Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Супероружие или экипаж «проспал»? Рассказываем об украинской ракете, которой уничтожили крейсер «Москва»
  2. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  3. Двух белорусов из ЧВК Вагнера подозревают в военных преступлениях под Киевом. Один из них был героем публикации TUT.BY
  4. «Путин поднял ставки. Есть шанс, что кто-то эту ставку побьет». Поговорили с Чичваркиным про «Евросеть», Беларусь и войну
  5. Противник переместил дивизион «Искандер-М» в Брестскую область. Главное из сводок штабов на 90-й день войны
  6. «Медуза»: вместе с референдумами в самопровозглашенных ЛДНР может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией в Беларуси
  7. В Беларуси упала средняя зарплата
  8. Белорусы из ЧВК Вагнера в Украине, гибель российского генерала, как сейчас выглядит «Азовсталь». Девяностый день войны
  9. C 25 мая водителей будут штрафовать за невключенный свет фар
  10. Ракетные удары по Запорожью и Кривому Рогу. Девяносто первый день войны в Украине
  11. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня
  12. КГБ зачислил в «террористы» Марию Колесникову, Максима Знака и еще 13 осужденных
  13. Банки вводят очередные изменения. Среди них есть и валютные новшества
  14. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  15. «Путин порядок наведет». Рассказываем, что жители белорусского приграничья думают о войне в Украине и роли нашей страны в ней
  16. «Мы должны готовиться к войне». Большое интервью с паралимпийцем Талаем, который поддерживает Лукашенко и «спецоперацию» в Украине
  17. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  18. В Минском районе семья попала под электропоезд. Погибли беременная мать, отец и годовалый малыш
  19. Проиграв в войне с Украиной, Россия распадется? Рассказываем, какие регионы этой страны могли бы захотеть независимости
  20. В Техасе произошла стрельба в начальной школе: погибли 19 детей и двое взрослых
  21. Под российским контролем находится 90% Луганской области. Главное из сводок штабов на 91-й день войны
  22. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать


Недавно в эфире стрима «Главный. Тур» политический обозреватель Агентства теленовостей Мария Петрашко, рассуждая о неспокойной ситуации в регионе, заявила: «Война в какой-то степени нужна, [чтобы] стабилизировать на какое-то время накаляющуюся ситуацию в мире. История циклична, и периодически такие конфликты возникают, в том числе для дальнейшей стабилизации». А ее коллега с СТВ Алена Родовская сказала: «Великобритания и весь Запад знают, что спровоцировать Беларусь на военные действия можно» и призналась в готовности к тому, что ее сын пойдет воевать. О том, зачем делаются такие заявления, много ли их стало в госСМИ и как они влияют на зрителей, Zerkalo.io поговорило с медиаэкспертом Павлюком Быковским.

Из этических соображений мы не дублируем сюжеты с участием Марии Петрашко и Алены Родовской. Посмотреть их можно здесь и здесь.

По наблюдениям Павлюка Быковского, публикации, с помощью которых происходят манипуляции, связанные с милитаризацией сознания, стали активно появляться в госСМИ с осени 2021-го. Сейчас их интенсивность усилилась. Причин, говорит эксперт, тут две: объективная и субъективная. Но прежде чем о них говорить, поясним, что такое милитаризация сознания.

Автор классического труда «История милитаризма» Альфред Вагтс пишет: «Гражданский милитаризм следует определить как безоговорочное принятие военных ценностей, манер, принципов и отношений. Приоритет отдается военным соображениям перед всеми другими. Героическое обнаруживается преимущественно в военной службе и в военных действиях, в подготовке к которым и состоит главный интерес государства и для которых должны расходоваться главные ресурсы».

А теперь вернемся к причинам.

— Объективная заключается в том, что об угрозе региональной войны и масштабной агрессии России в адрес Украины сейчас говорят многие эксперты. Эти темы присутствуют в западных СМИ и не являются выдуманной историей для белорусской пропаганды, — объясняет Павлюк Быковский. — В итоге у пропагандистов появилась возможность заявлять о конкретных действиях: о наших танках, о сыновьях, которые пойдут защищать родину. Это то, что должно в большей степени затрагивать аудиторию, ведь своя рубашка ближе к телу.

Вторая причина — субъективная.

— В условиях непопулярности и спорной законности у белорусского правящего режима появилась возможность приобрести легитимность и выставить ситуацию так, что именно он является единственной опорой и защитой населения от внешних угроз. Это может помочь власти сделать так, чтобы люди приняли ее существование. К тому же, это дает обоснование, что «беглые» являются коллаборантами и работают на агрессора, который пытается ворваться на нашу землю и навести тут свои порядки, — поясняет Павлюк Быковский. — Теперь, когда у нас пройдут учения, когда все обсуждают: «Будет ли война?», картина возможной внешней угрозы, которую хотят создать для аудитории, становится более жизнеспособной, чем, например, в августе 2020-го. Тогда, выступая на митингах, Александр Лукашенко тоже рассказывал о возможном нападении. Но говорить об угрозе региональной войны в тот период оснований не было, поэтому публикации на эту тему были краткосрочны.

