Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  2. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  3. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  4. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  5. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  6. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  7. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  8. Лукашенко назначил двух новых министров
  9. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  10. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  11. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  12. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  13. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»


В понедельник Марина (по просьбе девушки имя изменено) впервые в жизни летела на самолете и, шутит, «сразу с приключениями». «В какой-то момент командир экипажа сообщил: входим в зону турбулентности, а позже объявил об экстренной посадке, — описывает происходящее собеседница. — Было страшно, но все старались держать себя в руках». Марина — пассажирка того самого самолета «Белавиа», что летел в Анталью, но вынужденно приземлился в Домодедово.

Свой отпуск Марина решила провести в Анталье. Из Беларуси на курорт их рейс отправился по расписанию — в 9.35. В Турции они должны были приземлиться в 13.20, но в итоге полет растянулся почти на весь день.

— Примерно час после вылета из Минска все было спокойно, а потом командир экипажа предупредил, что мы входим в зону турбулентности, и попросил пристегнуть ремни, — описывает происходящее собеседница. — Спустя еще какое-то время он объявил, что у нас отказал левый двигатель и мы будем садиться в Домодедово. Стюардессы сразу же попросили не паниковать, говорили: ничего экстренного в этой ситуации нет. Знаете, когда что-то плохое происходит, все эмоции на лице, но в лицах бортпроводников паники я не видела, поэтому тоже оставалась спокойной.

На борту было 189 пассажиров и 7 членов экипажа. Марина сидела в первом ряду. В какой-то момент, продолжает, у нее и женщины рядом стюардесса попросила, чтобы при приземлении они, если понадобится, помогли сдерживать толпу, «чтобы на выходе в панике люди не затолкали друг друга». Обратилась бортпроводница и к находящимся в первых рядах мужчинам. Сказала: «Если заклинит дверь, помогите ее открыть».

— Во время полета стюардессы подходили, спрашивали, есть ли какие-то вопросы, пытались всячески помочь, — описывает происходящее еще одна из пассажирок рейса. А Марина дополняет: их борт сел не сразу, где-то около часа они просто кружили в небе.

— Нам пояснили, что самолет заправили на одно время, но поскольку летели мы меньше, нужно было выработать топливо, — передает слова сотрудников экипажа.

Во время посадки, продолжает Марина, пилот стал вести обратный отсчет. Осталось, озвучивал, десять секунд, девять… А стюардессы беспрерывно кричали на весь салон: «Голову вниз, жесткая посадка!».

— До того, пока мы не сели, бортпроводники просили опустить голову вниз и держать руки над головой, — вспоминает собеседница и говорит, что все ожидали очень жесткого приземления. — Но я была в шоке от того, как легко пилот сел. Уже по прилете в Анталью мы обсуждали, что первый пилот в экстренной ситуации посадил самолет мягче, чем второй при обычном приземлении. Низкий ему поклон. Хочу сказать, что вся команда сработала очень профессионально.

— А как вели себя пассажиры?

— Слава Богу, и с пассажирами нашему рейсу повезло. Да, было страшно, но никто не кричал, не показывал паники. Все адекватно отнеслись к ситуации, — отвечает Марина. — Ну а уже после приземления было всё: кто-то аплодировал, кто-то смеялся, одна женщина, я заметила, плакала. Ей, чтобы успокоить, дали валидол.

«Были те, кто говорил: „Больше не хочу лететь“, но, думаю, они иронизировали»

В Домодедово самолет, на котором летела Марина, приземлился в 11.45. Пассажирам, рассказывает девушка, выдали ваучеры на 700 российских рублей. В пересчете на белорусские это примерно 24 рубля.

— У нас было две кафешки и ресторан, где мы могли их использовать, — вводит в курс дела собеседница. — В самолет, который должен был доставить нас из Москвы в Анталью, мы сели где-то в пять вечера. Потом еще с полчаса или дольше ждали разрешения на вылет.

— Не было пассажиров, которые после пережитого отказались лететь дальше и решили возвращаться в Беларусь на автобусе?

— Были те, кто говорил: «Больше не хочу лететь», но, думаю, они иронизировали. Насколько я помню, в Анталью прилетели все, — улыбается Марина и замечает, что кто-то во время ожидания, чтобы снять стресс, «принял на грудь». Она и сама заказала 50 граммов коньяка. — Один из пассажиров, правда, не рассчитал свои силы. В итоге во время полета он стал дебоширить: кричал, бил ногами по борту, напугал ребенка, что сидел за ним. Командир экипажа даже предупредил, если он не успокоится, его заберет полиция.

Так, продолжает собеседница, в итоге и случилось.

— Сразу с борта с позором вышел он, а потом все остальные, — не скрывая улыбки, продолжает Марина и отмечает, что позже видела этого человека на территории аэропорта. — Значит, полагаю, в участок его не увезли.

В Анталью пассажиры долгого рейса прилетели уставшими.

— К концу дня больше всего хотелось мороженого и на море, — улыбается Марина, когда около полуночи рассказывает о том, что сегодня пережила. — Мороженое я съела, а вот море уже завтра.

Напомним, в понедельник Boeing 737-800 авиакомпании «Белавиа», летевший из Минска в Анталью, над Белгородской областью России подал сигнал бедствия. На борту самолета, как стало известно позже, сработала сигнализация о неисправности одного из двигателей. В соответствии с инструкциями, пояснили в пресс-службе авиаперевозчика, экипаж принял решение об отключении двигателя, снижении до высоты в 8000 футов и посадке в Домодедово.