Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  2. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  3. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  4. Власти готовятся к наступлению российских войск на Украину? Юрист прокомментировал, о чем говорят новые дополнения в Уголовный кодекс
  5. «Нет никакой политики». Министр образования объяснил, что нужно сделать частным школам, чтобы продолжить работу в Беларуси
  6. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  7. Путин заявил, что угроза ядерной войны в мире нарастает, но «Россия исходит из концепции ответно-встречного удара»
  8. Помните мальчика-героя Рому, который вынес из огня брата? У его семьи снова сгорел дом
  9. Получивший оперный «Оскар» белорусский дирижер — об отъезде из России, увольнении из Минска в 2020-м и работе в Одессе во время войны
  10. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  11. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  12. Шойгу назвал цифру потерь украинской армии в ноябре и заявил о захвате шести населенных пунктов на Донбассе
  13. Удары по тыловым российским аэродромам и более 60 сбитых ракет из 70 выпущенных по Украине. Главное из сводок штабов
  14. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  15. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
  16. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  17. «Русские не отчаиваются — самогон у местных покупают». Поговорили с жительницей оккупированного Бердянска — о военных РФ и ожидании ВСУ
  18. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  19. Мария Колесникова рассказала, что в больницу ее привезли с перитонитом
  20. «Многодетные и люди в погонах — это наши первоочередники, даже сверхпервоочередники». Лукашенко собрал совещание по жилью для военных
  21. Продажи почти всех брендов автомобилей в Беларуси стремятся к нулю. Лишь у одного производителя — резкий рост
  22. Путин: Только половина мобилизованных находятся в зоне «СВО». Разговоры о дополнительной мобилизации не имеют смысла
  23. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  24. «Я думал — это же земляки, белорусы, как они могут быть такими?» Монологи бывших политзаключенных о том, как людей «лечат» за решеткой


В августе прошлого года Генпрокуратура сообщила, что с выпускников Брестской области, которые не отработали распределение, за 7 месяцев 2021-го взыскали более 483 тысяч рублей. В Банке судебных решений «кейсы», где парням и девушкам, которые не доехали до первого места работы, «прилетают» иски от альма-матер, встречаются нередко. В итоге с дипломом выпускники получат немалый долг. О том, каково это начинать жизнь, когда нужно столько выплачивать, должники рассказали блогу «Отражение».

Счет в 70 тысяч рублей воспринял с «улыбкой безумца»

Учиться в Военной академии Максим (имя изменено) хотел по многим причинам. Было понимание, что армия — гарант стабильности. Это, говорит, идеальный вариант для тех, кто «не очень амбициозен и толком не понимает, чего хочет от жизни». Во время службы, рассуждает, человеку показали, что он должен делать, и тот выполняет свой фронт работы.

— В то же время служба дает хорошую зарплату, льготы на квартиру, — называет армейские бонусы собеседник. — Да и при поступлении на некоторые специальности хватает невысокого балла.

К третьему курсу молодой человек в будущей профессии разочаровался — и решил забрать документы. Через три месяца, рассказывает, ему по месту прописки пришло письмо из академии. Там по годам расписано, за что и сколько он должен. В общей сложности это более 70 тыс. рублей. На вопрос, почему так много, отвечает: он жил в общежитии казарменного типа, его, как и других курсантов, одевали, трижды в день кормили. Да и стипендия, не отрицает, была неплохая.

— Как восприняли такой счет?

— С улыбкой безумца, который понимал, что ему терять нечего, — честно признается Максим. — Но еще до отчисления я услышал хорошую фразу: жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на то, что не нравится. Цена бездействия больше, чем цена ошибки. Я разочаровался в профессии военного. Решил рискнуть и что-то поменять в своей жизни.

Родители Максима, вспоминает собеседник, переживали из-за ситуации больше, чем он. Когда отчислялся, говорит, они интересовались: «Какие у тебя планы?» Сын пояснил: идти в гражданский вуз. Свое слово он сдержал. Сейчас Максим — студент.

— Сразу они часто спрашивали: уверен ли я в своем решении, а когда увидели, что поступил, а значит, не собираюсь без дела шататься по Минску, у них появилось доверие ко мне, — рассказывает собеседник. — Они успокоились и теперь лишь периодически спрашивают, что я дальше планирую.

Какие у Максима планы? Скоро у него суд.

— Я жду заседания и пока ничего не плачу, — описывает ситуацию собеседник. — А дальше нужно будет решать, как быть. Скорее всего, придется искать работу. Возможно, понадобится оставить университет, ведь совмещать довольно сложно.

По словам молодого человека, он уже записался на несколько собеседований. Из той информации, которую он узнал, обязанности куда-то устраиваться у него нет. Главное, после процесса постоянно делать какие-то выплаты по долгу.

— В случае, если я найду работу, то на оплату счета у меня могут вычитать до 50 процентов от зарплаты плюс 15 процентов на выплату госпошлины, — говорит собеседник. — Возможно, если мне не запретят выезжать из страны, устроюсь водителем-экспедитором. А нет — пойду разнорабочим.

Еще один вариант, отмечает Максим, начать служить по контракту. Например, в милиции. Эта работа, говорит собеседник, ему ближе, чем армия.

