Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Новые планы по захвату Киева, народное ополчение в Беларуси и третья линия обороны. Девяносто третий день войны
  2. «Личная армия Путина». Что известно о ЧВК Вагнера, бойцов которой обвиняют в преступлениях в Украине?
  3. В Беларуси на пятницу объявили оранжевый уровень опасности
  4. В Запорожье заявили, что хотят в состав России, потому что так было «сотни лет». Рассказываем, как формировались границы Украины
  5. Потерян Лиман, Северодонецк окружают: Украина проигрывает в битве за Донбасс? Разбираемся, что происходит на восточном фронте
  6. Россия попытается создавать «меньшие котлы» вместо широкомасштабного окружения. Главное из сводок штабов на 92-й день войны
  7. «Осуждаем войну как нарушение Божьей заповеди „Не убий!“» Украинская православная церковь отделилась от РПЦ
  8. В Речице умер ребенок, пострадавший в ДТП с участием трактора
  9. Под Брестом задержали родителей известной оперной певицы Маргариты Левчук. Их оштрафовали за «неподчинение сотрудникам милиции»
  10. Стало известно, кому и сколько в качестве компенсации морального вреда должна выплатить Софья Сапега
  11. Отменяют лимиты по валюте, возвращают кредиты и пересматривают ставки по вкладам. Банки вводят очередные новшества
  12. Лукашенко предупредил страны ЕАЭС: Последствия санкций затронут всех, отсидеться не получится
  13. Белорусский солдат сбежал из части и направился в сторону Литвы. Его разыскивают
  14. В Беларуси будет создано «народное ополчение»
  15. МВД выделят дополнительные деньги из республиканского бюджета
  16. Лукашенко назвал учения НАТО у границ Беларуси разведкой будущего «театра военных действий»
  17. Дожди, порывистый ветер и до +21°С. Все о погоде в выходные
  18. «Принимаем документы из дружественных стран». По «тунеядскому» декрету ввели новшества (тем, кто уехал из страны, вряд ли понравятся)
  19. Российские «Искандеры» под Лунинцем, зерно в обмен на санкции, жесткие кадры обстрела Харькова. Девяносто второй день войны
  20. Российские войска в оккупированных районах готовят «третью линию обороны». Главное из сводок штабов на 93-й день войны
  21. «Один вопрос: за что?» Монолог жительницы Мариуполя, которая пережила обстрелы, застала оккупацию и покинула город в начале мая


В Гомельской области появилась традиция публичного задержания подростков: за последние три месяца милиционеры как минимум трижды арестовывали школьников на глазах у сверстников. Ситуация всегда одинаковая — детей собирают в актовом зале, заводят подозреваемого в преступлении подростка и показательно надевают наручники. Zerkalo.io поговорило с клиническим психологом Йолантой Арманде о том, какие последствия могут быть у таких публичных арестов — как для самих детей, так и в отношении уровня преступности.

Показательный арест 16-летнего подростка, который подозревается в совершении краж, 16 января 2022 года. Фото: газета «Лоеўскі край»

Зачем милиционеры публично арестовывают подростков?

Схему, по которой проводятся такие аресты, Йоланта строит таким образом: подросток совершил правонарушение — милиция отомстила. В такой ситуации представители силовых структур могут чувствовать себя сильными, считает психолог.

— Здесь возникает очень важный вопрос: чего мы хотим добиться от подростков, которые совершают правонарушения? Мы хотим помочь им сохранить свое достоинство, чтобы они не совершали преступления, дать им нормальную самооценку? Или подавить их, показать, что они слабые, у них нет силы, а государство сильное? И вообще прав тот, кто сильный, а не общественные договоренности и желание считаться друг с другом.

Скорее всего такие действия милиции, уверена специалистка, обоснованы желанием снизить уровень преступности, принести в жертву одного, чтобы другие боялись. Но здесь возникает проблема: страх, на котором держится подчинение закону, не способствует тому, чтобы люди не совершали преступлений.

— Мотивировать встать на путь несовершения преступлений может только ненасилие. Потому что насилие обычно порождает еще больше насилия. И в долгосрочной перспективе это ведет к усугублению ситуации и к увеличению преступности.

Вывод один: если подростка «забирать» таким жестким образом, наказывать и сажать, это не уменьшит количество правонарушений, а только увеличит травматизацию подростков, считает Йоланта. А так как большинство подростков, совершающих правонарушения, уже травмированы чьим-то насилием, им нужна помощь, а не демонстративное унижение.

— Но мне кажется, что милиция это делает не для того, чтобы навредить подростку. Скорее всего, они просто искренне не понимают, как вообще устроены подростки, как они действуют. Если бы милиционеры сотрудничали с психологами, говорили о том, как стратегически решать такие ситуации, и они, и общество были бы в выигрыше.

Выступление сотрудника милиции перед школьниками, которых пригласили посмотреть на показательный арест сверстника 18 декабря 2021 года. Фото: пресс-служба МВД

Как такой арест может повлиять на подростка?

Подобные публичные аресты Йоланта сравнивает со средневековой практикой, главная цель которой — заклеймить человека, сделать его неприкасаемым, показать публично, что этот человек — уже и не человек вовсе, а кто-то, преступивший закон.

