Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Я был в шоке». Врач-стоматолог спустя три года после выпуска решил узнать, где сейчас его однокурсники, и провел мини-исследование
  2. МВД: 20 работников «Белагро» задержаны за «экстремистскую деятельность»
  3. Путин «финализировал» аннексию украинских территорий — он подписал поправки в Конституцию
  4. Лукашенко: Аккуратненько надо призвать в районе людей, посмотреть их наличие и уточнить все наши материалы, списки и документы в военкоматах
  5. В полку Калиновского потери: один боец погиб, четверо ранены
  6. Минздрав попытался пояснить, какая в Беларуси ситуация с медкадрами и почему страна теряет врачей (вышло не очень убедительно)
  7. Лукашенко заявил, что Беларусь принимает участие в войне в Украине, и объяснил, каким образом
  8. Если в Беларуси вдруг объявят мобилизацию, кого по ней смогут забрать? Изучаем законы
  9. В Дзержинском районе погрузчик столкнулся с автобусом «Варшава-Минск», зацепило и легковушку: пострадали 15 человек
  10. В Херсонской области российская армия за день отступила на 30 км. Об этом свидетельствует карта, которую показало Минобороны РФ
  11. «Высокоточным ударом поразили штаб Воздушного командования „Восток“ ВСУ». Главное из сводок на 223-й день войны
  12. Переговоры с Путиным невозможны: президент Украины подписал соответствующий указ
  13. ВСУ прорвали фронт российской армии на Херсонском направлении. Рассказываем, что там происходит
  14. Объединенный переходный кабинет заявил, что начинает готовить белорусов к старту плана «Перамога»
  15. Путин открыто восхищается идеологом русского фашизма. Рассказываем, о ком идет речь
  16. «Готовился самолет с ядерным оружием, который должен был улететь на Россию». Поговорили с тремя россиянами, которым пришли повестки
  17. Чиновники взялись за владельцев агроусадеб. Для них ввели новые ограничения и наказания
  18. Блестяще проводимая операция в Херсонской области, распри в РФ из-за мобилизации. Главное из сводок на 224-й день войны
  19. В ISW рассказали, почему России нет смысла применять ядерное оружие и куда может быть нанесен первый удар, если это случится
  20. ГУБОПиК задержал главного инженера «Милкавиты»


Гродненка Елена Смолдарева стала одной из героинь нового выпуска YouTube-программы российского блогера Юрия Дудя, который он посвятил белорусам, вынужденно уехавшим из страны после президентских выборов. Елена покинула Беларусь в декабре 2020 года вместе с четырьмя детьми и перебралась в польский Белосток. Она рассказала Zerkalo.io о том, как служила в армии, как после августовских событий написала рапорт об увольнении и как пришлось уезжать в другую страну с четырьмя детьми.

Фото: из личного архива
Елена с детьми на одной из акций в Польше. Фото: из личного архива

Елене Смолдаревой — 40 лет. В Вооруженных силах Беларуси она отработала 16,5 лет, а 17 августа 2020 года подала рапорт об увольнении. Написала в документе, что «выбирает народ».

В армию Елена пришла в 2004 году. Муж в то время уже был военнослужащим.

Они познакомились более 20 лет назад в Порозово в Гродненской области, где Елена на тот момент проживала, а муж проходил службу. Через какое-то время супруги перебрались в Гродно. Елена служила в 74-м отдельном полку связи Западного оперативного командования, а затем — в 1-м зенитном ракетном полку Гродненского гарнизона. В семье родились пять детей: Генрих, Екатерина, Себастьян, Фабиан и Милена.

 — У Генриха было ДЦП. К сожалению, мой старший ребенок умер почти четыре года назад. Ему было 17 лет, — говорит Елена.

Уходила со службы гродненка в звании «прапорщик», тогда она работала начальником склада.

Фото: скрин с видео
Фото: скрин с видео

«Идеологи в части продолжали говорить, что на улицы вышли проплаченные люди»

Вспоминая события 2020 года, рассказывает, как сразу после выборов пошла на главную площадь города.

 — Я тогда оказалась в компании двух парней и двух девушек. Мы не были знакомы. И когда начались задержания, нас тоже схватили. Они меня как-то смогли оттащить от силовиков, и мы побежали. Все происходящее после выборов я видела; а наши идеологи в части продолжали говорить, что на улицы вышли проплаченные люди, алкоголики, наркоманы. Но я сама стояла в цепях солидарности вместе с другими девушками. Ходила на митинги. К тому времени нам было запрещено выходить в форме в город. Считалось, на нас могут могут наброситься люди. В части шла пропаганда о том, что бело-красно-белый флаг — фашистский, показывались фильмы с революциями, которые проходили в разных странах. Перед выборами к нам приезжал полковник из Минска и рассказывал, что в стране жить хорошо и надо проголосовать за действующую власть. В какой-то момент собрали совещание, и наш командир сказал, что кто против нашей госполитики, может написать рапорт. И я написала. Это было 17 августа 2020 года. Там было написано: «Прошу уволить меня из Вооруженных сил Республики Беларусь, так как передо мной возник выбор. Я выбрала народ». Рапорт приняли, но руководство, конечно, было в шоке. Началось давление, просили переписать его; потом вызывали в Минск разговаривать, предлагали куда-то перевести, но я ни на что не соглашалась.

