Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Февраль на носу, дата референдума неизвестна. А что с обращениями граждан по проекту Конституции? Мы узнали
  2. Много вопросов к Беларуси. Мы получили тот самый доклад ICAO о посадке рейса Ryanair в Минске — вот его подробный разбор
  3. При поляках было плохо, при русских — хорошо, государственность — с СССР. Что не так с новой методичкой белорусских идеологов
  4. Клиническая смерть, море алкоголя и два развода. 50 лет падений и восхождений Сергея Михалка
  5. В ICAO подтвердили, что борт Ryanair приземлился из-за ложных данных о минировании. Минск сделал из отчета свои выводы
  6. Помощник Лукашенко назвал новую «стоимость» коронавируса — сутки в реанимации три тысячи рублей, вакцина — 120−240
  7. «Будет виртуальным оператором». У Минсвязи спросили о планах «Белтелеком» заняться мобильной связью
  8. Белорусов все чаще судят за оскорбление Лукашенко. Посмотрели, кто эти люди и кого оскорблял сам Лукашенко — угадайте, кто больше?
  9. Для учений в Беларусь прибывают вооруженные силы России. Спросили военного эксперта, чего следует ожидать
  10. ЛЖД сообщила «Беларуськалию» о расторжении договора с 1 февраля. Но говорит, что транзит все равно возможен через Литву. Это как?
  11. Александра Ивулина приговорили к двум годам колонии
  12. Умер последний руководитель БССР Анатолий Малофеев
  13. Назарбаев все-таки остается у власти? Поговорили с казахстанским политологом о ситуации в стране
  14. Что будет с деревьями, которые вырубили мигранты? Попытались узнать у лесников и пограничников
  15. После вспышки COVID-19 в минской больнице минчанина выписали без самоизоляции. Спросили медика, может ли он заразить других
  16. «Стоимость продуктов растет». Власти повысили цены на питание в школах и детских садах. Когда и на сколько подорожает
  17. Оранжевый уровень опасности объявили на 20 января из-за сильного ветра
  18. Лукашенко рассказал, что второй раз переболел коронавирусом — на этот раз «омикроном»
  19. В МАРТ рассказали, какие товары больше всего подорожали в 2021 году. Но про некоторые позиции «забыли» (например, стройматериалы)
  20. «Позиции Лукашенко ослабли, возможно, уже безвозвратно». Госдеп — о военных учениях и изменениях в Конституцию Беларуси
  21. «Кухарка или клоун не должны претендовать на высокий пост». Сергеенко озвучил «народные» предложения в Конституцию


По данным Минздрава, которые озвучивались чуть больше года назад, мужчины в стране живут меньше: их средняя продолжительность жизни — всего 64 года, тогда как у женщин 78 лет. При этом с 1 января 2022-го они в 63 еще только будут выходить на так называемый заслуженный отдых, ведь в Беларуси последние пять лет постепенно повышается пенсионный возраст. Для женщин он тоже поднимется, но до 58 лет. Выходит, многие белорусские мужчины могут так и не успеть пожить, не работая? Блог «Отражение» спросил тех, у кого совсем недавно появилось пенсионное удостоверение или кто вот-вот его получит, как они себя чувствуют в этом возрасте и что думают о повышении планки.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Минчанину Леониду (имя изменено по просьбе героя) в следующем году исполнится 63, тогда мужчина выйдет на пенсию. Сколько к этому времени у него накопилось трудового стажа, он не знает: говорит, как в 82-м окончил институт, так всю жизнь и работал, а годы не считал. У Леонида два высших образования: еще в СССР получил экономическое, а уже когда союз распался, — юридическое.

— Честно скажу, спроса на эти профессии у нас [сейчас] нет. Почему — нетрудно догадаться: у нас нет ни экономики, ни права, — говорит Леонид. — Раньше с работой проблем не было. И мастером на производстве был, и в министерствах работал. В начале 90-х было совсем по-другому: не нужно было иметь особых связей, чтобы тебя заметили, если ты хорошо работаешь. Не хочу сказать, что я такой умный, и тем не менее, мне тогда предлагали переходить на другие государственные должности. А потом все изменилось. Меня недавно спрашивали, была ли работа, которая мне нравилась? Да, но это было в те годы, когда шло становление нашей независимости, законодательства, органы [управления] создавались. Тогда были руководители старой закваски, я их до сих пор помню.

