Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  2. Подготовка к насильственной мобилизации военнопленных и изменения в Минобороны. Главное из сводок штабов на 214-й день войны
  3. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  4. «Украина платит кровью за то, что ее политиканы забыли об историческом братстве трех народов». Что сказал Макей на Генассамблее ООН?
  5. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  6. Глава МИД Эстонии о сокращении штата посольства в Минске: Такая реакция еще больше показывает преступное лицо режима
  7. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко
  8. «Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал». Что говорят белорусы с российским паспортом, которых могут призвать на войну
  9. Бабьего лета в ближайшее время не будет
  10. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  11. СК: после ЧП в Dana Mall за медпомощью обратились пятеро детей
  12. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  13. Атаки российской армии и до «300 ликвидированных иностранных наемников». Главное из сводок штабов на 213-й день войны
  14. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  15. «Несанкционированное массовое мероприятие». Силовики задержали организатора встречи с Миланой Хаметовой в Dana Mall
  16. Один из самолетов Лукашенко направился в Сочи


Российская Госдума 15 февраля направила президенту страны обращение, в котором заявила о необходимости признания самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР). В случае одобрения этой идеи Путиным и ее последующей реализации Россия де-факто выйдет из Минских соглашений, заключенных в столице Беларуси в 2014—2015 годах. В свою очередь украинские политики также начали говорить о возможности выхода из Минского процесса: об этом заявляли как депутаты, так и бывший президент страны Петр Порошенко, при котором договоренности и были подписаны. Zerkalo.io вспоминает, какова суть этих документов и как с их помощью планировали разрешить конфликт на Донбассе.

Фото: kremlin.ru
Президент России Владимир Путин. Фото: kremlin.ru

Предыстория: что случилось на Донбассе

В конце 2013-го года в Украине начался Евромайдан: недовольные решением о приостановке интеграции с ЕС граждане вышли на улицы Киева с протестами. После силового разгона палаточного городка на Майдане акции протеста стали гораздо более массовыми и часто переходили в стычки с силовиками. Попытки властей ограничить возможность собраний законодательно привели лишь к обострению кризиса и радикализации протеста: участники начали использовать оружие, появились первые жертвы. В ряде регионов протестующие перешли к захвату административных зданий.

В феврале 2014-го президент Виктор Янукович после переговоров с оппозицией пошел на уступки: законы об ужесточении ответственности за протесты отменили, а участников митингов амнистировали. Позже Янукович также согласился на возвращение Украины к Конституции 2004 года и возврат к парламентско-президентскому правлению, новые выборы президента и расследование фактов насилия над протестующими. Однако 21 февраля политик покинул Киев, а на следующий день в интервью заявил, что не собирается подписывать соответствующие решения Верховной Рады. В свою очередь, парламент заявил, что Янукович самоустранился от управления страной и назначил дату новых выборов президента, в Украине сформировали временное правительство.

В то время как центральные и западные органы местного самоуправления в основном поддержали Майдан, на юге и востоке позиция местных властей зачастую была иной. Решение нового правительства о продолжении евроинтеграции не всегда находило поддержку у местных элит и населения, в крупных городах региона проходили акции протеста с зеркально противоположными Евромайдану требованиями. Некоторые активисты выступали с пророссийскими лозунгами, требуя присоединения восточных регионов Украины к России по «крымскому сценарию» (полуостров фактически был занят российскими войсками в конце февраля — первой половине марта, 18 марта был включен в состав РФ).

Вдохновленные примером Крыма активисты в начале апреля провели попытки захвата административных зданий в центральных городах областей. В Харькове, Донецке и Луганске они увенчались успехом, в двух первых городах активисты провозгласили «народные республики». Однако в Харькове уже через считанные часы здание областной администрации взял штурмом украинский спецназ, в Донецке и Луганске с протестующими начали переговоры. Чуть позже несколько десятков человек также захватили административные здания в городе Славянск, недалеко от Донецка. Киевские власти считают, что события того периода были срежиссированы российскими спецслужбами, последние эти обвинения отвергают, утверждая, что инициатива принадлежала местным жителям.

В середине апреля киевские власти направили в Славянск антитеррористическое подразделение Службы безопасности Украины (аналог белорусского КГБ), те попали под обстрел вооруженных сторонников ДНР. В ответ киевские власти приняли решение «О неотложных мероприятиях относительно преодоления террористической угрозы и сохранения территориальной целостности Украины», после чего на территории Харьковской, Донецкой и Луганской областей началась антитеррористическая операция (АТО) при участии армии. В конце месяца о создании «народной республики» заявил Луганск.

