Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  2. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  3. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  4. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  5. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  6. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  7. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  8. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  9. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  10. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  11. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
Чытаць па-беларуску


По сравнению с прошлым летом количество автобусов, ожидающих выезда из Беларуси в Польшу, значительно выросло. Если в июне прошлого года в пункте пропуска «Брест» в среднем в пиковые часы стояло по 10−20 автобусов (редко их число доходило до 30), то с начала нынешнего лета их количество достигало 25−30 (а в некоторые дни — 60−80). Чтобы сократить время ожидания в очереди, пассажирам предлагают пересаживаться в транспорт, что стоит поближе к пункту пропуска. И за это приходится платить. Некоторые беларусы предполагают, что громадная очередь — схема и «создается искусственно, чтобы перевозчики увеличивали кассу на тех, кто не хочет ждать часами». Это так? Попытались разобраться.

Автобус из Варшавы в Минск. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Фото: Alex-Od, tourister.ru
Автобус из Варшавы в Минск. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Фото: Alex-Od, tourister.ru

Имена собеседников изменены для их безопасности.

Пассажиры: «Это уловка — создать видимость огромной очереди: если бы там стояло 15 автобусов, мало кто на это купился бы»

Пытаться пересаживаться из конца очереди в стоящие впереди автобусы беларусы начали еще зимой. А когда число ожидающих автобусов выросло до 80, такая практика стала популярной. В противном случае можно простоять «часов 25», пишут в телеграм-чатах по пересечению границы и делятся, сколько времени это экономит.

— Мы выехали вечером в 22.45 из Минска, к 04.00 подъехали к очереди на границе и пересели в ближайший автобус — в 06.00 уже заехали на границу, — написал один из пользователей.

По его словам, ожидание в зоне погранпункта и прохождение проверок заняло еще три часа:

— К 11.00 мы подъехали к мосту — дальше проехали меньше чем за час, а к 13.00 были первыми у шлагбаума, польский контроль прошли за час. Итого на границе мы провели меньше чем десять часов.

Каким образом происходит пересадка, описала одна из беларусок, которая ехала в начале мая и тоже не стала оставаться ждать, пока их рейс дождется своей очереди.

— Мы узнали, есть ли места, и бегом побежали за чемоданом, и так же бегом — на пересадку. В автобусе, куда я подсела, почти никого не было в салоне, потому что все пересели в передние. Во всех автобусах такие перебежки, так что сто процентов будут места впереди, — написала она другим пользователям.

Схема с переходом в другой автобус, говорят пересекающие границу, действительно помогает сэкономить приличное количество времени в ожидании. Но и бьет по кошельку. Судя по рассказам пассажиров, за новое место чаще всего приходится платить. В разговорах между собой многие упоминают цену в 40 долларов или евро (около 130−140 рублей, тут и далее по курсу Нацбанка на 5 июля), но бывают суммы и меньше.

— Когда подъехали в очередь, до шлагбаума было восемь автобусов, четыре-пять — после. Я пересела на четыре вперед — доплатила 80 рублей, — рассказала беларуска, у которой прохождение границы в итоге заняло девять часов.

— Мы подъехали 16-ми в 23.05, в 23.20 я пересела в четвертый от шлагбаума автобус за десять евро (35 рублей. — Прим. ред.), — в 23.50 заехали к беларусам, — написала еще одна девушка.

О своем таком опыте «Зеркалу» рассказал Иван, который несколько недель назад ехал в Варшаву.

— Я купил билет за 130 рублей на большой комфортный автобус. Когда подъехали к границе, нам сказали, что мы где-то 80-е в очереди, водитель предложил всем идти вперед и искать себе места, иначе можем простоять два дня. Как по мне, это уловка — создать видимость огромной очереди, потому что, если бы там стояло 15 автобусов, мало кто на это купился бы. В итоге я нашел себе место в маршрутке — водитель сказал платить по 120 рублей с человека, также называлась сумма 30−40 евро (130−140 рублей. — Прим. ред.). В итоге я и еще несколько человек заплатили по 100 рублей, никаких чеков никому не выдали.

Платить приходится не всем: некоторые пассажиры раньше рассказывали, что их пересадили в другой транспорт поближе, и доплачивать при этом не пришлось.

— Во время посадки я спросил у водителя, есть ли у них опция, когда пассажиры пересаживаются в другие автобусы их же фирмы ближе к шлагбауму. Читал, что некоторые перевозчики так делают. Он объяснил, что у них [Ecolines] такого нет. Однако, когда мы приехали на место, водитель сообщил: «Впереди есть еще один наш автобус, все, кто хочет, могут в него пересесть». Естественно, хотели все, люди схватили чемоданы и пошли.