Леонид говорит, что не избалован отсутствием физического труда, хотя рабочих должностей в его трудовой нет. Последние 13 лет отработал на госслужбе. У него был заключен контракт на два года, который затрагивал и первые месяцы на пенсии, в это время мужчина собирался потихоньку искать новое место, чтобы продолжать трудиться. Недавно его вызвало к себе руководство: «В течение месяца вы должны уволиться. Сами знаете, за что — за подпись за альтернативного кандидата». Поэтому почти перед самой пенсией опытному сотруднику пришлось быстро включаться в поиск другого нанимателя.

— «Политическое» увольнение недоказуемо — я ведь написал по соглашению сторон. О том, что у меня предпенсионный возраст, никто не думал. Главное — чтобы их не трогали, — поясняет Леонид и рассказывает, как идет поиск новой работы. — Я пытался устроиться бухгалтером или экономистом — не берут. Вообще нереально найти работу: все почти колом стоит. Да и что греха таить: статус госслужащего сейчас — негативный фактор, ведь люди в частном секторе [экономики] особо разбираться не будут, был ты хорошим человеком или нет. Некоторые не видят в тебе врага народа, но откровенно говорят: знаете, и послужной список, и опыт работы ваши устраивают, но уже возраст, мы возьмем молоденького и будем учить, чтобы он у нас долго работал. Морально, конечно, все это неприятно.

Мужчина говорит, что согласен на любую работу, всегда уважал любой добросовестный труд, будь то уборщицы или министра. Сам он обратился в службу занятости, чтобы не попасть в тунеядцы, но найти там подходящую вакансию не надеялся.

— Говорят: «Вы понимаете, что мы вам ничего предложить не сможем?» Я им сказал: на пособие ваше не претендую, потому что это смех, а вы не претендуйте на то, что я буду мести улицы. В основном ведь общественно-полезные работы, которые дают, пока стоишь на учете, такие. Я не против мести улицы, но не отрабатывать то, что кто-то создал такие условия и мне пришлось не по своей воле туда обратиться. Извините, у меня свои принципы есть.

Мужчина не может сказать, что в этом возрасте ему приходится все делать через силу. Говорит, за десятилетия втянулся в ритм, поэтому считает: чтобы жить, нужно работать, сколько позволит здоровье. Пока же сам ищет новое место, признается, семья живет на зарплату жены. Супруга Леонида — его ровесница, ушла на пенсию в 55 лет, но тоже дома не сидит.

— Что-то я по увольнению получил — зарплата, компенсация за неиспользованный отпуск. Мы сели и все разложили: этими деньгами буду в течение года платить за квартиру, остальное (на продукты и тому подобное) жена будет давать со своей пенсии. По поводу того, что начислят мне, я иллюзий не питаю. 400 рублей дай Бог если будет (а у всех знакомых или такая пенсия, или 400 с небольшим) — я не привык в роскоши, но это же не деньги, на которые можно прожить! Вот на днях я заплатил за квартиру — это без малого 100 рублей, еще услуги связи будут — уже 150. Остается 250 рублей — по 60 с небольшим в неделю.

В окружении Леонида не много людей его возраста, но, отмечает собеседник, об уходе на заслуженный отдых тоже никто не говорит.

— Здесь нужда и интерес совпадают. Один товарищ по мере возможности ездит в Россию — есть спрос на его специальность, он строитель. О том, чтобы сесть и получать эти денежки, экономить, как-то речи не идет. Но и люди разные бывают, некоторые хотят скорее уйти на пенсию, пусть она и маленькая, но ничего не делать. У каждого свое желание. Я с детства занимался спортом, понимаю, что резко бросать работу — и для здоровья неполезно. К тому же считать копейки, что купить сегодня, молоко или хлеб (слава Богу, такого нет), — это ж тоже не дело.

Сын Леонида сейчас в Европе, сказал отцу: «Мы не для того уехали, чтобы наши родители голодали». Он намерен помогать, но пока еще обустраивается на новом месте. Наш собеседник собирается справляться сам.

— Единственное, не хочется, конечно, уезжать в Россию, но не исключаю, что придется поехать хотя бы на годик, чтобы что-то накопить и можно было жить. А куда-то в другое место — нужно знание языков, уже не тот возраст, чтобы их выучить, — делится мужчина планами на случай, если не сможет устроиться в Беларуси. — Не думал, что на старости придется ехать за куском хлеба в другую страну. Была бы работа, я бы вообще не унывал!