Бойцы батальона «Донбасс» в зоне боевых действий. Фото: wikipedia.org
Бойцы батальона «Донбасс» в зоне боевых действий. Фото: wikipedia.org

В мае в обеих «народных республиках» прошли референдумы о самоопределении, по официальным результатам обоих плебисцитов большинство населения областей (89% проголосовавших в ДНР и 96% — в ЛНР при явке в обоих случаях в 75%) проголосовало за независимость регионов. Власти объявили о независимости, выразили желание вступить в состав России и провозгласили о создании общей конфедерации под названием «Новороссия».

После избрания президентом Петра Порошенко Киев начал масштабное наступление на вооруженные формирования на востоке страны. В июне под контроль сил АТО перешли Славянск, Краматорск, Мариуполь, Северодонецк и Лисичанск. Порошенко заявлял, что вскоре будут взяты Донецк и Луганск.

В июле над Донбассом сбили пассажирский лайнер Malaysia Airlines, следовавший из Амстердама в Куала-Лумпур. Стороны взаимно обвинили друг друга (позже Международная следственная группа пришла к выводу, что самолет сбили из зенитно-ракетного комплекса «Бук», прибывшего на Донбасс из России и бывшего под контролем сепаратистов, Россия с этим не согласна).

В августе 2014-го силы АТО потерпели крупное поражение под Иловайском. Украинская сторона обвинила в участии в конфликте российские регулярные войска, перешедшие границу, РФ привычно отвергла обвинения. Луганская и Донецкая «народные республики» вновь перешли в наступление. К началу сентября линия фронта относительно стабилизировалась.

Далее конфликт то разгорался, то затухал (из крупных столкновений можно выделить бои за Донецкий аэропорт и город Дебальцево), однако конечных целей ни одна из сторон не смогла достичь. ДНР и ЛНР не смогли взять под контроль всю территорию Донецкой и Луганской областей, суверенитет над которыми они закрепили в своих Конституциях. Силы АТО не вернули контроль над границей с Россией и главными городами ДНР и ЛНР. Что касается восприятия конфликта, то украинская сторона считала его инспирированным Россией и называла ее прямым участником конфликта. В свою очередь, в России, а также сами ДНР и ЛНР настаивали, что проблема Донбасса — исключительно внутренняя, и жители этих регионов по собственной инициативе противостоят киевским властям.

Инфографика: Русская служба «Би-Би-Си»
Инфографика: Русская служба BBC

Минские соглашения: как Беларусь стала главным миротворцем

Еще в июле 2014-го Минск был предложен в качестве площадки для проведения переговоров по урегулированию конфликта на Донбассе между Россией, Украиной и ОБСЕ. Беларуси такие переговоры были выгодны для поддержания имиджа миротворца и «донора стабильности» в регионе. Правда, о прекращении огня украинская сторона изначально речи не вела — на тот момент вполне реальной выглядела итоговая победа АТО. Вести разговор предлагалось об освобождении заложников, которых удерживали сепаратисты, а также о допуске международных экспертов к месту крушения лайнера Malaysia Airlines.

В целом Беларусь действительно выглядела в конфликте нейтральной стороной — Александр Лукашенко заявлял о поддержке территориальной целостности Украины и готовности оказать всяческую поддержку. Не была однозначной и позиция властей Беларуси по Крыму. В целом страна, казалось, была настроена по отношению к новым властям в Киеве дружественно, не разрывая при этом связей с Россией, а потому выбор Минска для переговоров казался вполне логичным.

Однако после начала контрнаступления ДНР и ЛНР под Иловайском, осложнившего положение дел для Украины, Киев решился на переговоры о прекращении огня и принципиальном мирном разрешении конфликта.

5 сентября 2014-го в минском «Президент-отеле» был подписан Минский протокол (его еще называют первыми Минскими соглашениями). В документе изложена механика разрешения конфликта на Донбассе. Его подписывали пятеро представителей трехсторонней контактной группы:

  • от Украины — второй президент Леонид Кучма, получивший мандат от правительства;
  • от России — посол в Украине Михаил Зурабов;
  • от ОБСЕ — посол Хайди Тальявини;
  • от ДНР — глава самопровозглашенной республики Александр Захарченко;
  • от ЛНР — глава самопровозглашенной республики Игорь Плотницкий.

Если кратко, алгоритм решений выглядел следующим образом (позднее он перекочует и во вторые Минские соглашения):

  1. Обе стороны должны были немедленно прекратить огонь и допустить в зону АТО экспертов ОБСЕ для проверки соблюдения режима неприменения оружия, а также направить сотрудников ОБСЕ на российско-украинскую границу для создания зоны безопасности;
  2. Обе стороны должны были немедленно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц;
  3. ДНР и ЛНР предписывалось расформировать или вывести с территории Украины незаконные вооруженные формирования, военную технику, боевиков и наемников;
  4. Украина обязалась провести децентрализацию власти в стране, приняв отдельный закон, который кратко называют «законом об особом статусе Донбасса», а затем провести досрочные местные выборы в этих регионах и «продолжить инклюзивный общенациональный диалог»;
  5. Украине предписывалось отказаться от преследования и наказания участников протестов и вооруженного сопротивления в Луганской и Донецкой областях;
  6. Украина должна была принять меры по улучшению гуманитарной ситуации на Донбассе, подготовить программу экономического возрождения и восстановления жизнедеятельности региона.

