Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Про Лукашенко все понятно, он исчерпан». Кинопродюсер Роднянский о войне, Бондарчуке и протестах в Беларуси
  2. «Жест доброй воли»? Рассказываем, почему российские войска пришли на остров Змеиный и почему теперь ушли
  3. Сто двадцать девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  4. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  5. Гражданам Польши разрешили безвизовый въезд в Беларусь
  6. Кризис-кризисом, а займ на жилье — по расписанию. В Беларуси по-прежнему растут долги по кредитам на жилье
  7. Удар фосфорными бомбами по Змеиному, 21 убитый под Одессой и братская могила в Мариуполе. Сто двадцать восьмой день войны
  8. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  9. Дмитрий Рябов: В июле нас ждет идеальное белорусское лето
  10. КПП, фейерверки и более 180 мероприятий в Минске. Как в столице и областных центрах будут отмечать День независимости
  11. Путин: западные санкции ускоряют «объединительные процессы» Беларуси и России
  12. Жаркая погода (а вместе с ней — оранжевый уровень опасности) сохранится до конца недели
  13. В Беларуси 1 июля выпустили в обращение новую банкноту. Как она выглядит (фотофакт)
  14. НАТО вступит в открытый конфликт с Россией? Вспоминаем, чем закончились предыдущие военные операции Альянса
  15. После Литвы Россия выдвинула претензии Норвегии — из-за Шпицбергена. Рассказываем, почему Кремль вновь неправ
  16. «Белпочта» вводит плату (немаленькую) за выдачу международных переводов
  17. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  18. Выход российских войск к Лисичанску и бои за господствующие высоты. Главное из сводок штабов на 128-й день войны
  19. У мобильного оператора А1 перестали работать электронные сим-карты


Вадимир Зарянкин, старший сын бывшего мэра Витебска, на этой неделе вышел с Окрестина, где отбывал 10 суток административного ареста. Их ему присудили еще в конце прошлого года. «Пришли на прошлой неделе домой и предложили досидеть», — написал у себя в соцсетях Вадимир. С его разрешения приводим выдержки про бытовые условия на Окрестина.

Вадимир Зарянкин

Напомним, старшего сына бывшего витебского мэра Вадимира Зарянкина силовики задержали 12 октября прошлого года. Возле магазина «Рига», куда парень приехал за покупками, его вытащили прямо из-за руля автомобиля, доставили в РУВД, а потом в Жодино. Через два дня в тюрьме состоялся суд, но заседание перенесли, а Зарянкина отпустили из-под стражи.

Рассмотрели дело уже в начале декабря в суде Старых Дорог. Вадимира признали виновным в нарушении порядка организации или проведения массовых мероприятий (тогда это была статья 23.34 КоАП) и назначили ему 10 суток административного ареста. Вадимир подавал жалобу в Минский областной суд, чтобы опротестовать решение суда первой инстанции, однако этого сделать не удалось.

Но отбывать арест его «пригласили» на Окрестина на прошлой неделе. После освобождения он рассказал, как проходило отбывание ареста.

Про бытовые условия на Окрестина

Вадимир рассказал, что он успел сменить три камеры. Мужчина обращает внимание на их переполненность.

«Сначала сидел в четырехместной, где было 16 человек и температура за +40. В камере все были в одном белье абсолютно мокрые, было трудно дышать и просто шевелиться, — пишет Вадимир. — Переполненность камер такая, что места хватает ровно на то, чтобы всем поместиться спать на полу. Если кого-то освобождали, то скоро приводили новых людей».

Вадимир вспоминает, что белье и матрасы не выдавали.

«Большинство спит на полу, это комфортнее, чем на железе нар, — отмечает Вадимир. — Личные вещи взять с собой в камеру не разрешают, передачи от родственников принимают, но не передают: отдают, когда освобождаешься (так что, если столкнетесь, передавать передачи сейчас нет смысла). В результате почти все сидят без сменного белья, одежды, зубной щетки, полотенца, не говоря уже о книгах».

При этом неполитические, по его словам, «сидят с комфортом, спят на белье и получают передачи».

«За 10 дней в душ не водили ни разу, мы мылись из бутылок над унитазом. Отбой в 22, подъем — в 6 утра, днем лежать нельзя. Каждую ночь камеру будят два раза, в 2 и 4 часа, чтобы устроить перекличку. Выспаться, таким образом, не удается, усталость накапливается», — пишет Вадимир.

Он обращает внимание на одну деталь: «Если у тебя были деньги при поступлении в ЦИП, их принудительно изымут в счет оплаты питания и даже принесут в камеру чек».

Вадимир рассказал, что на Окрестина потерял обоняние. После освобождения он сделал тест, оказалось, что заразился коронавирусом, несмотря на пройденную вакцинацию. 

Мужчина уточняет, что «познакомился с большим количеством классных людей». При этом добавляет, что не желает никому оказаться в таких условиях.