Михаил (имя изменено) последние годы тоже живет в столице, хотя сам из Новополоцка. Мужчине сейчас немногим больше 62,5 года — он уже успел несколько раз получить пенсию, но продолжает трудиться: «С 1997-го года я все время работал — были, может, небольшие перерывы, еще же учился в институте, в армии служил». Первое время был сотрудником сначала одного, потом другого учреждения образования в райцентре, с 1996-го — предпринимателем.

— Тогда законы менялись, время было такое, что не нужно было платить, да и когда начинали, денег не было в принципе — лет пять, наверное, не отчислял налоги. Поэтому, может, пенсия меньше получилась, — рассказывает мужчина.

Последние 10 лет он работает в такси; несмотря на возраст и то, что к этому времени уже можно уйти на заслуженный отдых, останавливаться не собирается.

— Нормально! — сразу говорит в ответ на слова, что водительский труд — непростой. — Как и любая работа: в каждой профессии надо быть специалистом, тогда все будет хорошо. Я по опыту знаю: как только человек перестает работать — он начинает стареть. Но здесь же еще и финансовый вопрос. Я хотел уйти из такси, но в этом возрасте уже нигде не берут, поэтому продолжаю работать здесь. Три часа с утра, два-три вечером — бывает, 1200−1300 можно в месяц заработать, иногда 1500, но это без вычета затрат на бензин.

Михаил рассказывает, что ему пока работа не приносит больших трудностей, но отмечает, жизнь у всех людей складывается по-разному, и к этому возрастному рубежу не у всех все в порядке со здоровьем.

— Еще в СССР было рассчитано, что в 60 лет нужно выходить на пенсию. А мы сейчас в другой ситуации, немножко в колонии, как я говорю, — рассуждает мужчина. — Все же от экономики идет, вот и [пенсионный] возраст начали поднимать. Ну, плохо, наверное, в 63 для мужчин на пенсию идти. Но я-то здоровый! Не курил никогда, ну, правда, выпивал немного. Может, у меня гены такие — не знаю. Я гимнастику с утра всегда делаю, на турнике вишу — не запускаю физкультуру, так сказать. Ну и что, что сидячая работа? Не мешки же носить, нормально!

Сколько еще лет придется работать, таксист-пенсионер тоже не знает. Отдыхать он пока не собирается.

— Поживем — увидим. Вся же проблема в том, где человек работает, как он жизнь проживает, здесь много причин. Вот у меня знакомый работал на «Нафтане», когда вышел на пенсию — у него руки тряслись, уже заболел чем-то. А у меня по жизни работа была нетяжелая. Знаете, как говорят: «Почему ты не расслабляешься — а я и не напрягаюсь!» — шутит мужчина. — Поэтому что значит отдохнуть? У меня сейчас такая работа, что я всегда могу на нее и не пойти. Чувствую себя я нормально, и опять же, это денежный вопрос. Мы же «колония» — [нужно] дорабатывать на пенсии! — повторяет Михаил.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Его ровесник Виталий из Могилевской области тоже с недавних пор пенсионер, уже получил первую выплату. Мужчина проработал 45 лет, говорит, но в жизни были разные нюансы, поэтому Фонд соцзащиты насчитал ему 38 лет 9 месяцев стажа. Пенсия вышла небольшой: 360 рублей.

— Мягко говоря, я не очень доволен [получившейся суммой]. Убрали 6 лет, потому что в свое время я пару лет был предпринимателем, потом работал на частной фирме, оказалось, она не очень-то уделяла внимание пенсионному фонду — в те годы никто ничего не платил. Еще пару лет сняли, чтобы вывести коэффициент хотя бы 0,3. Вообще, коэффициент получился 0,6, хотя у меня были разные: и больше единицы, полтора даже, потому что на разных работах работал.

Мужчина добавляет, что не знает в своем регионе людей, у которых итоговый коэффициент дотянул бы до единицы. Поэтому удивлен показателями средней пенсии по стране (на 1 ноября 2021-го года она немного не дотягивает до 560 рублей).

— И откуда эти цифры берутся? Шахтеры в Солигорске, что ли, или айтишники, столько зарабатывают? Это нереальные цифры, во всяком случае, у нас в Могилевской области. Мой товарищ ушел на пенсию — у него 0,7. Правда, стаж 44 года, потому получилось почти 500 рублей. Я очень за него рад! Сам, к сожалению, до этого не дотянул. Хотелось бы, проработав всю жизнь, получить хотя бы 450. Вот у нас в организации бухгалтер вышла недавно — у нее пенсия 450, хотя зарплаты бывали ниже, и я рассчитывал хотя бы на такую. А вышло на 100 рублей меньше.