После увольнения Елене надо было вернуть контрактные, около 6 тыс. белорусских рублей.

С помощью фондов это удалось сделать, но через какое-то время она узнала, что внесена в базу должников и на нее могут подать в суд.

 — То есть деньги надо было отдавать снова. Все оплаченное было аннулировано, хотя на руках у меня были подтверждающие оплату документы.

Елена рассказывала Юрию Дудю, что примерно в это же время ее ребенок нарисовал в школе бело-красно-белый флаг. Начались проверки; в семью пришли соцслужбы.

 — Я им тогда сказала: «Вы меня сами наградили Орденом матери, у нас все было хорошо, а сейчас ищете что-то плохое».

Фото: belsat.eu
Тот самый рапорт. Фото: belsat.eu

Развитие ситуации Елена решила не ждать, хоть в планах было открыть в Гродно массажный кабинет, и уехать вместе с детьми в Польшу. Собрались за два дня; ехали на маршрутке ночью в выходные.

Елена говорит, что во внутреннюю базу Министерства обороны, как невыездная, она уже была внесена, а в общую на тот момент — нет.

 — Да, сначала было страшно. Я не знала, что будет дальше. Я была с детьми в новой стране. Конечно, легче когда едешь один, не надо думать, например, про адаптацию деток. Но у меня не стоял такой выбор: забирать детей или нет. Я знала, что они поедут со мной. Кстати, адаптация у них прошла достаточно быстро. Сейчас они ходят в школу, старшая дочь — в университет. Младшие посещают кружки. У них вообще все так плотно и насыщенно, что, может, они бы и хотели какой-то час поиграть на компьютере, но иногда на это просто нет времени.

 — А старшая дочь поддерживала вас в решении уехать?

 — Да, поддерживала. И на этапе сборов, и перед отъездом, и когда мы сюда приехали. Без нее мне было бы сложнее. Она какие-то обязанности взяла на себя. И, конечно, когда есть возможность сесть просто за чашкой кофе с родным человеком и что-то с ним обсудить — это всегда легче. Потому что здесь ты, конечно, лишен своего привычного комфорта; ты находишься вдали от своих близких. Но как бы то ни было тяжело, я понимаю, что уехать — это было правильное решение.

Политика разделила семью на два лагеря

 — Вы упоминали, что ваш муж вас не поддержал…

 — Да, у нас сейчас нет контакта. Он служит в армии дальше. И живет, как мне кажется, в своем мире. Для него, наверное, заграница — это какие-то вражеские элементы. Я не могу свои мысли направить ему и не хочу вникать в его мир. У нас пошло [на фоне политики] разногласие. Я знаю, что есть очень много семей, где политика разделила их на два лагеря. Когда я написала свой рапорт, он был, конечно, в шоке. С ним я по этому поводу тогда не советовалась. Но он сделал свой выбор, я — свой.

Сейчас Елена ходит на акции, которые проводит местная белорусская диаспора. Работает массажистом.

Фото: из личного архива
На одной из акций в Польше. Фото: из личного архива

 — Здесь большая, хорошая диаспора. Вокруг нас много людей, которые нам помогли после приезда. Считаю, что бы ни происходило в Беларуси, диаспора должна показывать остальному миру, что это все незаконно.

—  Не боитесь, что после фильма Юрия Дудя будет хейт или в отношении вас возбудят уголовное дело?

 — Как мне известно, на меня уже завели какое-то уголовное дело. Во всяком случае, меня разыскивали силовики после моих небольших акций тут. Что касается хейта, то после выхода интервью со мной у журналиста Руслана Кулевича были разные комментарии. Например, что я что-то украла со склада. Меня мало это трогает. Недавно прочитала в одном из провластных телеграм-каналов, что, мол, мы тут туалеты за польскими панами моем. Это все смешно выглядит. Здесь очень много возможностей. Открытые люди, открытое государство. Здесь можно высказывать свои мысли  и не бояться, что за тобой или за твоими близкими придут. Я понимаю, что в Беларуси даже после ухода Лукашенко может остаться такая же система. И нам туда возвращаться в таком случае не стоит — на каждого может быть заведено уголовное дело. Поэтому в планах — ставить в новой стране цели и достигать их.

— Не жалеете, что так все получилось?

 — Нет. Если была бы возможность вернуть время назад, я бы сделала все тоже самое. Жалею только о том, что я все свои молодые годы отдала не в том направлении и служила не с теми людьми.