скептические вопросы о новой инициативе демсил
  8. «Полная свобода». Министр архитектуры рассказал о новом порядке возведения частных домов и пообещал «строительную амнистию»
  9. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  10. Синоптики повысили уровень опасности до оранжевого на понедельник и вторник. Ожидается до +36°С
  11. Сто двадцать четвертый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  12. «Я знаю, что народ Беларуси поддерживает Украину». Владимир Зеленский на видео обратился к белорусам
  13. Зачем белорусы едут в ЕС, а иностранцы к нам, и что везут с собой? Белстат провел анкетирование на границе с ЕС


В Ленинском районном суде Гродно рассматривается уголовное дело против политзаключенного Александра Телего. Врач-нарколог работал в Норильске, а в апреле приехал в отпуск в Беларусь. 3 мая Александра задержали в Борисове поместили в Гродненскую тюрьму. Из-за 32 комментариев в Интернете его обвиняют по трем уголовным статьям, пишет правозащитный центр «Весна».

Изображение: spring96.org
Изображение: spring96.org

По данным «Весны», Александр Телего оставил 32 комментария в адрес официальных лиц. Пострадавшими по этому делу признаны 32 человека. В их числе: сотрудники милиции, ГУБОПиК, ОМОНа, курсант Военной академии, жена экс-министра МВД Караева, судья Мария Ерохина, помощница прокурора Алина Касьянчик, командир ОМОНа ГУВД Мингорисполкома Дмитрий Балаба.

Комментарии в отношении этих силовиков и представителей власти Телего оставлял с 18 ноября 2020 года до 15 апреля этого года.

В суде сообщили, что действия Телего квалифицируются по трем статьям Уголовного кодекса:

  • Ст. 364 («Угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел», максимальное наказание — 7 лет лишения свободы);
  • Ст. 369 («Оскорбление представителя власти», до трех лет лишения свободы);
  • Ст. 391 («Оскорбление судьи», до трех лет лишения свободы).

На процессе Телего признал вину по статьям 369 и 391 Уголовного кодекса. По статье 364 УК вину не признал. Александр говорил, что помогал волонтерам на Окрестина, его переполняли эмоции и он так много комментировал. Ранее он работал военным врачом. Александр высказал мнение, что если силовики такие «деликатные», то их нельзя брать на службу. Политзаключенный отрицает вину по эпизодам об угрозе насилия, поскольку «находился в трех тысячах километров от Беларуси».

В первый день суда 7 декабря допросили потерпевшего — 27-летнего заместителя командира роты специального назначения обеспечения специальных операций по идеологической работе ВЧ 3214 Владимира Деревяшко. Телего оставил комментарий под публикацией с его данными в телеграм-канале «Каратели Беларуси».

На суде он рассказал, что оскорбительный комментарий ему показали его подчиненные, после он увидел его сам — и счел, что тот порочит его честь и достоинство. По словам Деревяшко, комментариев было много, неизвестные звонили ему и угрожали найти. Потерпевший из-за этого испытал моральные страдания, а именно «волнения, стрессы». Больше никаких претензией к обвинению он не имел и попросил не наказывать его строго. Телего признал иск, но сумму снизил до тысячи.

Суд продолжается, но потерпевшие на процесс не являются. Они заочно заявляют иски о возмещении морального вреда на суммы от одной до пяти тысяч рублей. На одном из заседаний маме Александра Телего стала плохо, поэтому ей вызывали скорую.