— Насколько тактичны заявления вроде «война в какой-то степени нужна» для ведущих и политобозревателей?

— Если исходить с точки зрения свободы слова, то иметь мнение никто не запрещает. В книгах вы найдете немало высказываний мыслителей, которые говорят: война хороша тем, что решает экономические проблемы. Люди, которые такое пишут, имеют академические звания и пользуются почетом, — отвечает эксперт. — С другой стороны, свобода слова ограничена нормами закона и национальной безопасности. Соответственно, такого рода высказывания должны быть порицаемы или наказуемы. В нашем уголовном кодексе есть статьи за разжигание розни и пропаганду войны (ст. 130 и 123 УК РБ. — Прим. Zerkalo.io).

— На кого рассчитаны такие высказывания?

— Милитаризация сознания дает несколько эффектов. Один из них в том, что парламентаризм, права человека становятся не ценными. Важна лишь защита территории и государства. Соответственно, во главе угла становится принятие указаний, исходящих из центра. Подобные приемы создаются для того, чтобы люди не могли спорить, а принимали, например, что власть сохраняется в руках Лукашенко. И думали: по-другому поступить нельзя, ведь на кону угроза войны, — рассуждает эксперт. — Всегда, когда есть угрозы национальной безопасности, с рациональным мышлением включается иррациональное. Люди ищут спасения и готовы отказаться от определенных своих прав. Такого рода ситуацию пытаются создать в Беларуси, но я не уверен, что это в полной мере работоспособно.

— Почему?

— Пропаганда у нас не тотальна, как, например, была в Советском Союзе или нацистской Германии.

— Подобные видео по-разному влияют на сторонников Александра Лукашенко и тех, кто поддерживает протест?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно провести исследования. Их нет, поэтому я могу лишь высказать свою гипотезу. Сторонники протеста, скорее всего, подобные ролики вообще не смотрят. С информацией из сюжетов они могут столкнуться только в качестве эха сообщений СМИ, а также в виде аргументов из уст друзей или родных, которые являются сторонниками власти. Тех, кто за перемены, вероятнее всего удивит, что кто-то говорит такими клише и ставит такие проблемы, — рассуждает эксперт. — С другой стороны, есть аудитория телеканалов, которая им доверяет. Возможно, она не очень большая и укладывается в количество людей, поддерживающих Лукашенко. Этим людям, поскольку они сталкиваются с представителями альтернативной точки зрения, нужна подпитка, аргументы. Таким образом через видео они получают «оружие», которое могут использовать. Так подобные аргументы расходятся по обществу и иногда работают.

Хотя я не уверен, что кто-то готов повторить за Родовской, что якобы Запад собирается давить Беларусь не танками, а ЛГБТ и НКО. Хотя, возможно, я просто не знаю о ситуациях, где такие высказывания могут получить поддержку. Мне кажется, танки являются большим раздражителем, чем какие-то некоммерческие организации.

— А как такая информация влияет на людей, которые не имеют определенной политической позиции?

— Сомневающихся такие видео могут частично убеждать [поддерживать власть].

— Как подобные сюжеты влияют на сознание людей?

— По-разному, но есть общий эффект наведенной тревожности. Кто-то, например, будет покупать гречку, кто-то задумается, стоит ли мне во что-то вкладываться или лучше снять деньги со счета. В общем, эффектов много и работают они не всегда рационально. Например, люди покупают доллары не тогда, когда это выгодно, а когда доллар дорожает.

— Могут ли такие видео мотивировать человека взяться за оружие?

— Полностью эффект, который дает такая пропаганда, просчитать невозможно. Наверное, какие-то люди будут таким образом мотивированы, но двух видео явно недостаточно. Пропаганда работает тогда, когда она повторяется, когда она массированная, — говорит эксперт и отмечает. — Однако ситуации, когда «Радио тысячи холмов» спровоцировало межнациональную резню [в Руанде], сейчас не возникнет. Для этого нет причин.

— Объясните?

— У пользователей есть альтернативные источники информации, — заявляет эксперт. — К тому же, у людей разные источники дохода, а не один и связанный только с государством.

— Как подобные видео уживаются с главным принципом многих белорусов: «лишь бы не было войны»?

— Возможность войны в данном случае преподносится как защита, — поясняет собеседник. — К тому же, если послевоенное поколение всерьез «выкладывало» на одну чашу весов какое-то событие, а на вторую — «лишь бы не было войны», и второе всегда перевешивало, то сейчас к этому есть вопросы. Иначе как объяснить фразы: «Спасибо деду за победу» или «Можем повторить»? Пусть и с кремлевской подачи, но в Беларуси они тоже сильно распространены. Получается реваншистские заявления идут против ценностей мира, которые присутствуют в массе белорусов. Как мне кажется (хотя это нельзя проверить свежими социологическими опросами), раскол в нашем обществе происходит не только по отношению к правящему режиму, а также по тому, какие методы можно использовать: толерантные, мирные или нет, — отмечает Павлюк Быковский и затрагивает еще один момент. — К тому же, если, несмотря на радикальные и силовые методы, которыми власть была удержана после 2020 года, [часть людей] ее поддерживает, это показывает, что белорусы не такие мирные люди, как написано в гимне.