Виталий рассказывает, что начал работать с 17 лет — трудился слесарем, к 20 — водителем, это его основная профессия. Еще успел побыть маркетологом, сотрудничал с автобусным парком, в 2011—2015-х годах занимался международными перевозками, возил грузы по Европе и СНГ.

— Мне сказали: извините, вы нам не нужны — есть молодые. Хотя я и сам ушел бы — водителем-международником работать не так просто: колеса кружатся, когда идет прибыль, а здоровье человека и его безопасность — на десятом месте. Но разве с этим кто-то считается? Человек, по международным нормам, должен ехать максимум 9 часов, а потом отдыхать. А тут можно было хоть сутки быть за рулем — кто тебе запретит? Ну, выпишут штраф — фирма оплатит, лишь бы быстрее доставил груз. А то, что ты можешь уснуть за рулем, съехать в кювет или кого-то сбить — на все есть страховка, — описывает мужчина свой опыт. — Я хотел найти напарника, чтобы вдвоем поездить, подстраховаться. Так, может, и работал бы до сих пор! А один уже не потяну.

В те годы, вспоминает теперь уже пенсионер, были проблемы со здоровьем у тещи, она инвалид первой группы, поэтому пару лет мужчина присматривал за ней. А потом ему предложили работать сторожем — он и пошел: «А куда деваться?» Так и продолжает трудиться.

— Знаете, это в наше время такая дефицитная работа. Особо делать, вроде бы, ничего не надо, но без дела не сидишь: то что-то почистить, поднести, подкрасить, то что-то еще помочь. Особого напряжения нет, меня это абсолютно устраивает. Я бы, конечно, еще работал.

Хотя Виталий признается, что здоровье уже не то. Дают о себе знать последствия многих лет водительского стажа, дальних поездок — есть проблемы с позвоночником, суставами, по жизни не в порядке было давление.

— Как обратишься куда-то, говорят: так у вас еще заболевания на первой-второй стадии, а их всего четыре. Вам еще ого-го! Работаете — вот и работайте, — говорит мужчина и объясняет, почему и сам не собирается бросать. —  отдыхать на пенсии. — Вот у меня зарплата минималка. Что на нее накупишь? Донашиваешь вещи, обувь, питаешься тем, что придется, что-то с огорода — никаких излишков. Сейчас же если не нравится зарплата — ищите другую работу. Было время, я еще полтора года подрабатывал, график позволял, иногда получалось еще 100 рублей получить. Если не за что жить — будешь умирать, но все равно будешь работать. У меня никаких запасов на черный день нет. Вот дочь покупала квартиру в Минске — конечно, это нужно, молодая семья. Я заработал на перевозках 3000 долларов — сэкономил, дочери отдал эти деньги.

Хотя, признается собеседник, планка пенсионного возраста для мужчин в стране высокая:

— Когда его повышали, мне понравилось, как какая-то женщина (то ли депутат, то ли кто) по телевизору сказала: наоборот надо делать — женщинам повышать, а мужчинам уменьшать, ведь статистика такова, что мужчина вышел на пенсию, год-два-три — и его не стало, а женщина живет дольше. У них средний возраст — 70 с лишним, а мужчины минимум на 10 лет, а то и раньше умирают. Что там говорить?

Когда придется уйти на заслуженный отдых, Виталий не загадывает.

—  Отдохнуть — это когда в кайф. А когда у тебя нет денег — какой это отдых, что ты можешь себе позволить? Разве ты можешь поехать в санаторий, куда-то еще? Вот я понимаю, как американцы: поехали в круиз на пенсии, посмотрели свет! А что я посмотрю: свою дачу, гараж, машину? Все в довольно плачевном состоянии, нужно заниматься починкой. Я согласен уйти на отдых, но все, опять же, упирается в финансы. Хочется иметь возможность себе что-то позволить, куда-то пойти. Поэтому, когда финансов нет — только работа. Передо мной с этого места сторож в 72 года ушел, и то — потому что у него закончился контракт. Поэтому как Бог даст! Это ж не только я один. Таких людей, насколько я знаю, очень много. Это реальность, — заключает пенсионер.