Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  2. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  3. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  4. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  5. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  6. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  7. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  8. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  9. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  10. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  11. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  12. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  13. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  14. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  15. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  16. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  17. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  18. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)


Вадимир Зарянкин, старший сын бывшего мэра Витебска, на этой неделе вышел с Окрестина, где отбывал 10 суток административного ареста. Их ему присудили еще в конце прошлого года. «Пришли на прошлой неделе домой и предложили досидеть», — написал у себя в соцсетях Вадимир. С его разрешения приводим выдержки про бытовые условия на Окрестина.

Вадимир Зарянкин

Напомним, старшего сына бывшего витебского мэра Вадимира Зарянкина силовики задержали 12 октября прошлого года. Возле магазина «Рига», куда парень приехал за покупками, его вытащили прямо из-за руля автомобиля, доставили в РУВД, а потом в Жодино. Через два дня в тюрьме состоялся суд, но заседание перенесли, а Зарянкина отпустили из-под стражи.

Рассмотрели дело уже в начале декабря в суде Старых Дорог. Вадимира признали виновным в нарушении порядка организации или проведения массовых мероприятий (тогда это была статья 23.34 КоАП) и назначили ему 10 суток административного ареста. Вадимир подавал жалобу в Минский областной суд, чтобы опротестовать решение суда первой инстанции, однако этого сделать не удалось.

Но отбывать арест его «пригласили» на Окрестина на прошлой неделе. После освобождения он рассказал, как проходило отбывание ареста.

Про бытовые условия на Окрестина

Вадимир рассказал, что он успел сменить три камеры. Мужчина обращает внимание на их переполненность.

«Сначала сидел в четырехместной, где было 16 человек и температура за +40. В камере все были в одном белье абсолютно мокрые, было трудно дышать и просто шевелиться, — пишет Вадимир. — Переполненность камер такая, что места хватает ровно на то, чтобы всем поместиться спать на полу. Если кого-то освобождали, то скоро приводили новых людей».

Вадимир вспоминает, что белье и матрасы не выдавали.

«Большинство спит на полу, это комфортнее, чем на железе нар, — отмечает Вадимир. — Личные вещи взять с собой в камеру не разрешают, передачи от родственников принимают, но не передают: отдают, когда освобождаешься (так что, если столкнетесь, передавать передачи сейчас нет смысла). В результате почти все сидят без сменного белья, одежды, зубной щетки, полотенца, не говоря уже о книгах».

При этом неполитические, по его словам, «сидят с комфортом, спят на белье и получают передачи».

«За 10 дней в душ не водили ни разу, мы мылись из бутылок над унитазом. Отбой в 22, подъем — в 6 утра, днем лежать нельзя. Каждую ночь камеру будят два раза, в 2 и 4 часа, чтобы устроить перекличку. Выспаться, таким образом, не удается, усталость накапливается», — пишет Вадимир.

Он обращает внимание на одну деталь: «Если у тебя были деньги при поступлении в ЦИП, их принудительно изымут в счет оплаты питания и даже принесут в камеру чек».

Вадимир рассказал, что на Окрестина потерял обоняние. После освобождения он сделал тест, оказалось, что заразился коронавирусом, несмотря на пройденную вакцинацию. 

Мужчина уточняет, что «познакомился с большим количеством классных людей». При этом добавляет, что не желает никому оказаться в таких условиях.