Контактная группа продолжила работать в Минске для разработки конкретных мер по реализации протокола. Однако по факту документ так и не начал действовать. Режим прекращения огня постоянно нарушался: в течение нескольких месяцев после объявления о перемирии в зоне конфликта, по данным ООН, погибло около тысячи человек. Бои затихли только к декабрю, однако в январе 2015-го разгорелись с новой силой. Миссия ОБСЕ не получила полноценного доступа к границе России и Украины. Проект восстановления Донбасса официальный Киев также не разработал, вместо этого Нацбанк перестал обслуживать население и юрлица в зоне АТО, было ограничено и транспортное сообщение с непризнанными республиками.

К концу января представители ДНР де-факто объявили о выходе из подписанного в Минске перемирия из-за продолжающихся обстрелов (при этом свою территорию в этот период расширяли как раз ДНР и ЛНР). Стало очевидно, что для заключения мира нужны новые переговоры.

Они состоялись в Беларуси ночью с 11 на 12 февраля и стали дипломатическим триумфом в первую очередь для Минска — в нашу столицу приехали лидеры «нормандской четверки»: президент Украины Петр Порошенко, президент России Владимир Путин, президент Франции Франсуа Олланд и канцлер Германии Ангела Меркель. На заключительном этапе к ним присоединилась Хайди Тальявини. Также участие во встрече принимали другие представители четырех государств — министры иностранных дел, пресс-секретари. Гостей во Дворце независимости принимал Александр Лукашенко.

Фото: Reuters
Переговоры «нормандской четверки» в Минске. Фото: Reuters

Сами переговоры длились 16 часов — всю ночь. Утром вышедший к прессе Владимир Путин объявил, что соглашение все же достигнуто, а большую продолжительность объяснил нежеланием украинской стороны идти на прямой контакт с представителями ДНР и ЛНР. (Украина, в свою очередь, объясняла это тем, что не считает их самостоятельными фигурами). Итогом встречи стало согласование «нормандской четверкой» Декларации в поддержку Комплекса мер по выполнению Минских соглашений, а сам комплекс мер 12 февраля подписали все те же пять человек, чьи подписи стояли и под первым Минским протоколом.

Новый документ во многом повторял тот, что был подписан ранее, однако с указанием более конкретных сроков, мероприятий и других параметров. (Например, перечислялось какие именно виды вооружений будут отведены от линии соприкосновения и на какое расстояние, указывался «дедлайн» по принятию «закона об особом статусе Донбасса»). Огонь должен был полностью прекратиться в 00.00 15 февраля.

Из совершенно нового в документе было следующее:

  • требование провести в Украине реформу, итогом которой должно было стать вступление в силу к концу 2015 года новой Конституции, предусматривающей децентрализацию (то есть, предоставление широкой автономии Донецку и Луганску);
  • требование обеспечить доступ нуждающихся к гуманитарной помощи;
  • восстановление Украиной выплаты пенсий и пособий на территории Донбасса, возобновление сбора налогов;
  • восстановление полного контроля Украины над границей с Россией после проведения досрочных местных выборов;

Также документ предполагал постоянную работу трехсторонней контактной группы в Минске для реализации этих самых соглашений. Позднее представители Украины, России, ОБСЕ, ДНР и ЛНР будут встречаться в Минске с высокой периодичностью, а к встречам будут привлекать и других представителей сторон.

Сорванные дедлайны и взаимные обвинения

К сожалению, и новые Минские соглашения конфликт окончательно не разрешили. Столкновения на Донбассе продолжились, пусть и с гораздо меньшей интенсивностью, чем в 2014-м. Основные пункты соглашения за почти семь лет остались нереализованными. Главной проблемой стало взаимное недоверие и обвинения в нарушении договоренностей между сторонами конфликта. Да и сам документ, несмотря на четкие, на первый взгляд, формулировки, стороны трактовали по-разному.

Россия к Минским соглашениям относилась как к дипломатической победе — запланированная документами децентрализация Украины позволила бы увеличить влияние восточной соседки на эту страну, в частности — на ее внешнюю политику. Ведь в унитарном прежде государстве должны были появиться регионы с широкой автономией, ориентированные главным образом как раз на Россию. Вступление Украины в ЕС и НАТО в таком случае значительно бы усложнялось.

Москва постоянно придерживалась точки зрения, что Минский формат — единственный возможный план урегулирования конфликта на Донбассе. Именно она продвигается в публичном пространстве в самой России и российскими политиками на международной арене. При этом во внимание не берется даже некоторое недовольство соглашениями руководства ДНР и ЛНР — ведь если документы действительно будут реализованы, эти образования прекратят свое существование.