Водитель: «Бывает, и 36 часов границу проходишь. Слухи, что это какой-то заговор, — полный бред»

Пункт пропуска «Брест — Тересполь». Фото: ГПК
Пункт пропуска «Брест — Тересполь». Фото: ГПК

«Зеркало» связалось с водителем одного из перевозчиков, который работает на рейсах между Беларусью и Польшей и в курсе ситуации с пересадками. Мужчину зовут Виктор, он уверяет, что никаких намеренных уловок для дополнительного заработка компании не придумывают, и объясняет ситуацию так:

— Это связано с работой смен на границе. Иногда медленно проверяют беларусы, но сейчас это поляки. У них некоторые смены просто-напросто физически не работают — за свои 12 часов могут оформить, например, 11-15 автобусов. А есть временные промежутки, как, например, с 21 часа до трех, когда на границу приезжает в районе 20 рейсовых автобусов, потому что идут гомельские, брестские, минские, познаньские, гродненские… В итоге за несколько часов их собирается больше, чем эта смена может оформить. С чем это связано, только сам бог знает.

Правдивы ли предположения пассажиров, считающих, что очередь увеличивается в том числе искусственно — за счет пустых автобусов, которые перевозчики «пригоняют специально»?

— Это не так, — отвечает Виктор. — Выглядит все следующим образом. Приезжает на границу автобус, в нем — 30−50 человек, становится 25-м в очереди. Пассажир выходит, понимает, что у него, например, деловая встреча через сутки, а он это время простоит на границе. Если он готов заплатить, ищет варианты: пересесть в леговушку, в автобус. Доходит до того, что некоторые платят любые деньги, лишь бы уехать, потому что у них, условно, самолет и еще несколько пересадок — сгорят все билеты. Поэтому сначала выходит часть автобуса, остальные ждут с мыслями «когда-нибудь да поедем», спустя несколько часов они тоже пересаживаются вперед. В итоге этот автобус, когда доезжает до пограничников, — или наполовину пустой, или полностью. Как-то водители одной такой крупной компании, когда все люди вышли, получили приказ от руководства разворачиваться и возвращаться обратно, чтобы взять других пассажиров на новый рейс и успеть отдохнуть.

По словам собеседника, такая обстановка доставляет неудобства и самим компаниям — речь о тех, у кого небольшой автопарк. Также многие пассажиры перестали покупать билеты на вокзале или онлайн (особенно это касается рейсов из Бреста), — многие сразу едут к границе на такси или своих машинах, там ищут свободные места.

— Например, у моих знакомых раньше на рейс Брест — Варшава нужно было одно транспортное средство, иногда второе добавляли, чтобы что-то перекрыть, — объясняет Виктор. — Опоздания были, но только по прибытии. То есть автобус мог опоздать из Бреста в Варшаву, но оттуда выехать все равно вовремя. А сейчас, если их автобус выехал, условно, в 00.00 из Бреста и в восемь утра по графику должен быть в Варшаве, то он только границу пересекает 24 часа и дай бог, чтобы в следующую полночь хотя бы выехал с польской таможни. А бывает, и 36 часов границу пересекаешь. Ну и беларусский перевозчик может тут, например, пересадить людей и пустым уехать из очереди, а польский — нет, он едет домой, ему некуда деваться, он останется проходить границу в любом случае. Поэтому слухи, что это какой-то заговор, — полный бред.

«Как только появляется сообщение, что мигранты напали на их пограничника, — поляки сразу перестают работать»

Почему тогда большие очереди скапливаются именно перед беларусской границей? В чатах можно прочитать, что на польскую заезжают быстрее и у соседей ждать так долго не приходится.

— Есть буферная зона — мост между Тересполем и Брестом, он довольно узкий: по одной полосе в обе стороны, — говорит водитель. — Беларусская сторона запускает автобусы на свою территорию, оформляет их по максимуму. На самом погранпункте рядом с магазином Duty Free есть большая площадка. Ее используют как место для автобусов, там помещается 11−12 штук. Вот там сотрудники пункта пропуска оставляют их, перед въездом на мост, полностью оформленными. Потому что понимают: если сейчас всех отправят к полякам и забьют полосу одной большой техникой — станут колом все легковушки. Когда они видят, что с моста автобусы уехали на Польшу, выпускают несколько следующих вместе с машинами. Вот так они регулируют количество автобусов, подаваемых на польскую сторону. Затем у себя все регулируют поляки. Как только у них освобождается место, они сгоняют транспорт дальше. Ну а беларусы, опять увидев, что там пусто или есть место, выпускают новое количество автобусов. Вот так это выглядит. То есть беларусы готовы были бы оформлять и отдавать на Польшу, но там их просто некуда «пихать».