— Это может вызывать очень много страха: подростка, у которого вся жизнь впереди, ставят в ситуацию заклейменного. Он становится человеком, кому уже не по дороге с миром, не совершающим преступления. И это ставит его за черту. А подростку очень важно иметь «свою стаю». Но где он теперь будет искать своих? Соответственно, он остается в криминальной среде.

Отсюда следует, что такие аресты — способ подтолкнуть ребенка на совершение каких-то противоправных поступков и жить больше по понятиям, подчеркивает психолог.

Говоря о влиянии таких арестов, важно помнить, что подростковый возраст — время, когда ребенок формируется, у него еще нет четкого понимания границ, себя и своего достоинства, говорит Йоланта. Поэтому все, что происходит в этот период, оказывает на него влияние. Так, достоинство ребенка в подростковом возрасте формируется из понимания того, что к нему относятся с уважением. А эта ситуация, уверена Йоланта, — урок того, что у тебя нет никакого достоинства, никакой ценности, твоя жизнь не имеет значения, ты винтик в больших процессах.

— Такое публичное унижение препятствует формированию достоинства у человека. В ответ на такой удар у подростков чаще всего появляется желание найти слабого (не обязательно человека, это может быть и животное) и «поднять» себя за счет еще более бесправного существа. В дальнейшей перспективе это способствует совершению правонарушений, тем более, что многие из них связаны с актом насилия по отношению к другим: взять что-то у другого, побить другого.

Помимо этого публичное задержание может затруднить для подростка возвращение в общество после освобождения. Специалистка уверена, что после заключения у человека скорее всего будет чувство, что все на него смотрят, показывают пальцами.

— Возвратиться в мир и зажить некриминальной жизнью ему будет сложно. Его отношения с другими будут нарушены: все видели, как его задерживают. Он будет думать, что на него смотрят не как на человека — то есть это такая дегуманизация ребенка, после которой ему нужно заново строить отношения со сверстниками. И опять же, у него будет намного меньше инструментов и возможностей восприниматься как человек — в таких ситуациях люди очень часто совершают нечеловеческие поступки.

Наблюдатели показательного ареста 16-летнего подростка, 16 января 2022 года. Фото: газета «Лоеўскі край»

А как такой арест повлияет на сверстников, которые на все это смотрят?

Для других подростков, которые смотрят на арест из зрительного зала, он тоже может стать травматичным опытом, считает Йоланта.

— Это их товарищ, с которым кто-то сильный совершает насильственные действия, а им предлагает на это смотреть. Дети чувствуют себя достаточно трусливыми, чтобы не вступиться за своего, ощущают растерянность и непонимание, что с этим делать.

Первой реакцией на такое показательное задержание у подростков может стать страх, и прежде всего — страх общаться с другими подростками, которые совершают что-то подобное, говорит психолог.

— К тому же это растерянность и травматизация, потому что когда при тебе к кому-то применяют силу, очень часто ты переносишь это на себя и чувствуешь себя беспомощным. И вот это ощущение беспомощности, бессилия и страха никогда не способствует развитию нормальной и гармоничной личности.

Есть ли альтернатива таким задержаниям?

Сейчас Йоланта больше работает с англоязычными странами. И там отношение к подростковой преступности радикально отличается: такие правонарушения там воспринимаются как крик о помощи.

— Поэтому во многих англоязычных странах к подросткам применяется более мягкий способ задержания и такие способы наказания, которые направлены на помощь, а главная их цель — дать ребенку возможность разобраться со средой, в которой он находится.

В качестве примера альтернативного поведения с подростками психолог приводит канадский документальный фильм «Ювенальная юстиция: новый подход» о взаимодействии полиции и подростков. Действие происходит в районе с высоким уровнем преступности, и полиция решает поменять свой подход: когда они просто задерживали подростков, это не давало результата и преступность не уменьшалась.

— Тогда полиция решила вложиться в профилактику правонарушений: они начали разбираться, как растут подростки, начали с ними дружить, играть с ними в баскетбол, посещать школы и говорить про важность общественной договоренности.

На тезисе «кто сильный, тот и прав» во многих странах базируется тюремная культура, и канадская полиция решила отказаться от него. Посредством работы с сообществом подростков и с их семьями они стали говорить о том, что не хотят арестовывать и наказывать детей, поступать как карательный орган. А наоборот — стремятся советоваться, как сделать их район более спокойным. И это дало очень сильный эффект, рассказывает специалистка: такими действиями полиция добилась того, что попадающие в полицию подростки редко совершали повторные правонарушения.

— Такой подход, направленный на работу с системой, я вижу много где. К тому же, часто, если подросток или ребенок совершает правонарушение, за этим стоят какие-то обстоятельства и его потребности. Например, подросток совершает кражу, потому что ему нечего есть, или в семье по отношению к нему постоянно применяется насилие, и возможно в тюрьме ему будет спокойнее, чем в семье, где его бьют. И с этим надо работать — полиция в принципе и нужна, чтобы помогать подросткам чувствовать себя более защищенными.