Украина относится к соглашениям совершенно иначе. Несмотря на публичные высказывания местных лидеров о том, что они будут делать все для реализации документа, дело пока не особо продвинулось. Среди многих местных аналитиков господствует мнение, что предоставление особого статуса Донбассу может привести к развалу страны. Киев отказывается общаться по вопросам урегулирования напрямую с представителями ДНР и ЛНР, не считая их самостоятельными сторонами конфликта, а лишь представителям оккупационной администрации России, такой же точки зрения придерживается и подавляющая часть украинского общества. Москва же настаивает на обратном. При этом в документе напрямую указано, что Киев должен согласовывать шаги по урегулированию с «представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей», но Украина интерпретирует этот пункт так, что может обсуждать вопросы не с ДНР и ЛНР, а с жителями Донбасса, бежавшими от войны на территорию, подконтрольную государству — и даже ввела таких представителей в переговорную группу по реализации Минских соглашений.

Фото: пресс-служба президента Украины
Президент Украины Владимир Зеленский в зоне АТО. Фото: пресс-служба президента Украины

Принципиальным стало и расхождение по поводу порядка выполнения пунктов соглашений. Украина не собирается проводить какие-либо шаги по изменению собственного законодательства и проведению выборов на Донбассе до полного прекращения огня и предоставления доступа миссии ОБСЕ в зону конфликта. ДНР и ЛНР, в свою очередь, не собираются складывать оружие, пока Украина не начнет выполнять свою часть политических обязательств. Россия же настаивает на одновременном выполнении военных и политических пунктов. При этом РФ предлагает сначала провести в непризнанных республиках выборы, а уже затем передать контроль над территориями Украине — однако это неприемлемо для Киева, который не считает возможным проведение честных и прозрачных выборов на неконтролируемой территории.

Не готова Украина и проводить децентрализацию — по крайней мере, в том виде, который устроил бы Россию. В стране уже несколько лет проходит реформа местной власти, в рамках которых она должна получить больше полномочий и средств. Москва же, вероятно, хотела бы видеть Донецк и Луганск регионами, которые могут в значительной степени контролировать Украину, имея право вето по ключевым вопросам. За время существования ДНР и ЛНР местные жители получили более 700 тыс. российских паспортов — а ведь это будет равнозначно 700 тыс. иностранных граждан на территории будущей единой Украины.

«Ни один регион Украины не получит право вето на какие-либо решения, касающиеся всей страны. Это написано в камне! Таким образом, не будет никакого особого статуса, как это себе представляет Россия, не будет права вето», — заявил совсем недавно глава украинского МИД Дмитрий Кулеба.

Как итог — соглашения буксуют уже семь лет, и ни одна из сторон, как и прежде, не может считать себя удовлетворенной.

Что дальше?

Предложение Госдумы России признать ДНР и ЛНР в случае реализации поставит на Минских соглашениях крест. Ведь, в таком случае, сама Россия обозначит новый статус этих территорий — не «непокорной» части самой Украины, а самостоятельных государств. Потеряет она и собственный статус посредника в переговорах, а если ДНР и ЛНР войдут в состав России, как того и хотели власти республик, или Москва официально введет на их территорию свои войска — страна и вовсе официально станет стороной конфликта. Таким образом, Минские соглашения потеряют свой смысл.

В том, что такое развитие событий выгодно России, есть серьезные сомнения — как мы уже говорили выше, Минские соглашения в Кремле считают дипломатической победой, и вряд ли так просто от нее откажутся. Все эксперты по внешней политике, опрошенные изданием «Медуза», считают, что нынешнее заявление Госдумы — лишь еще один способ давления России на Украину и Запад.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Признания ЛНР и ДНР сейчас не будет. Это просто намек [России Западу и Украине]. Указание на то, что если Минские соглашения не будут выполнены и вся процедура опять завязнет, на крайний случай есть вот такой вариант. Но это абсолютно сейчас не нужно России, потому что это ломает игру. Минские соглашения — это важный момент той большой комбинации, которую Россия проводит, по изменению системы безопасности в Европе. Взять и похоронить Минские соглашения — это контрпродуктивно», — сказал изданию главред журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Эти и другие слова экспертов подтверждаются и мнением Владимира Путина, которое он высказал совсем недавно — несмотря на уклончивую реакцию на само предложение Госдумы о признании ДНР и ЛНР.

«Я считаю, что другой альтернативы [Минским соглашениям] просто нет», — заявлял Путин чуть больше недели назад, после почти шестичасовых переговоров с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Сложно представить, что мнение российского лидера успело измениться за такой короткий срок — если только Россия не увидела иного способа решить свои задачи по контролю за политикой Украины.