Мост, который проходит между пунктами пропуска «Брест» и «Тересполь», 5 июля 2024 года. Фото: ГПК
Мост, который проходит между пунктами пропуска «Брест» и «Тересполь», 5 июля 2024 года. Фото: ГПК

Виктор считает, что очередь могла бы двигаться быстрее и не расти до 70−80 автобусов, если бы соседи оформляли транспорт быстрее:

— Понимаете, когда закрыли «Бобровники», стало совсем невмоготу: все поехало сюда, на Брест. Поэтому тут много рейсовых, туристических автобусов — вот и такие очереди, а польские службы медленно работают. Как только в интернете появляется сообщение, что мигранты напали на какого-то их пограничника, — поляки сразу перестают работать. Где-то поймали каких-то беженцев — опять работают намного хуже.

— А еще приезжает какой-нибудь большой перевозчик на 80 пассажиров. Один — с неправильным паспортом. И вот заехал на границу автобус с одним или несколькими проблемными пассажирами, пограничники всех оформляют, а эти зависают. Теоретически они могут взять следующий автобус. Но часто не хотят, пока не разберутся с предыдущим — там надо составлять протоколы, писать какие-то документы. Пограничный контроль затягивается, а еще сейчас у поляков углубленный контроль автобусов — все проходят через рентген, яму. В итоге оформлять могут 2,5 часа, — объясняет водитель, добавляя, что все это время очередь со стороны Беларуси тоже будет ждать.

«Все зависит от жадности и хамства перевозчика и его водителя»

Как мы уже упоминали, пассажиры, которые подсаживались в ближние к погранпункту автобусы платно, говорят, что там им не выдавали чек или билет. Значит, водитель забирает эти деньги себе?

— У всех происходит по-разному. В нашей компании водитель получает процент от проданного билета, какую-то премию в зарплату. Новым пассажирам могут выдавать какие-то международные квитанции, кто-то не выдает ничего, но это и необязательно, — говорит Виктор. — В любом случае, в автобусах стоят камеры — компания видит, сколько пассажиров он провез. Ну и это граница, тут пишется все: транспортное средство, количество людей, куда и кого везли. Поэтому все остается в базах и нет смысла что-то себе класть «на карман». Наша фирма потом эти билеты все равно пропускает через кассу, потому что возникнут вопросы: как по ведомости при отправке было одно количество, а въехало другое количество людей? Поэтому мы дописываем фамилии тех, кто подсел.

Если в очереди оказываются несколько автобусов одного переводчика, почему в те, что ближе к шлагбауму, не пересаживают людей бесплатно, если там есть места? И откуда взялась цена в 40 долларов или евро?

— Я знаю, что некоторые фирмы пересаживают бесплатно, наша тоже так делает. Кто-то даже раньше пускал один автобус пустой — просто занимать очередь, а потом рейсовый по времени подходил и из него пересаживал туда людей, чтобы долго не стояли, — говорит водитель. — Но сейчас у многих такой возможности физически нет из-за того, сколько транспортное средство тратит времени на дорогу в одну сторону. Какую на подсадку ставят цену — зависит от распоряжения начальства. У нас, например, такую же, как на вокзале, чтобы с людей больше денег не брали. За других скажу честно: все зависит от жадности и хамства перевозчика и его водителя. Кто-то берет и по 50−60 долларов (160−190 рублей. — Прим. ред.). Тут сейчас ситуация бесконтрольная.

Что говорят сами перевозчики насчет платных и бесплатных пересадок?

Журналистка «Зеркала» под видом пассажирки, которая купила билет на рейс Минск — Варшава и беспокоится за очереди на границе, позвонила нескольким компаниям-перевозчикам. Пересаживают ли они своих клиентов бесплатно, если впереди стоит их «пустой» водитель?

— Пассажир приобретает билет на автобус, который стоит ближе к границе, — ответила диспетчерка Ecolines.

— Получается, за одну поездку мне нужно купить два билета?

— Да, все верно. Цена такая же, — сказала девушка и добавила, что водитель должен выдать чек об оплате.

На горячей линии государственного «Минсктранса» сразу предупредили, что автобусы прибывают с задержкой на 4−12 часов в среднем, а после рассказали про условия пересадки.

— Конечно, мы идем навстречу пассажирам: при наличии свободных мест можно пересесть в другой автобус бесплатно, это уже водитель решает на месте. Билеты там не продают, — сказала диспетчер. — Ну и там даже к другому перевозчику могут сесть — зависит от того, кто ближе. Но я не берусь за это говорить — договариваются водители между собой сами.