— В основном так поступали все ребята, которые уходили из академии и с которыми я общался. Пока служишь, долг «замораживается», — делится наблюдениями молодой человек. — А дальше за время службы парни стараются поступить на «заочку», получить «вышку» и звание офицера. Затем они продолжают работать в системе — и уже не выплачивали долг.

— Максим, не могу не уточнить. В глазах многих белорусов идти на службу в милицию после событий последних лет — спорное решение. Произошедшее после выборов 2020-го не сказывается на вашей мотивации?

— От событий августа я полностью абстрагирован. Одна из причин в том, что в свое время меня тоже обвиняли в избиениях на Окрестина. Якобы меня лично там видели. «Слили» мои данные в один из телеграм-каналов. Причем не только мои, но и моих знакомых по учебе. Хотя мы в это время уже неделю как были в лесу на практических занятиях. После этого я сделал для себя вывод, что правильной стороны нет, и решил ни одну из сторон не занимать.

— Вернемся к теме долга. Если долг все-таки придется платить, считали, как надолго это растянется?

— Думаю, лет 10−15, — отвечает собеседник. — Но в то же время нужно понимать, никто не заставляет меня выплачивать какие-то конкретные суммы. Да и инфляцию никто не отменял, — отвечает Максим.

«Лучше выплатить и не волноваться»

Сергей (имя изменено) — программист. Молодой человек заканчивал БГУ и два года магистратуры. Учился на бюджете и по распределению попал в одну из IT-компаний. Там он успел отработать год, а дальше планы поменялись.

Фото: bsu.by
Фото: bsu.by

— Я был наблюдателем на выборах. Весной — летом 2021-го, когда стали задерживать журналистов, а потом закрывать НГО, подумал: тучи сгущаются — и лучше бы из Беларуси уехать, — рассказывает Сергей. — Меня никто не трогал, но я стал искать работу за границей — и нашел. По условиям она оказалась лучше моей прежней, поэтому, несмотря на то, что за мной оставался еще год отработки, я решил переехать.

Тут же стал вопрос о выплатах за учебу. Сергей говорит, что не хотел иметь дел с судами и чтобы после его отъезда родителей дергали судебные приставы, поэтому определился: деньги вузу он вернет до релокации.

— Я пошел в БГУ, сообщил, что с такого-то числа хочу закончить отработку, и попросил посчитать, сколько мне это будет стоить. Через неделю мне вручили бумагу. На ней был указан счет, куда следовало перевести деньги, и сумма — в пересчете на доллары это 7 500, — описывает ситуацию собеседник. — После оплаты в вузе мне выдали справку, что я за все рассчитался, и на работе меня уволили по соглашению сторон.

— Какой была ваша реакция, когда увидели, сколько должны за учебу?

— Ощущения — огонь. Я прошел все стадии: от отрицания до принятия. Конечно, у меня был вопрос: за что так много, — говорит Сергей. — Но все же лучше выплатить и не волноваться.

— Платили сами или родители помогали?

— Сам, на это ушли почти все сбережения, которые я начал откладывать еще до того, как поступил в университет.

Что говорит закон?

По словам юриста Кристины Рихтер, человек, на котором «висит» долг за учебу, не обязан устраиваться на работу. Все, что от него требуется, — вернуть деньги, что затратило государство на его образование. А то, как он это сделает, — его личное дело.

— В случаях, если студент не является на распределение (а для курсантов военных вузов еще и в случае отчисления или нежелания продолжать учебу. — Прим. Zerkalo.io), у него есть полгода на добровольное погашение задолженности за учебу. Если за это время он с вузом не рассчитался, учебное заведение подает на него в суд, — поясняет Кристина Рихтер. — По итогу процесса в судебном решении указывает срок, в течение которого бывший студент может произвести добровольные выплаты. Обычно это не больше месяца. Если за данное время ничего не происходит, вуз пишет заявление в отдел принудительного исполнения.

Возбуждается исполнительное производство, и в дело вступает судебный исполнитель. Его задача — принудительно взыскать деньги с должника. И тут он может использовать различные способы. Например, написать запрос на списание средств с банковских и даже мобильных счетов человека или арестовать имущество. Таким имуществом, кстати, может оказаться что угодно: квартира, машина, ноутбук. Их продадут, а деньги пойдут в счет погашения долга.

Кроме того, судебный исполнитель может блокировать должнику мобильную связь, запрещать выезд за границу, ограничивать право управления транспортным средством.

— К тому же, если человек официально трудоустроен, судебный исполнитель направляет исполнительный лист к нему на работу. В итоге из зарплаты экс-студента будут вычитать определенную сумму, — поясняет юрист. — Максимум это 50% от заработной платы и других доходов после того, как удержаны налоги и обязательные страховые взносы.

Кстати, если с человеком работает судебный исполнитель, сумма и без того крупного долга увеличивается на 10%. Это деньги, которые берут исполнители за свою работу.

— Как долго можно выплачивать деньги за образование? Год? Десять лет?

— Все зависит от того, насколько у человека крепкие нервы, — шутит Кристина Рихтер. — Должнику нужно постоянно сталкиваться с судебными исполнителями. Как по мне, это незавидная судьба, ведь в любой момент ты можешь попасть под ограничения выезда или остаться без мобильной связи. Это весьма неприятные вещи, которые психологически воздействуют на человека.

— А что будет с теми, кто, несмотря на все старания судебных исполнителей, отказывается платить?

— В конечном итоге долг останется висеть до его полного погашения.